Как «Татнефть» и «Газпром» выпрашивали льготы у Минфина
08 February 2024, 13:49

Качать «трудную» нефть без господдержки слишком дорого, а в Татарстане это уже 80% добычи

«Без поддержки государства дальнейшее развитие проектов просто невозможно!» — били тревогу накануне нефтяники на круглом столе в Совете Федерации. На совещании «Татнефть» и «Газпром нефть» заявили минфину и сенаторам, что готовы вести новые проекты по добыче так называемой трудной нефти, но только если будут «налоговые стимулы». Пока их нет, и в текущих реалиях проекты экономически нерентабельны. При этом с каждым годом доля трудноизвлекаемых запасов растет, тема особенно актуальна для Татарстана, где уже 80% добычи приходится на «трудную» нефть. О том, как минфин отбивался от просьб расширить льготы, а малые нефтяники хотели «здоровья и процветания», как у «Роснефти», — в материале «БИЗНЕС Online».

Эффективных технологий и оборудования для «трудной» нефти пока нет

Вопросам сырьевого сектора вчера посвятили в Совете Федерации сразу два мероприятия. Получился этакий «день нефти и газа» в верхней палате парламента. Но «Открытый диалог» с вице-премьером РФ Александром Новаком, несмотря на яркую вывеску и спикера СФ Валентину Матвиенко в роли модератора, вышел в итоге менее интересным, чем, казалось бы, скромный круглый стол по добыче трудноизвлекаемых запасов нефти и газа. Пока Матвиенко радовалась выстроенной, невзирая на санкции, «дружественной» географии поставок нефти, а Новак докладывал об устранении дефицита бензина, на круглом столе обсуждали пока еще не решенные проблемы. Например, несовершенство законодательства, недостаточную поддержку от государства и нехватку оборудования. Но обо всем по порядку.

Начали встречу с позитива. Добыча нефти в январе 2024-го принесла в бюджет в виде налогов и пошлин 779,8 млрд рублей, добыча газа — 173,3 миллиарда. Совокупные нефтегазовые доходы казны России выросли в январе в 1,6 раза по сравнению с тем же месяцем прошлого года, отметил заместитель председателя Совфеда по экономической политике Юрий Федоров. Впрочем, если сравнивать с декабрем 2023-го, доходы бюджета снизились на 30%. Больше того, по сравнению с прогнозом минфина бюджет РФ в январе недобрал 122,2 млрд рублей.

Как отметил сенатор Федоров, разработка трудноизвлекаемых запасов нефти (так называемые ТРИЗы) — это одна из главных проблем в нефтегазовой отрасли. Потому что эффективных технологий и оборудования для добычи такого сырья нет, не стал скрывать спикер. Забегая вперед, вопрос добычи «трудной» нефти как никогда актуален и для Татарстана.

По оценке «Татнефти», потенциальные запасы сверхвязкой нефти в республике — 7 млрд тонн. Чтобы ее добывать, нужны разработки и дополнительные траты. При этом ранее федеральные власти отменили льготы по добыче на сверхвязких и выработанных месторождениях. Из-за этого решения бюджет РТ только в 2021-м потерял 31,3 млрд рублей. Из позитивного: с 1 января 2024 года налог на дополнительный доход от добычи (НДД) стал действовать в отношении месторождений со сверхвязкой нефтью, как просила «Татнефть».

Господдержка и стимулирование добычи трудноизвлекаемых запасов нефти и газа — это необходимое условие для стабильной экономики, подчеркнул сенатор и призвал создать «благоприятные условия» компаниям, которые занимаются данной добычей, чтобы они могли параллельно инвестировать в науку и технологии. Как показала беседа, пока таких условий, по мнению компаний, нет.

Как минэнерго просило льготы для нефтяников…

Сейчас больше половины добываемой нефти в России — трудноизвлекаемая, рассказал заместитель директора департамента нефтегазового комплекса министерства энергетики РФ Роман Кабаков. В структуре запасов доля ТРИЗов ежегодно растет, за последние 10 лет она выросла более чем на 4 млрд тонн. При этом добывается каждый год около 160 млн тонн.

Чтобы вовлекать в разработку месторождения с «трудной» нефтью, кабмин продумал меры поддержки. В частности, Кабаков отметил опытно-промышленные полигоны, где компании могут тестировать свои технологии в области добычи. Преимущества в том, что платить за пользование недрами не нужно, жестких требований по уровню добычи нет, а оформлять документацию проще. Выдано «уже 12 лицензий», а планируемое финансирование работ только по этим лицензиям превысит 30 млрд рублей, заметил представитель минэнерго. Правда, чуть позже красивую картину подпортил президент союза нефтегазопромышленников России Генадий Шмаль.

«Пока полигоны — это больше разговоры, — отметил Шмаль. — Ну вот полигон „Бажен“ (речь о федеральном проекте, который предусматривает добычу на Баженовской свите в Югре, — прим. ред.). 10 лет занимаемся, а что сделали? Ну никакой технологии добычи нефти из „Бажена“ пока нет! Все изучаем, смотрим. Технология американская нам не подойдет. Но какая-то технология должна же быть!» Полигон нужен, чтобы испытывать оборудование, но его нет, добавил Шмаль.

Что касается налоговых мер, для стимулирования добычи введены льготы по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ), а с 2024 года НДД действует для месторождений с вязкой и сверхвязкой нефтью. Что еще можно сделать? Дальше нужно совершенствовать налоговую систему и «расширять периметр НДД». Проще говоря, министерство просило больше льгот для нефтяников. Например, распространить «в обозримом будущем» НДД на запасы, добываемые с использованием методов увеличения нефтеотдачи (МУН). Речь о той самой «трудной» нефти.

Мнение минэнерго о том, что нужно расширять льготы, поддерживают все нефтекомпании, как бы подчеркнул сенатор Федоров для следующего спикера — директора департамента анализа эффективности преференциальных налоговых режимов минфина РФ Дениса Борисова.

Шмаль, говоря о налоговой политике для нефтяников, станет негодовать: «Даже говорить не буду, уже язык устал. Потому что при той налоговой системе, которая есть, мы ничего не добьемся в плане того, чтобы поддержать малый бизнес, разработку ТРИЗов и так далее».

… а минфин отбивался

Впрочем, минфин сразу дал понять, что торопиться с расширением льгот не планирует, и предложил для начала определиться, а что вообще такое ТРИЗ. В России до сих пор четко не определено, какие запасы считать трудноизвлекаемыми, а какие нет. С учетом технологического прогресса на некоторых месторождениях, где раньше нефть была «трудной», теперь добыча не вызывает особых сложностей, заметил чиновник министерства. Еще подчеркнул, что в одних экономических условиях залежи рентабельные, в других — уже нет. И как бы между делом заметил, что в 2024 году расходы бюджета на поддержку добычи «трудной» нефти оцениваются в сумму около 2 трлн рублей. Немало.

При этом в рамках НДД уже добывается больше половины всей нефти, что «естественно, достаточно много», отдельно отметил представитель минфина и заключил: «Мы готовы рассматривать перевод на НДД (но с учетом необходимости сохранить базовые доходы бюджета в связи с ростом расходов) на 2027-й». Проще говоря, до 2027 года нефтяникам не стоит рассчитывать на расширение льгот.

«Мы записали: 2027-й! Три года…» — не без грусти в голосе отреагировал Федоров, видимо переживавший за нефтяников.

Сами нефтяные компании подчеркивали, что льготы им нужны не через три года, а как можно скорее. Ольга Чебышева, которая возглавляет в «Газпром нефти» блок по внедрению химических методов увеличения нефтеотдачи (ХМУН), отметила, что российские компании уже протестировали свои наработки, но массовая добыча с использованием ХМУН не стартует, потому что это экономически нерентабельно в «текущей налоговой системе». Капитальные затраты при добыче «трудной» нефти в 2–3 раза выше, чем на обычных месторождениях, указала Чебышева и отметила, что для удешевления сделано все возможное. Проблема в высокой стоимости специализированной химии.

«„Газпром нефть“ готова к запуску крупных инвестиционных проектов по ПАВ-полимерному заводнению (относится к ХМУН — прим. ред.) при появлении налоговых стимулов», — говорилось в презентации, которую показали залу.

«Татнефть»: С нынешними ценами и налогами добывать «трудную» нефть нерентабельно

В том же ключе выступила и «Татнефть». Чтобы добыча «трудных» запасов была экономически рентабельной, нужна долгосрочная господдержка, подчеркнул в своем выступлении замначальника департамента разработки месторождений «Татнефть-добычи» Азат Лутфуллин. Как отметил спикер, 81% всей текущей добычи компании приходится на ТРИЗы. Это сверхвязкая нефть и сырье из пластов с высокой выработанностью. И потому для «Татнефти» освоение «трудных» запасов — это «именно вынужденная мера». А с учетом значения нефтянки для Татарстана рентабельная ресурсная база критически важна.

Технология ПАВ-полимерного заводнения, которая применяется на сложных месторождениях, — это сложный и затратный процесс, подчеркнул представитель «Татнефти». Но тиражировать технологию надо уже сейчас. Широкое использование такого заводнения в Татарстане дополнительно даст 200 млн т нефти, что равносильно открытию нового месторождения, следовало из презентации. Проблема в том, что в текущих «ценовых и налоговых реалиях» промышленное внедрение будет для «Татнефти» нерентабельным. «Это связано с необходимостью приобретения дорогостоящих химических реагентов в большом объеме и [высоким] уровнем налоговых отчислений», — пояснил докладчик.

По итогам 2021 года у «Татнефти» была самая высокая налоговая нагрузка среди вертикально интегрированных нефтяных компаний, отметили источники в нефтяной компании Татарстана. Удельная налоговая нагрузка на одну тонну нефти для «Татнефти» составила 22,8 тыс. рублей, для «Лукойла» — 19,1 тыс. рублей, для «Роснефти» — 18,9 тыс. рублей, для «Газпром нефти» — 18,6 тыс. рублей.

Что касается добычи сверхвязкой нефти (СВН), здесь стоимость оборудования и удельные затраты на подъем и перекачку в 2 раза выше, чем при обычной добыче, текущий ремонт скважин дороже втрое, а капитальные затраты (СAPEX) на одну скважину в 5 раз больше, чем для обычной. «Без поддержки государства дальнейшее развитие этих проектов просто невозможно. <…> Текущие залежи СВН дорабатывают свое, мы стараемся поддержать добычу, применяя методы увеличения нефтеотдачи, но этого недостаточно», — пояснил спикер.

Предложения «Татнефти» звучали так:

  • Профильным министерствам и ведомствам совместно с нефтяными компаниями определить меры госстимулирования при добыче с использованием ХМУН и вводе перспективных залежей сверхвязкой нефти.
  • Рассмотреть предлагаемые правки в НК РФ (конкретные правки представлены не были) в отношении налогового стимулирования ХМУН.
  • Возобновить проработку господдержки ввода в разработку новых залежей сверхвязкой нефти.

Федоров призвал «Татнефть» не торопиться с тем, что добыча с использованием ПАВ-полимеров экономически нерентабельна. «Вы только в декабре закончили работы по закачке. Как вы можете сейчас говорить [о нерентабельности], когда у вас нет даже эффекта технологического, экономического от опытного участка? Утверждать, что в целом проект нерентабельный, я считаю, не очень правильно. Вы даже не имеете цифр на опытном участке», — отметил сенатор. Однако встречные доводы представителя «Татнефти» Федоров слушать не стал.

«Учитывая огромный потенциал нефтехимического комплекса Татарстана, <…> вам удачи, и ждем от вас позитивных новостей по опытным участкам», — добавил сенатор. Легче не стало.

Позицию малых нефтяных компаний позже выразил гендиректор ООО «Линейное» Павел Тетяков. «Из-за того что нет никакой привязки к результату, очень невыгодно становится добывать нефть. Технологические решения — это действительно важно. То, что коллеги над этим работают, — это замечательно. Но проблема в том, что, если будет финансовый стимул, технологические решения мы найдем всегда. А получается, что мы сначала создали системную проблему, когда изымают практически все, а потом придумываем, как эту проблему точечно решить, кому дать чуточку денег, — возмущался предприниматель. — Как с тем же самым налоговым маневром. Взвинтили цены на внутреннем рынке в том числе за счет этого, а потом части компаний дают субсидии для того, чтобы они держали цены в рознице. Мы — малые предприятия — спонсируем такие предприятия, как „Роснефть“ и „Газпром нефть“. Дай бог им здоровья и процветания, но мы тоже хотим!»

business-gazeta.ru

Прогноз биржевых цен на 8 февраля 2024

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Россия предложила Нигерии сотрудничество по разведке нефтегазовых месторождений
Глава Минэнерго РФ Николай Шульгинов и министр нефтегазовых ресурсов Нигерии Экперикпе Экпо обсудили сотрудничество по созданию сети газозаправочных станций
Болгария официально прекратила использование и импорт российской нефти
Novinite: Болгария с 1 марта официально прекратила использование и импорт нефти из РФ