Крупнейшее месторождение «Газпрома» на шельфе могут законсервировать из-за санкций США
10 August 2015, 12:00

«Газпром», который до сих пор западные санкции почти не затрагивали, впервые попал под удар: США добавили в свой черный список его Южно-Киринское газоконденсатное месторождение на шельфе Сахалина. Американским компаниям запрещается поставлять оборудование для этого проекта, что ставит под вопрос не только его судьбу. Если освоение Южно-Киринского будет остановлено и газ с него не поступит на СПГ-завод «Сахалина-2», под угрозой может оказаться реализация и этого проекта, и стратегическое сотрудничество «Газпрома» с англо-голландской Shell.

Американский правительственный вестник Federal Register сообщил об очередном расширении санкций США против России. На этот раз в санкционный список впервые внесено конкретное месторождение — Южно-Киринское газоконденсатное на шельфе Охотского моря (принадлежит «Газпрому» и входит в число блоков проекта «Сахалин-3»). До сих пор под санкциями была только добыча трудноизвлекаемой нефти, нефти в Арктике и на шельфе на глубине свыше 150 м (глубины Южно-Киринского — 30-320 м). Расширение санкций на месторождение США объяснили тем, что, «как сообщалось, там находятся значительные запасы нефти». «Экспорт, реэкспорт и трансфер всех позиций, подлежащих экспортному контролю, для месторождения без предварительного получения лицензии от Бюро промышленности и безопасности (BIS), по мнению правительства США, содержат риски нарушения санкций»,— отмечается в Federal Register.

«Значительных» доказанных запасов нефти на Южно-Киринском нет: по данным госкомиссии по запасам, там числится лишь 6 млн тонн нефти по С1 и С2 при 636 млрд кубометров газа по С1 и С2 и 97 млн тонн конденсата. Но формальным поводом для правительства США могло стать заявление главы Минэнерго РФ Александра Новака, сделанное в апреле. Тогда он объявил, что запасы нефти Южно-Киринского по С1 и С2 — 464 млн тонн, но уже на следующий день глава Минприроды Сергей Донской уточнил, что коэффициент извлечения нефти на месторождении — 0,1%, так что о масштабной добыче речи идти не может.

Впрочем, по сути мишенью новых санкций является не нефтяная, а газовая отрасль. Санкции распространяются на «конечных потребителей», таким образом, под ударом впервые оказался газовый сектор и «Газпром» как покупатель оборудования для освоения Южно-Киринского. До этого меры вводились против НОВАТЭКа (Минфин США 16 июля 2014 года запретил предоставлять компании финансирование сроком более чем на 90 дней), но речь шла о финансовых ограничениях, а не о поставках оборудования. Европейские страны при обсуждении санкций с Вашингтоном очень настаивали на том, чтобы газовая сфера не была затронута, поскольку опасались, что это может вызвать ответные меры Москвы. Теперь этот рубеж перейден (пусть и в отношении месторождения, поставки с которого в Европу никогда не планировались).

В отличие от НОВАТЭКа для «Газпрома» отсутствие западных кредитов не стало бы существенной проблемой. Но запрет США на продажу компании техники для подводного бурения, аналогов которой нет в России, грозит остановкой освоения Южно-Киринского. Месторождение планировалось запустить в 2019 году с выходом на пиковую добычу газа в 16 млрд кубометров в 2023-2024 годах. Пока там пробурены шесть разведочных скважин, в дальнейшем разрабатывать его предполагалось с помощью подводных добычных комплексов как из-за большой глубины, так и из-за сложной ледовой обстановки. Тендер на выбор поставщика оборудования не проводился, но им могла стать американская FMC Technologies, которая уже работает на соседнем Киринском месторождении газа. Аналогичное оборудование производят также Cameron и GE Subsea из США, а также норвежская Aker.

Точечные санкции против Южно-Киринского ставят под удар и стратегическое сотрудничество «Газпрома» с англо-голландской нефтегазовой компанией Shell, которая в начале августа объявила, что обсуждает свое вхождение в «Сахалин-3» (четыре шельфовых блока в Охотском море — Киринский, Венинский, Айяшский и Восточно-Одоптинский). Остановка разработки Южно-Киринского ставит под вопрос и реализацию масштабного проекта «Газпрома» по расширению на 5 млн тонн СПГ-завода проекта «Сахалин-2». «Сахалин-3» должен был стать ресурсной базой для этой очереди завода, и «Газпром» уже договорился о вхождении Shell в проект, 18 июня компании подписали меморандум. Тогда же стороны договорились об участии Shell в чрезвычайно важном для «Газпрома» проекте экспортного газопровода Nord Stream-2 и глобальном обмене активами. Вхождение Shell в проект является ключевым для Nord Stream-2, а сама труба позволит «Газпрому» отказаться от транзита газа через Украину, чем недовольны как в Вашингтоне, так и в Брюсселе.

Изменятся ли теперь планы сторон и параметры сделки, в компаниях не комментируют. В Shell лишь отметили, что «взаимодействуют с релевантными государственными органами, чтобы действовать в соответствии со всеми торговыми мерами и санкциями». «Мы продолжаем вести бизнес в РФ и ценим наши отношения с российскими бизнес-партнерами»,— заявили там.

«Газпром» подобных заявлений не делал.

Монополии понадобится как минимум одна-две недели, чтобы оценить ущерб от ситуации, провести совещания и юридические консультации. Но уже сейчас понятно, что без импортного оборудования разработка Южно-Киринского невозможна, говорят они. Расширение СПГ-завода «Сахалина-2» за счет других участков «Сахалина-3» нереально, их разработка находится на стадии, «близкой к нулевой». В то же время в Кремле сохраняют оптимизм. Как отметил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, «нельзя говорить, что санкции никак не влияют, но говорить о том, что санкции могут как-то сказываться на тех или иных отраслях экономики России в целом, не приходится». «Мы не считаем действия США удачными, легитимными, а главное — дальновидными»,— добавил он.

Валерий Нестеров из Sberbank Investment Research признает, что Южно-Киринское месторождение было главным фактором, определяющим реализацию проекта расширения «Сахалина-2». В то же время, считает эксперт, возможности для этого остаются: Южно-Киринское можно внести в «Сахалин-2» или, например, договориться о закупках сырья на «Сахалине-1» (СРП-проект американской ExxonMobil, «Роснефти», японской Sodeco и индийской ONGC, переговоры длятся уже много лет, но пока не привели ни к каким результатам). По словам господина Нестерова, проект разработки Южно-Киринского изначально был сильно уязвим по причине использования только западного оборудования, «так что США быстро нащупали его слабое место». Если «Газпром» не сможет найти газ для третьей очереди «Сахалина-2» и откажется от его реализации, Штаты избавятся от конкурента на рынках СПГ в странах АТР. Но, говорит эксперт, санкции бьют не только по российским компаниям, но и «должны вызывать раздражение» у иностранных партнеров России, так как вредят их стратегическим планам.

kommersant.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Российскому заводу СПГ на Балтике нашли генподрядчика
Будущему заводу СПГ в районе Усть-Луги на Балтике нашли генподрядчика.
Минприроды сообщило о значительном снижении запасов нефти в России
Минприроды: запасы нефти в России за десять лет снизились почти на треть