09 December 2020, 17:34
Перспективы «Газпрома» на турецком рынке
важное 09 December 2020, 17:34

В сентябре «Газпром» продал Турции максимальный с начала года объем газа, однако восстановление экспорта в целом будет даваться российскому холдингу сложнее, чем раньше.

С осени этого года «Газпром» начал увеличивать свою долю на газовом рынке Турции. В сентябре компания поставила 1,9 млрд кубометров газа в страну, что стало максимумом с января 2020 года. Впрочем, первые три квартала 2020 года все равно в итоге показали снижение объемов продаж «голубого топлива» в Турцию по сравнению с прошлогодними показателями: поставки снизились на 25% до 8,854 млрд кубометров. Из-за этого Россия вплоть до середины лета уступала Азербайджану первенство по поставкам газа, который нарастил экспорт энергоносителей в Турцию на 23,4%.

В начале ноября «Газпром экспорт» впервые заключил сделку по продаже газа в Турцию через электронную торговую платформу (ЭТП) в объеме 700 тыс. кубометров газа. Как говорится в пресс-релизе компании, партия будет отправлена в турецкий пункт «Малкочар» в декабре 2020 года. Значит ли это, что подобные сделки теперь станут частым явлением в торговле между «Газпромом» и турецкими компаниями?

Во-первых, не следует переоценивать сделку через ЭТП «Газпрома». Восстановление российской доли на газовом рынке Турции началось еще за два месяца до этого события. В августе 2020-го РФ поставила в эту страну 1,37 млрд кубометров газа, отодвинув на второе место Азербайджан (986 млн кубометров) и на третье место — Иран (406 млн кубометров). Причина — цена «Газпрома» для Турции вновь становится более приемлемой на фоне альтернативных предложений.

Во-вторых, как считает независимый эксперт Вячеслав Мищенко, «Газпром экспорт» просто собирает заявки на приобретение газа, а это сложно назвать электронной торговой площадкой для продажи углеводородов в классическом понимании. Скорее, тут речь идет просто о дополнительном ценовом механизме.

«Я бы не стал называть подобную сделку альтернативой долгосрочным контрактам «Газпрома» с турецкими компаниями «бери или плати».

Сделку по приобретению 700 тыс. кубометров газа для поставки в пункт Малкочлар трудно назвать полноценной спотовой продажей.

Спот все-таки ориентируется на хабы и на определенные спотовые цены. Однако Турция пока что в определенном смысле достаточно закрытый рынок, т. е. там еще не сформированы хабовые цены, он частично регулируемый. Более того, насколько я понимаю, количество участников на такой платформе «Газпрома» весьма ограничено», — считает эксперт.

Безусловно, сейчас цена на газ для Турции именно по этому механизму меньше, чем в случае с долгосрочными контрактами. Но где гарантия, что такая же ситуация сохранится и в следующем году? Как считает Вячеслав Мищенко, вряд ли «Газпром» захочет отказываться от контрактов «бери или плати». Более того, «Турецкий поток» запустили совсем недавно. Магистраль еще не амортизирована, соответственно, вложенные в нее инвестиции пока не окупились. В таких условиях российский холдинг не захочет отказываться от долгосрочных контрактов с Анкарой, ведь он намерен максимально заполнять новую трубу.

«Конечно, есть магистраль из Азербайджана, и турки, как показывает первая половина 2020 года, активно покупали из нее газ. Но это все результат конъюнктуры рынка, а не осознанного желания Анкары полностью переключиться с российского на азербайджанский газ. У „Газпрома“ сейчас есть преимущество с точки зрения цены на газ, которая определяется по нефтяному индексу. Поэтому в наступающем 2021 году ценообразование при закупке углеводородов у российского холдинга для Турции будет привлекательным», — считает эксперт.

Эксперт уверен, что у Анкары есть обязательства «бери или плати» от которых просто так отмахнуться не выйдет. Да, в Турции есть терминалы по конвертации СПГ, но имеющаяся в стране инфраструктура по сжижению газа может принять около 18,8 млн т СПГ в год (24 млрд кубометров), что заметно меньше пропускной способности в 31,5 млрд кубометров недавно построенного «Турецкого потока».

«Идет игра, где каждый в нестандартной ситуации из-за пандемии пытается выбить для себя лучшие условия по торговле газом. Но если вдруг в Турции резко вырастет спрос на газ, например, из-за более холодной зимы, смогут ли Азербайджан и поставки СПГ из США, Алжира или Катара полностью заменить российского поставщика?

В этом случае долгосрочный контракт с РФ — это некая страховка для Турции, которая позволит моментально наращивать объемы прокачки по трубе.

Любые другие альтернативы, исходящие даже от самого же «Газпрома», — это лишь ситуативные шаги по извлечению выгоды в нестандартной ситуации», — отметил Мищенко.

Однако каким бы надежным поставщиком ни был «Газпром», его доля в общем импорте газа Турции, которая в 2012 году составляла 58%, постоянно падает. 2020 год, безусловно, был «стрессовым», поэтому динамику роста СПГ поставок и закупок из Азербайджана можно в определенной мере списать на форс-мажорные обстоятельства. Но если посмотреть на последние три года, то видно, как доля «Газпрома» на турецком рынке постепенно снижалась и без COVID-19 или мировых кризисов. В 2017 году Турция импортировала у России 29 млрд, в 2018 — 23,9 млрд, а в 2019 — 15,5 млрд кубометров газа. Зато есть устойчивый рост закупок сжиженного газа. В 2019 году Турция нарастила импорт СПГ до 12 млрд кубометров (в 2018 году было 11,25 млрд кубометров).

В таких условиях не стоит рассчитывать, что «Газпром» сможет резко восстановить позиции на турецком рынке, как только пандемия пойдет на спад. Как рассказал в беседе с «НиК» замдиректора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев, восстановить долю на рынке Турции, какой она была, скажем, в 2015 году, у «Газпрома» уже не выйдет.

«Для Турции продажи газа на ЭТП — это пока механизм не столько поиска новых потребителей, сколько продажа энергоносителя тем же самым компаниям, с которыми заключены долгосрочные контракты и которых отпугивает нефтяная привязка к цене. Новый спрос такие продажи на турецком рынке не сгенерируют», — рассуждает Белогорьев.

«Газпром» может вернуться на уровень 2017–2019 года, но на большие показатели экспорта газа в Турцию, как уверен Алексей Белогорьев, рассчитывать не стоит. Экономика этой страны сейчас не может похвастаться таким же ростом, как 5-10 лет назад, следовательно, нет смысла ждать увеличения спроса. Более того, Анкара целенаправленно занимается диверсификацией поставок. Она старается нарастить закупки у Азербайджана, а также у стран-поставщиков СПГ. Более того, у Турции есть проекты по импорту газа из иракского Курдистана и собственной добыче на шельфе Черного моря.

«Тут больше следует ждать сохранения статус-кво, при котором Россия не сможет поднять свой экспорт в Турцию выше 25 млрд кубометров в год, но при этом может рассчитывать на постоянные поставки.

Сезонная неравномерность, непрогнозируемые перепады температуры, перебои с поставками на иранском газопроводе — все это объективно делает «Газпром» гарантированным востребованным поставщиком для Турции в пиковые периоды.

Но компании РФ нужно отказываться от принципа «главное — продать подороже». Это как раз и привело к тому, что, пользуясь внешними обстоятельствами (дешевизной СПГ), Турция резко снизила закупки у «Газпрома». Тут даже нет смысла ударяться в одну или другую крайность (долгосрочные или краткосрочные контракты), главное — предложить Анкаре приемлемую цену, вот тогда эти 25 или даже 30 млрд кубометров в год получится удержать на турецком рынке, — рассуждает Алексей Белогорьев.

В итоге мы можем говорить лишь о частичном наращивании доли российского газа на турецком рынке, и то с большими оговорками в будущем. Напомним, в 2021 году истекает срок контракта российского холдинга с Botas и рядом турецких частных независимых компаний на поставку 8 млрд кубометров газа. Аналитики из Оксфордского института энергетических исследований считают, что если импортеры в Турции сумеют изменить условия новых контрактов, привязав цену к газовым биржам, то в 2022–2030 годах «голубое топливо» для этой страны будет стоить в пределах $130-150 за тыс. кубометров. Насколько правильным окажется такой прогноз, покажет время, однако «Газпрому» точно не стоит надеяться на цену в $250-280 за тыс. кубометров, которую Турция вынуждена была платить российскому холдингу в конце 2019 — начале 2020 года.

При этом не стоит переоценивать переговорные позиции «Газпрома» и зависимость Анкары от нового «Турецкого потока». В условиях, когда Турция, пусть и не в полном объеме, но хотя бы частично способна компенсировать российские поставки (за счет азербайджанского газа и СПГ из США, Катара и Алжира), тактика проложить трубу и диктовать условия покупателю газа уже не сработает.

Есть и еще одна проблема, которая грозит российскому холдингу дополнительными финансовыми потерями в торговле газом на турецком рынке. Речь идет о пандемии COVID-19, вновь провоцирующей локдауны в Европе, а, значит, может произойти падение спотовых цен на газ до уровня или даже ниже нынешних цен «Газпрома». При таком сценарии рост объемов экспорта российского газа в Турцию может серьезно замедлиться.

Кроме сложностей в будущем, у «Газпрома» в Турции есть и проблемы «из прошлого» — задолженность некоторых компаний перед российским холдингом.

Еще в июне этого года газета The Wall Street Journal со ссылкой на свои источники сообщала, что семь частных турецких компаний суммарно задолжали «Газпрому» около $2 млрд за невыборку минимальных контрактных объемов газа по итогам 2019 года.

В августе этого года начальник управления структурирования контрактов и ценообразования «Газпром экспорта» Сергей Комлев сообщал, что ожидаемый осенне-зимний рост экспорта газа в Турцию не сможет компенсировать снижения поставок газа, которое наблюдалось в первом полугодии 2020 года. Выходит, долг Турции по невыборке минимальных контрактных объемов газа по принципу «бери или плати» продолжит увеличиваться, а о его погашениях пока нет никаких официальных сообщений.

Восстанавливая свои позиции, российскому газу на турецком рынке придется бороться сразу с несколькими конкурентами. Во-первых, речь идет о поставках СПГ, который Турция может ежегодно принимать в объеме 24 млрд кубометров. Во-вторых, есть газопровод из Ирана «Тебриз-Анкара» с пропускной способностью в 14 млрд кубометров в год (в среднем Турция выбирает из него около 10 млрд). В-третьих, есть магистраль из Азербайджана, по которой эта страна, как правило, должна поставлять не более 6 млрд кубометров (остальные 10 предназначены для экспорта в ЕС), однако за первые три квартала 2020 года в Турцию уже поступило 7,9 млрд кубометров газа.

Напомним, потребление природного газа в Турции в 2019 году составило 44,9 млрд кубометров. Это значит, что технически Анкара может заполнить нероссийским газом (24 млрд — СПГ, около 10 млрд — иранский газопровод, до 8 млрд — азербайджанская магистраль) до 90% от своего импорта. Впрочем, на практике перебои с поставками из Ирана (из-за терактов) и меняющаяся в зависимости от конъюнктуры рынка цена на СПГ и азербайджанский газ оставляют «Газпрому» на турецком рынке «окно» несколько шире, чем 10% от его общего объема. Насколько большим оно окажется после заключения новых контрактов с Botas и другими частными компаниями? Это уже будет зависеть от цены, которую российский холдинг предложит Турции.

oilcapital.ru

 

Прогноз биржевых цен на 9 декабря 2020

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Противники «Северного потока-2» не ожидали: в Германии обходят санкции США
Противники «Северного потока — 2» в ярости от того, что, как оказалось, немецкие компании обходят санкции США к «Северному потоку — 2» и продолжают участвовать в проекте.
Российский СПГ «зеленеет»
«Зеленая» лихорадка охватывает мир.