Сможет ли Россия поучаствовать в «сланцевой революции»?

Без современных технологий создать свою «сланцевую революцию» в России не получится. Российские компании зависят от западных партнеров, и если санкции усилятся, то многие нефтяные перспективные проекты будут невозможны.

«Варварский» способ добычи

Активное производство сланцевой нефти продолжается вопреки усилиям традиционных экспортеров и падению нефтяных цен. Малые нефтяные компании США увеличивают добычу на 50% за последние три года. Сланцевые технологии были известны в нефтегазовой промышленности довольно давно, но только в последние годы удалось добиться качественного скачка. Несмотря на то что этот опыт больше локализован в США, новые технологии добычи влияют и на индустрию по всему миру.

По данным недавнего исследования IHS Energy, более широкое распространение технологий гидравлического разрыва пласта (ГРП) способно обеспечить дополнительное увеличение поставок нефти на мировой рынок на 19 млрд т — это примерно в пять раз больше текущего объема мировой добычи. Разумеется, этот эффект растянется на длительное время, но речь идет о дополнительной отдаче с уже действующих месторождений, а не о новых проектах. Потенциальный прирост добычи от большего распространения ГРП больше, чем совокупные разведанные запасы нефти России. Наибольшие перспективы — у Ирана, России, Мексики и Китая. То же самое исследование предполагает, что дополнительное увеличение российской добычи за счет расширения использования ГРП может составить до 1,7 млрд т.

В массовом российском сознании использование технологий ГРП (или фракинг, от hydraulic fracturing) имеет противоречивую природу. С одной стороны, Владимир Путин не так давно заявлял о ГРП как о «варварском» способе добычи. С другой стороны, именно использование высокотехнологических методов увеличения нефтеотдачи на зрелых месторождениях является одной из причин увеличения добычи нефти в нашей стране в последние годы. Об этом хорошо известно всем отраслевым специалистам, так как эти технологии уже давно используются российскими нефтяными компаниями.

В упрощенном виде использование этих технологий можно представить как сочетание горизонтального бурения и, собственно говоря, сам ГРП. В 2014 году, по данным ЦДУ ТЭК, в России было проведено около 6 тыс. ГРП. Дополнительный прирост добычи только в прошлом году за счет этих операций составил около 13 млн т.

Без использования технологий ГРП добыча нефти в России, по всей видимости, начала бы снижаться еще в 2012 году. В настоящее время горизонтальные скважины составляют около 30% проходки в бурении, и их доля в общем объеме бурения выросла в три раза за последние пять лет. Как правило, горизонтальное бурение совмещают с ГРП. Каждая горизонтальная скважина благодаря технологиям многостадийного ГРП может обеспечить в 2–5 раз больше объема по сравнению со стандартной скважиной в течение всего периода эксплуатации. Это позволяет добывать больше нефти на действующих месторождениях, увеличивает доходы компаний и бюджета. Наибольшую долю горизонтального бурения в проходке имеют «Роснефть», «Газпромнефть» и «Славнефть».

Технологии «горизонтальное бурение + ГРП» активно используются в России как основной метод увеличения нефтеотдачи на действующих месторождениях и для новых проектов разработки ТрИЗов (трудноизвлекаемых запасов). Можно считать, что американская «сланцевая революция» уже пришла в Россию на brownfield-проекты. В будущем она должна поддержать сланцевые greenfield. Однако реализация этого потенциала будет сильно зависеть от сохранения режима технологических санкций, введенных западными странами.

Слабое место российской «нефтянки»

Отличительной особенностью технологий ГРП является то, что практически полностью услуги в этой области обеспечиваются западными нефтесервисными компаниями, в первую очередь из США. По многим ключевым технологическим направлениям — интегрированным системам, насосным установкам высокой мощности и другим компонентам — на рынке практически не существует альтернатив за пределами западных поставщиков. По оценкам, около 20–25% российской нефтедобычи напрямую обеспечивается за счет технологий, которые предоставляются западными, в первую очередь американскими и европейскими, компаниями.

Введенные западными странами санкции предусматривают запрет на ввоз в Россию оборудования, технологий, на оказание услуг для российских проектов на глубоководном шельфе, в Арктике и на месторождениях сланцевой нефти, которая в российской терминологии называется трудноизвлекаемой нефтью.

Технологии ГРП, если они используются для добычи сланцевой нефти, запрещены к поставке, а если на действующих месторождениях — то нет. По сути, речь идет об одних и тех же технологиях, отличаются лишь объекты их использования. В каких случаях поставлять можно, а в каких нет, определяется самими поставщиками. Однако поставщики работают в условиях возможных штрафов со стороны американских госорганов за нарушение санкционного режима. С учетом недавних многомиллиардных выплат, которые сделали банки за нарушение санкционного законодательства, нарушать эти правила никто не захочет.

У американцев есть довольно простой вариант дальнейшего ужесточения санкций — ввести запрет на поставку любых технологий ГРП в России. Это повлияет не только на отдаленные инвестиционные проекты, но и на текущую добычу зрелых месторождений. Именно это имел в виду глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов, когда указывал на то, что «гидроразрыв слабое место российской нефтянки в связи с санкциями США». По тем же причинам «Роснефть» планирует создавать собственную компанию по проведению ГРП, с тем чтобы постепенно снижать зависимость от внешних поставщиков по ключевым технологическим решениям.

Полностью импортонезависимым быть невозможно

Сейчас много говорится об импортозамещении в нефтяной промышленности. Однако конкурентным преимуществом, которое крайне сложно или даже невозможно «импортозаместить», является то, что западные поставщики имеют огромный накопленный объем данных в период многолетнего опыта эксплуатации, обеспечивающих адаптацию и корректировку использования технологий. Зачастую это является ключом к эффективному использованию в принципе известных технологических решений. И это преимущество невозможно «импортозаместить», по крайней мере в ближайшие годы.

В отдельных сегментах российские поставщики могут и уже достаточно успешно замещают западных конкурентов, этот процесс неизбежно усилится. Риски возможного ужесточения санкций диктуют нефтяным компаниям необходимость диверсификации поставщиков и искать отечественные и не западные альтернативы. Однако нефтегазовая промышленность глобальна по своей сути. Невозможно развивать современные технологии без отрыва от уже существующих лучших практик, поэтому полностью стать импортонезависимым невозможно.

К примеру, отрезанный от современных технологий Иран имеет в настоящее время довольно ограниченный потенциал наращивания добычи нефти, даже после снятия финансовых и внешнеторговых ограничений. По данным управления энергетической информации США (EIA), месторождения Ирана истощаются на 10% в год при крайне низком коэффициенте извлечения нефти (в 20–25%). В соседнем Ираке КИН доходит до 33–40% при общей схожести геологических характеристик нефтяных запасов. С 2007 года в Иране не было введено в разработку ни одного нового проекта.

Иранский опыт говорит о том, что в изоляции от современных технологий и компетенций создать свою сланцевую революцию в России не получится. Более того, полный запрет на поставку ГРП в случае ужесточения санкций приведет к снижению добычи по крайней мере на несколько лет. При сохранении уже введенных санкций «сланцевая революция» в России отложится на неопределенное время.

Урок, который можно извлечь из американского сланцевого опыта, — для технологической революции в нефтегазовом секторе необходимы развитой сервисный сектор, активная конкуренция поставщиков технологий и оборудования — как отечественных, так и иностранных.

Марсель Салихов, главный директор по экономическому направлению ИЭФ.

rbc.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Российскому заводу СПГ на Балтике нашли генподрядчика
Будущему заводу СПГ в районе Усть-Луги на Балтике нашли генподрядчика.
Минприроды сообщило о значительном снижении запасов нефти в России
Минприроды: запасы нефти в России за десять лет снизились почти на треть