Нефтяники рассчитывают на $80

27 апреля 2015, 08:00

neftРоссийские нефтяники закладывают в свои планы на ближайшие три-четыре года стоимость барреля на уровне $80. Пока цены будут расти — Саудовская Аравия, игравшая на понижение, выбила с рынка нефть США и Канады, что привело к снижению добычи и сократило предложение. Однако через несколько лет может произойти новый обвал котировок в связи с выходом на рынок крупных объемов нефти из Ирана, Ирака и Ливии.

На этой неделе цена нефти марки Brent впервые с конца декабря прошлого года поднялась выше отметки $65. В пятницу баррель стоил $65,57. Нефть в целом растет с начала года, хотя и нестабильно: в январе баррель Brent (именно к этой марке привязана цена российской Urals) колебался на уровне $49, затем начался рост, и к концу февраля нефть стоила уже $62,5. Однако затем котировки вновь пошли вниз — дно было достигнуто 17 марта ($53,3), после чего баррель опять стал постепенно расти и достиг сегодняшнего уровня.

Нынешний подъем объясняется в основном геополитическими факторами, в первую очередь — возобновлением боевых действий в Йемене.

Эта страна не является крупным игроком на мировом нефтяном рынке (в мирное время производство Йемена составляет менее 0,2% от мирового), но в конфликт вступили страны Персидского Залива во главе с Саудовской Аравией — вторым по объемам производителем (в прошлом году саудиты добывали 11,6 млн баррелей в сутки, уступая лишь США).

«Военная операция в Йемене вызывает опасение игроков так как через Баб-эль-Мандебский пролив (куда как раз выходит Йемен) проходят значительные потоки торговли нефтью и нефтепродуктами, — поясняет аналитик ИК Rye, Man & Gor Securities Сергей Пигарев. — Так, в 2014 году поставки через пролив выросли на 20% до 4,7 млн баррелей в сутки».

Источник в одной из ведущих российских нефтяных компаний рассказал «Газете.Ru», что на ближайшие три-четыре года она ориентируется на цену барреля около $80.

«Наши стратеги рассчитали, что Саудовская Аравия в альянсе с Кувейтом и ОАЭ (именно эти страны, в первую очередь СА, играли на понижение нефтяных цен, — “Газета.Ru”) выбили с мирового рынка 1−1,5 млн баррелей добычи в сутки», — говорит он.

Низкие цены заставили владельцев высокозатратных проектов сворачивать производство.

Удар в первую очередь пришелся по американским сланцевым проектам, для которых цена безубыточной добычи составляет $63 за баррель, и канадским проектам по добыче из нефтеносных песков (точка безубыточности — $51). Причем канадцы, по словам источника, пострадали даже больше американцев, несмотря на более низкую себестоимость добычи. Дело в том, что сланцевые проекты США можно быстро свернуть и так же быстро запустить вновь. В Канаде же новое введение проектов в строй связано со значительно большими затратами.

«Стратегия стран Персидского Залива в борьбе за рынок сработала — только за март страны ОПЕК увеличили свою долю на мировом рынке, — говорит собеседник “Газеты.Ru”. — Увеличение незначительное — менее 1%, но это только за один месяц и нужно учитывать масштаб мирового рынка».

Но низкие цены приводят к сокращению инвестиций в добывающие проекты (по словам источника, только мировые нефтяные мейджоры в этом году сокращают капитальные затраты на 15−20%), что ведет к сокращению добычи и снижению предложения на рынке. Это, в свою очередь, толкает цены вверх.

Однако через несколько лет может случиться новый обвал нефтяных котировок из-за возможного перенасыщения рынка.

«Низкозатратные проекты Ирака способны дать дополнительно 2−3 млн баррелей добычи в сутки, — рассказывает источник. — Ливия, при условии, что ситуация в стране стабилизируется — еще 1 млн баррелей, Иран — дополнительно 3−4 млн баррелей в сутки», — говорит собеседник «Газеты.Ru».

Плюс к этому постоянно совершенствуются технологии нетрадиционной добычи, что снизит затратность сланцевых проектов и добычи из нефтеносных песков. Об этом же говорит аналитик ФК «Уралсиб» Алексей Кокин. По его словам, мировые инвестфонды ориентируются на текущие события и соответственно выстраивают свои прогнозы, ожидая устойчивого роста цен.

Кстати, как писала в пятницу Financial Times, хедж-фонды и другие крупные игроки в ожидании роста цен накопили рекордные запасы нефти марки Brent в виде фьючерсных контрактов — 256 млн баррелей, что эквивалентно объемам мирового спроса за трое суток.

«Однако нефтяные компании в этом плане консервативнее, они понимают, что снижение капзатрат не окажет существенного влияния на уровень производства нефти, — поясняет эксперт. — Технологии в США и Канаде быстро совершенствуются, эффективность добычи повышается, и сокращение количества буровых не означает значительного снижения производства».

Глава аналитической компании Small Letters Виталий Крюков отмечает, что в настоящий момент основным фактором, влияющим на нефтяные цены, являются ожидания рынка по поводу Ирана.

«Пока непонятно, какие объемы дополнительно сможет выпустить Иран на мировой рынок и в какие сроки, — говорит Крюков. — У страны существуют проблемы с инфраструктурой, сроками восстановления добычи и дефицитом инвестиций».

В ближайшее время все будет зависеть от ситуации в Йемене. По словам Сергея Пигарева, если не произойдет обострения конфликта, цены на нефть вряд ли смогут продолжить восходящее движение.

«Профицит на мировом нефтяном рынке сохраняется, запасы растут (только в США запасы нефти выросли на прошлой неделе на 5,32 млн баррелей), поэтому коррекционное снижение котировок не за горами», — предупреждает аналитик.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Комментарии. Рынки всё ещё переваривают протоколы заседания ФРС (Видео)
В пятницу цены на нефть прибавляют, инвесторы связывают такую динамику с ожиданиями от продления соглашения ОПЕК+.
Путин - король ОПЕК?
«Мировая энергетика оказалась у подножия путинского трона», - сказала Хелима Крофт, бывший аналитик ЦРУ, которая руководит глобальной товарной стратегией в RBC Capital Markets LLC в Нью-Йорке.