«Бутылочное горлышко». Российскую нефть могут запереть в датских проливах

Возросла угроза перекрытия маршрутов вдоль берегов Дании для судов, перевозящих нефть и нефтепродукты из России, увидели эксперты Института развития технологий ТЭК (ИртТЭК). Об этом говорится в пресс-релизе аналитического центра, имеющемся в распоряжении ИА Регнум.

«После того как Россия сделала ставку на развитие своих нефтяных терминалов на северо-западе, датские проливы превратились в важнейший маршрут для экспорта российской нефти, как и российских грузов в целом», — отмечают эксперт ИртТЭК. Они напоминают: судя по данным Росморречфлота, за семь месяцев этого года общий грузооборот наших портов на Балтике достиг 149 млн тонн. Важная роль балтийских маршрутов делает уязвимыми перед угрозой их перекрытия отдельные страны и даже регионы мира, констатируют аналитики.

Если в датских проливах (а их, напомним, четыре: Малый Бельт, Большой Бельт, Эресунн, или Зунд, и Каттегат) случится «какой-либо форс-мажор», то и без того высокие цены на топливо в мире взлетят ещё выше, отмечают в ИртТЭК. Удорожание нефти, конечно, выгодно России. Но форс-мажоры, столь же очевидно, не идут на пользу бесперебойной продаже одного из главных российских товаров.

Во время Первой и Второй мировой воюющие стороны пытались заблокировать четвёрку датских проливов, а в послевоенных планах НАТО на случай конфликта с СССР также рассматривалось перекрытие этой акватории от подлодок и кораблей Балтфлота. Значение этих узких (всего в несколько морских миль) проходов понимали еще со времен средневековья — недаром замок Эльсинор, где разворачивалось действие «Гамлета», датские короли построили там, где ширина Зунда немногим более двух миль или четырех километров.

Система датских проливов — не только «один из самых загруженных коридоров по транспортировке энергоносителей и других товаров» (о чём напоминают в ИртТЭК), но и одно из самых уязвимых морских «бутылочных горлышек». Общеизвестна зависимость поставок из Чёрного моря от доброй воли Турции, которая владеет выходом из этого почти замкнутого бассейна в Средиземноморье через Босфор и Дарданеллы. Проход военных судов через проливы и особый режим турецкого контроля здесь прописан в отдельном документе — конвенции Монтрё.

Датские проливы — это, по сути, такое же «бутылочное горлышко», открывающее или запирающее выход из Балтики в Северное море. А значит, в Атлантику, и далее, через Гибралтар — в Средиземное море, в Суэцкий канал и Индийский океан. Ситуация с четырьмя скандинавскими проливами уязвимее для России, в сравнении с черноморскими.

Если Босфор и Дарданеллы контролирует известная своим прагматизмом Турция, то здесь один берег «держит» Дания (не только лояльный член НАТО, но одна из наиболее проукраински настроенных стран среди членов альянса), а другой берег принадлежит Швеции — «без пяти минут» члену НАТО, активно поставляющему вооружения Киеву. Северный берег пролива Скагеррак принадлежит Норвегии — «арктическому штыку» альянса.

Отметим, что именно на подходе к проливам, в датских территориальных водах близ острова Борнхольм были подорваны балтийские газопроводы «Северный поток — 1» и «Северный поток — 2».

Для России, на которую оказывают беспрецедентное секционное давление недружественные страны, существуют наиболее высокие риски, отмечают эксперты ИртТЭК. «Формальным предлогом для ограничений прохода танкеров с российской нефтью могут стать претензии по поводу надёжности и способности страховщиков, не входящих в IGP&I, справиться с разливами нефти или другими несчастными случаями», — указывают специалисты.

Поясним: IGP&I — это Международная группа клубов взаимного страхования судовладельцев (International Group of P&I Clubs). Эта влиятельная организация, включающая в себя в том числе страховые компании, которые страховали перевозки морем нефти из России до того, как G7 в декабре прошлого года ввела «потолок цен» на наше топливо. «Потолок», напомним, сделал невозможным дальнейшее сотрудничество российских экспортёров с западными страховщиками и привел к отказу от их услуг. А теперь это же обстоятельство, как полагают эксперты ИртТЭК, может быть использовано Западом в геополитической борьбе с Россией.

Одним из средств в этой опосредованной войне может стать перекрытие потоков нашего нефтяного экспорта — под благовидным предлогом.

Режим датских проливов как свободных вод прописан в документах, ещё более старых, чем конвенция Монтрё. Еще в 1857 году Копенгагенская конвенция отменила «Зундские пошлины», которые двести лет взимало Датское королевство за проход через проливы, и провозгласила свободу коммерческой перевозки. Но, как уже говорилось выше, это не мешало пытаться во время войн полностью закупорить Балтику.

Поставки нефти из России сократились до минимума с января 2023 года, а поставки нефтепродуктов достигли наименьшего показателя за 15 месяцев, сообщило в конце прошлой Bloomberg со ссылкой на данные компании Vortexa, отслеживающей мировые грузоперевозки. Как поясняет РБК, источники Bloomberg увязывают это не только с сезонным ростом спроса на нефть внутри России (за счёт сокращения её добычи на аналогичную величину до конца года), но и с негативными последствиями от упомянутого выше потолка цен.

Сейчас Запад, скорее всего, не решится пойти на радикальные меры, полагает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) и Финансового университета Станислав Митрахович. «Закрытие потоков — это не основной вариант, поскольку он походит на блокаду России, — пояснил Митрахович ИА Регнум. Такую блокаду очевидно не поддержат страны, которые торгуют с Россией. Это будет выглядеть как действия Запада против мировой торговли с участием Глобального Юга. «Для Запада это будет серьёзный стресс в отношениях с Глобальным Югом, и он не может запретить Югу и Востоку торговать с Россией вообще. Как и запретить, например, страхование судов, оформленное где-нибудь в странах Восточной Азии или Ближнего Востока», — указывает эксперт.

Ведь такое развитие событий будет означать неизбежный дефицит энергоносителей и резкий рост цен на них, в первую очередь — в странах, в которые сейчас поступают российские объёмы, перевозимые через Балтийское море.

Но полностью исключать вероятность эскалации не следует, предупреждает Митрахович. России следует рассматривать любые сценарии, полагает он.

Четыре датских пролива частично относятся к территориальным водам Дании и Швеции, а резолюции Комитета по безопасности на море Международной морской организации (ИМО) могут ввести определенные ограничения в тот свободный график прохода, который прописан еще в Копенгагенском трактате. На это ИА Регнум указала управляющий партнёр адвокатского бюро «Юсланд» Елена Легашова.

«В текущей ситуации нельзя полностью исключить риск введения ограничений прохода через проливы для отдельных стран, — делится адвокат. — Правомерность ограничений будет зависеть от конкретных оснований и порядка их введения».

Россия в случае перекрытия торговых путей, вне всяких сомнений, может пойти на военную эскалацию, если возникшая ситуация поставит её в положение безысходности. Как ранее пояснял ИА Регнум военный аналитик из Калининграда Юрий Зверев, развёртывание в нашем балтийском эксклаве берегового ракетного комплекса «Бастион» позволяет держать под контролем и вход в Балтийское море — датские проливы. Запад всё-таки опасается эскалации в Европе, отмечает Митрахович.

Но как бы то ни было, параллельно необходимо искать альтернативные варианты экспорта ключевых товаров. И Россия занимается этим, подчёркивает он. «Мы это делаем, просто невозможно за пару лет запустить Северный морской путь или ещё что-нибудь, — рассуждает собеседник ИА Регнум. — Идёт постепенная работа в этом направлении».

«Исходя из текущего положения вещей, подобного рода перекрытие приведёт к тому, что с мирового рынка удалится более миллиона баррелей нефти в сутки, а это просто вызовет панику. Как это бывает, можно посмотреть, вспомнив нефтяные котировки первой половины прошлого года», — убеждён заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов.

Причём эксперт полагает, что в такой ситуации Россия может и не проиграть. «Часть нашей нефти уйдёт с мирового рынка из-за такого поведения, но мы выиграем за счёт того, что каждый отдельно взятый баррель будет стоить гораздо дороже, — рассуждает собеседник ИА Регнум. — А если дефицит будет ярко выраженным, то может произойти кратный рост цен».

Возникнет проблема с накоплением запасов нефти, со сложностями «переброски» объёмов на другие порты. Через два основных нефтеналивных порта на северо-западе страны — Усть-Луга и Приморск — экспортируется около 60 миллионов тонн в год, тогда как добывается в России 550 миллионов. При этом мощности других российских портов довольно ограничены. И это только нефть, без учёта дизельного топлива, которое тоже очень востребовано на рынке, отмечает Фролов.

И если Россия лишится возможности отгружать на мировой рынок существенную долю своих энергоносителей из-за перекрытия датских проливов, самые болезненные последствия ожидают вовсе не её, отмечает эксперт. «Для нас это создаст известные сложности, но положение, в котором окажутся экономики стран Запада, будет гораздо хуже», — убеждён Фролов.

regnum.ru

Прогноз биржевых цен на 30 августа 2023

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Мишустин: ЕАЭС существенно обгоняет Евросоюз по темпам роста ВВП (Видео)
Большая Евразия становится одним из центров нового многополярного мира. Здесь сосредоточены интересы всех крупнейших мировых игроков, появляются новые точки экономического роста. Об этом заявил премьер-министр Михаил Мишустин. Он провел стратегическую сессию по евразийской интеграции в многополярном мире.
Как паводки повлияли на добычу нефти в Казахстане (Видео)
В Казахстане планируют пробурить больше 80 скважин для поиска нефти. Накануне об этом сообщил вице-министр энергетики Асхат Хасенов. Добыча нефти с каждым годом сокращается. В качестве примера Хасенов привёл месторождения в Кызылординской области.