ExxonMobil придется отвечать России за работу на Сахалине

11 июня 2015, 10:40

Крупный нефтегазовый проект «Сахалин-1», чьим оператором выступает американская ExxonMobil, рискует повторить судьбу «Сахалина-2», вокруг которого в 2006 году развернулся масштабный скандал. В правительстве будут обсуждаться итоги проверок проектов: в отношении «Сахалина-1» возникли серьезные вопросы к выполнению оператором условий лицензии на добычу. Для «Сахалина-2» в 2006 году экологические претензии вылились в переход контроля от иностранных инвесторов к «Газпрому». Сейчас власти РФ в первую очередь хотят получить инструмент давления на ExxonMobil, которая в суде требует возврата части выплаченных налогов и изменения схемы их взимания.

Сегодня у вице-премьера Аркадия Дворковича пройдет совещание, на котором будут обсуждаться «предварительные итоги» проверок Роснедрами «Сахалина-1» и «Сахалина-2», реализующихся на основании соглашений о разделе продукции (СРП). Как утверждают источники, «есть серьезные вопросы по поводу исполнения лицензии на добычу» к ExxonNeftegaz (структура американской ExxonMobil), но не к Sakhalin Energy (оператор «Сахалина-2»). О чем именно идет речь, собеседники газеты не уточняют. Представители вице-премьера, Минприроды и компаний вчера от комментариев отказались.

«Сахалин-1» (по 30% у ExxonMobil и японской Sodeco, по 20% — у «Роснефти» и индийской ONGC) — проект разработки нефтегазовых месторождений Чайво, Одопту и Аркутун-Даги на шельфе Сахалина. Доказанные запасы по PRMS составляют 57,3 млн нефти и 140 млрд кубометров газа. Добыча нефти в 2014 году составила 7,6 млн тонн, газа — 10,1 млрд кубометров (в основном закачивается в пласт). «Сахалин-2» (у «Газпрома» — 50% плюс одна акция, у Shell — 27,5% минус одна акция, у японской Mitsui — 12,5%, у Mitsubishi — 10%) — проект разработки Пильтун-Астохского и Лунского месторождений на шельфе Сахалина. На базе проекта действует СПГ-завод мощностью 9,6 млн тонн в год. В 2014 году добыча нефти в рамках «Сахалина-2» составила 5,3 млн тонн, газа — 17,6 млрд кубометров.

По словам одного из собеседников, проверка была внеплановой, скорее всего с целью «найти основания для возможных претензий». Инструмент давления понадобится в ходе переговоров правительства и ExxonMobil по поводу процесса в Стокгольмском арбитраже, куда американская компания подала иск к России в конце марта. ExxonMobil добивается возврата около $500 млн налогов, поскольку с 2009 года в России действует ставка налога на прибыль в размере 20%, тогда как проект продолжал платить прежние 35%. Российские власти переплату не признают. В конце апреля Минфин заявлял, что иск ExxonMobil основан на «избирательном толковании СРП в отрыве от других его положений и экономической логики».

Урегулировать вопрос во внесудебном порядке не удалось. 18 марта, для этого в Москву приезжал глава ExxonMobil Рекс Тиллерсон, который встречался с Аркадием Дворковичем и министром финансов Антоном Силуановым. «Но ему было сказано, что Россия ничего не должна и будет отстаивать свою позицию»,— говорит один из собеседников. Государственная «Роснефть» в конфликте поддерживает ExxonMobil (компании являются стратегическими партнерами и по другим шельфовым проектам, но из-за санкций работы приостановлены): в мае глава компании Игорь Сечин говорил, что «в принципе мы с ними занимаем одну и ту же позицию».

Источники, знакомые с текстом СРП «Сахалина-1», говорят, что документ позволяет разорвать соглашение в «случае приостановки разработки». «Но тут довольно широкая трактовка, любую претензию можно при желании подогнать под основания для отзыва лицензии»,— считает один из собеседников. Возможные претензии могут быть связаны с тем, что, добывая 10,1 млрд кубометров газа в год, «Сахалин-1» большую часть закачивает в пласт,— консорциум не может договориться с «Газпромом» об условиях продажи. «Роснефть» и ExxonMobil ведут переговоры о строительстве СПГ-завода для переработки газа, но тут уже мешает «Газпром», который не согласовывает доступ к своему газопроводу, необходимому для реализации проекта.

Это не первый громкий конфликт вокруг сахалинских проектов. В 2006 году к ходу реализации «Сахалина-2» предъявила претензии Генпрокуратура, а в 2006 году Минприроды отозвало экологическую экспертизу проекта, то есть фактически остановило его. По итогам проверок Росприроднадзор заявил об ущербе экологии на $50 млрд, в Счетной палате говорили о невыгодных условиях соглашения. Тогда объясняли проблемы «Сахалина-2» желанием России получить контроль в проекте. Так и вышло — уже к концу 2006 года «Газпром» приобрел 50% и одну акцию Sakhalin Energy за $7,45 млрд.

Впрочем, и экспертов, ситуация вокруг «Сахалина-1» пока не столь серьезная — о вытеснении ExxonMobil из проекта речи не идет. Глава группы «Шельфовые проекты» «Пепеляев Групп» Павел Кондуков поясняет, что, если основания прекращения, приостановления и ограничения права пользования недрами не урегулированы в СРП «Сахалин-1», есть риск применения закона «О недрах». В этом случае для отзыва лицензии может быть много оснований, добавляет юрист, например нарушение пользователем недр существенных условий лицензии, под которыми можно понимать многое. Окончательное решение за Роснедрами — именно это ведомство может принять решение об отзыве лицензии, ее приостановке или каких-либо ограничениях. Но, по мнению господина Кондукова, радикальные меры в данной ситуации вряд ли возможны, поскольку иностранные компании обычно тщательно следят за соблюдением условий лицензий, особенно после истории вокруг «Сахалина-2». Кроме того, это может быть негативно воспринято иностранными инвесторами, особенно в текущей ситуации оттока инвестиций, считает юрист.

kommersant.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Обзор торгов на площадке eOil на 24.01.18
Рынок находится в падающем  тренде 5 дней. Индикатор MACD поддерживает тренд.
Давос: итоги первого дня форума (Видео)
В первый день Форума в Давосе политики были осторожны в заявлениях. Индийский премьер Нарендра Моди призвал бизнес быть социально-ответственным. А мировых лидеров — переосмыслить роль глобальных институтов.