Иран и Россия стремятся создать глобальный газовый картель
02 September 2022, 12:45

Российско-иранский альянс стремится контролировать как можно больше элементов в двух основных составляющих глобальной матрицы газовых поставок. «Газ — идеальный продукт для перехода от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии, поэтому контроль над большей частью глобальных поставок газа станет ключом к влиятельному положению на энергетическом рынке в течение следующих десяти-двадцати лет», — сказал высокопоставленный источник, тесно сотрудничающий с Министерством нефти Ирана. На тему пишет Саймон Уоткинс для Oilprice.com

Меморандум о взаимопонимании (MoU) на сумму $40 млрд, подписанный в прошлом месяце между «Газпромом» и Национальной Иранской нефтяной компанией (NIOC), — важный шаг, позволяющий России и Ирану реализовать давний план и стать основными участниками глобального газового картеля, подобного ОПЕК на рынке нефти. Опираясь на существующий Форум стран-экспортеров газа (ФСЭГ), этот «газовый ОПЕК» позволит контролировать значительную долю мировых запасов газа и регулировать цены на него в ближайшие годы. Занимая первую и вторую позиции в списке стран с крупнейшими мировыми запасами газа — Россия с чуть менее 48 трлн кубометров и Иран с почти 34 трлн кубометров, — две страны имеют все возможности создать такую структуру.

Российско-иранский альянс, о чем свидетельствует подписанный многосторонний меморандум о взаимопонимании между «Газпромом» и NIOC, хочет контролировать как можно больше элементов в двух основных составляющих глобальной матрицы газовых поставок — в трубопроводных поставках газа по суше и в морских поставках СПГ. После подписания в Тегеране меморандума о взаимопонимании между «Газпромом» и NIOC Хамид Хоссейни, председатель Союза экспортеров нефти, газа и нефтехимической продукции Ирана, заявил:

«Теперь русские пришли к выводу, что потребление газа в мире будет расти, а потребление СПГ уже выросло, и в одиночку Россия не в состоянии удовлетворить мировой спрос, поэтому газовой конкуренции [между Россией и Ираном — авт.] больше нет места».
Он добавил:

«Победителями в конфликте России и Украины вышли Соединенные Штаты, хотя касается он и европейского рынка, поэтому если Иран и Россия снизят влияние США на рынках нефти, газа и товарном рынке, работая вместе, это пойдет на пользу обеим странам».

Меморандум о взаимопонимании между «Газпромом» и NIOC, проанализированный OilPrice.com, содержит четыре ключевых договоренности, направленные на создание «газовой ОПЕК». Первая из них — обещание российского государственного газового гиганта [«Газпрома» — пер.] оказать NIOC всестороннюю помощь в разработке газовых месторождений Киш и Северный Парс на сумму $10 млрд с тем, чтобы нарастить на них добычу до 10 млн кубометров газа в день. Вторая договоренность по созданию «газового ОПЕК» — оказание «Газпромом» всесторонней помощи в реализации проекта стоимостью $15 млрд по повышению давления на сверхгигантском газовом месторождении Южный Парс на морской границе между Ираном и Катаром. Третья — «Газпром» окажет помощь в завершении ряда СПГ-проектов и в строительстве экспортных газопроводов. Четвертая договоренность — Россия постарается привлечь другие крупные газовые державы Ближнего Востока присоединиться к постепенному становлению «Газового картеля ОПЕК», рассказал высокопоставленный источник, который тесно сотрудничает с Министерством нефти Ирана.

«Газ — идеальный продукт для перехода от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии, поэтому контроль над большей частью глобальных поставок газа станет ключом к влиятельному положению на энергетическом рынке в течение следующих десяти-двадцати лет, как в меньшем масштабе мы наблюдаем это в положении России на европейском газовом рынке», — добавил он.

Если смотреть «сверху вниз», альянс Россия-Иран стремится заручиться любой поддержкой для «газового ОПЕК» со стороны крупных ближневосточных производителей, которые, как считается, не определились с привязкой к политической оси — Россия-Иран-Китай или США-Европа-Япония. Например, Катар с третьими по величине в мире запасами газа (чуть менее 24 трлн кубометров), являющийся крупнейшим в мире поставщиком СПГ, Россия и Иран давно рассматривают как главного кандидата для вступления в газовый картель, учитывая, что Катар разделяет с Ираном основной источник своего процветания — сверхгигантские залежи газа [в Персидском заливе — пер.] площадью 9,7 тыс. кв. км и уровнем запасов не менее 51 трлн куб. м газа и 50 млрд баррелей газового конденсата. Иран обладает исключительными правами на 3,7 тыс. кв. км данного участка — это месторождение «Южный Парс» с запасами около 14 трлн куб. м газа, а на оставшихся 6 тыс. кв. км катарского «Северного месторождения» находится 37 трлн куб. м газа.

В 2017 году Тегеран и Доха подписали новое соглашение о сотрудничестве на газовых залежах [Персидского залива] и за их пределами, что подробно проанализировано в последней книге Саймона Уоткинса о мировых нефтяных рынках. С тех пор Катар пытался избежать разногласий с обоими политическими блоками. Так, в начале этого года эмир Катара, шейх Тамим бен Хамад Аль Тани посетил Белый дом, а в марте встретился с министром экономики Германии Робертом Хабеком, причем в ходе визита обсуждалось, как Катар может помочь смягчить запрет на поставку российского газа в Европу. Однако до этих визитов Катар заключил множество долгосрочных соглашений о поставках СПГ с Китаем, что вызвало значительную озабоченность Вашингтона (и визит Аль Тани в США в январе).

Помимо необходимости хороших отношений между Катаром и Ираном для обеспечения работы на газовых месторождениях [в Персидском заливе], Россия и Иран видят еще одну уязвимость в политической позиции Дохи, которую можно использовать для создания «газового ОПЕК», — неприязнь Катара к своему соседу Саудовской Аравии. Катарский дипломатический кризис с 2017–2021 гг. был организован Саудовской Аравией, изначально активно поддерживался ОАЭ, Бахрейном и Египтом, позже — Иорданией, Ливией и другими небольшими государствами. Катар об этом никогда не забывал, как и о помощи Дохе, оказанной Ираном и Россией лично и через Турцию.

Вместе на Россию, Иран и Катар приходится чуть менее 60% мировых запасов газа, и именно эти три страны сыграли важную роль в создании ФСЭГ, 11 членов которого контролируют 71 процент мировых запасов газа, 44% газового рынка, 53% мировой сети газопроводов и 57% экспорта СПГ. Долгосрочная миссия Форума, согласованная в Москве, следующая:

«Повышение роли ФСЭГ на мировой энергетической арене в целях поддержки суверенных прав стран-членов Форума на их ресурсы природного газа, максимизации их доходов на благо их граждан и содействие координации в области развития мировой энергетики для глобального устойчивого развития и энергетической безопасности».
Не раз звучали инициативы по усилению сотрудничества между членами ФСЭГ, чтобы Форум стал столь же влиятельным на газовом рынке, как ОПЕК — на нефтяном в свое время (до того, как в 2014–2016 годах Саудовская Аравия развязала ценовую войну против американской сланцевой нефти и проиграла). В октябре 2008 года чиновники из России, Ирана и Катара встретились в Тегеране, чтобы обсудить трехстороннее сотрудничество и возможность формирования картеля стран-экспортеров газа, аналогичного ОПЕК. Главной причиной, почему эта идея не была полностью реализована, стало нежелание Катара привязать себя к российско-иранскому альянсу, а это означало, что «мобильная» часть мировых газовых цепочек поставок — СПГ — осталась вне контроля Москвы и Тегерана. Да, Иран обладает достаточными газовыми ресурсами, чтобы в конечном итоге стать сверхдержавой по производству СПГ, и часть сделки «Газпрома» и NIOC направлена на то, чтобы это произошло, но также верно, что планы эти реализуемы в средне-, а то и долгосрочном периоде.

Однако и в краткосрочной перспективе нежелание Катара вступать в «газовый ОПЕК» может угаснуть. Важная особенность экономических планов Дохи — сохранять положение СПГ-экспортера № 1 в мире (недавно, хоть и ненадолго, пошатнувшееся), и с этой точки зрения долгосрочные контракты на поставку газа с Китаем чрезвычайно важны для Катара. Первым контрактом, который оказался в итоге шаблонным для последующих сделок, стал 10-летний договор купли-продажи между China Petroleum & Chemical Corp. (Sinopec) и Qatar Petroleum в объеме 2 млн тонн СПГ ежегодно. После него Катар подписал соглашения о поставках СПГ с иранскими, а также китайскими и российскими партнерами, с Пакистаном. В частности, Qatar Petroleum и Пакистанская государственная нефтяная компания заключили 10-летний контракт о поставках до 3 млн тонн СПГ в год в ряд портов Пакистана. Это соглашение основано на сделке 2016 года между Катаром и Пакистаном на поставки последнему 3,75 млн тонн СПГ в год, и примерно в то же время аналогичную сделку с Катаром заключил близкий союзник Пакистана Бангладеш.

oilcapital.ru

Прогноз биржевых цен на 2 сентября 2022

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Иран и Россия стремятся создать глобальный газовый картель
Россия и Иран закладывают фундамент для будущего газового картеля.
Германия и Венгрия начали тратить запасы газа из подземных хранилищ
Несколько стран Евросоюза начали использовать газ из подземных хранилищ на фоне приостановки «Северного потока»