А. Ослунд: Переживет ли Россия идеальный финансовый шторм

17 декабря 2014, 12:45
Ежегодное обращение президента Владимира Путина к Федеральному собранию в Кремле 4 декабря пришлось на разгар идеального финансового шторма. Однако, российский лидер по большей части его игнорирует. Основной тезис послания, — экономических реформ не будет. Но, возможно, эта речь была последним шансам, объявить реформы и спасти свой режим от финансовых трудностей, которые только-только начинаются.
Беда к российской экономике подобралась сразу с трех сторон — убогая структурная политика, финансовые санкции Запада и падение цен на нефть. Каждый из этих факторов вызывает негативные эффекты, усиливающие друг друга.
Путинская политика государственного и кумовского капитализма вместе с протекционизмом убили экономический рост России. Санкции Запада с июля сделали невозможным рефинансирование внешнего долга РФ, как частного, так и государственного. С июня и до настоящего момента цены на нефть упали на 40%, а с ними — и курс рубля.
Обе эти тенденции сохранятся, потому что рынки обычно усиливают эффекты. Цена нефти в $60 за баррель выглядит вполне вероятной и в дальнейшем, а некоторые торговцы по коротким позициям прогнозируют и $40 за баррель. Каждый из этих факторов может стоить россиянам 2-3% ВВП в следующем году, а вместе — 4-6%.
Прогноз по российской экономике куда более мрачен, чем принято давать сейчас в Министерстве экономического развития РФ. Ведомство прогнозирует сокращение экономики на 0,8% в следующем году.
Все это напоминает октябрь 1990 года, когда президент СССР Михаил Горбачев упустил последний шанс на реформы, отказавшись от соответствующей программы, рассчитанной на 500 дней. Через 10 месяцев его сместили, государство пережило переворот. Как говорил экономист Рудигер Дорнбуш: «финансовый кризис обычно случается намного позже всеобщих ожиданий, но когда он начинается, все происходит гораздо быстрее, чем можно себе представить».
Общеизвестно, что внешний долг России невелик — всего около трети ВВП, или $678 млрд на конец сентября (данные Morgan Stanley). Экономика страны до начала девальвации рубля составляла около $1,9 трлн. Но девальвация снизила ВВП России, если считать в долларах, на 40% и увеличила долг до 55% ВВП (учитывая 9-процентную инфляцию). Последующая девальвация увеличит и эти цифры.
К тому же платежеспособность не играет никакой роли, если нет ликвидности. В сегодняшней России бал правят наличные. Западные санкции вызвали внезапную остановку всего иностранного финансирования — нечто, что уже происходило во всем мире в течение полугода после краха Lehman Brothers в сентябре 2008 г. Даже китайские банки остерегаются выделять финансирование российским структурам из-за возможной редакции всесильных американских финансовых регуляторов.
Также часто говорится, что у России более чем достаточно международных резервов.По состоянию на 28 ноября они составляли официально $420,5 млрд. Но больше половины этих резервов не отличаются высокой ликвидностью.
Из этой суммы нужно вычесть 45 млрд в золоте и 172 млрд принадлежащие Резервному фонду и Фонду национального благосостояния. Этими двумя фондами распоряжается Министерство финансов, чьи активы неликвидны и не контролируются центробанком РФ, он только получает документы о состоянии счетов.
На самом деле эффективные международные резервы России составляют лишь $203 млрд. И в свете прогноза МЭРТ о том, что чистый отток капитала из страны может составить $124 млрд уже в 2014 году, эта цифра не выглядит слишком обнадеживающей. Центробанк России полагает, что расходы по обслуживанию долга российских структур в 2015 году могут составить $100 млрд, а в декабре текущего года — $30 млрд.
Да и отток капитала, похоже, будет куда сильней. Госкомпании не имеют доступа к рефинансированию, а потому будут вынуждены платить по долгам. Частные компании очень заинтересованы не просто в том, чтобы заплатить по счетам, но даже в предоплатах, поскольку рубль, скорей всего, продолжит падать. JP Morgan оценивает фиктивные транзакции, т.е., собственно, отток капитала, в $32 млрд в год.
Состоятельные россияне имеют все основания для перевода своих капиталов в более гостеприимные юрисдикции. Многие из них так и делают, ожидая, что политические и экономические условия продолжат ухудшаться.
Когда отток капитала достигнет значимого уровня, неизбежным будет введение контроля над движением капитала, а такая перспектива только подстегнет отток. Некоторые российские банки уже ввели, пока что либеральные лимиты на обналичивание больших сумм. Скорей всего, они эти лимиты ужесточат.
В то же время, есть аргументы, почему финансовый крах не случится. Так, JP Morgan отмечает, что у российских банков накопилось $292 млрд зарубежных активов. Также частные банки не смогут резко вывести средства, пока царит финансовая паника, они просто не смогут конвертировать деньги. То же справедливо для зарубежных средств в валюте, которые хранятся в России.
Важным остается вопрос, когда начнется отток валюты и нацвалюты из банковской системы и страны.
Большая часть «внешнего» долга российских частных компаний связана с российскими же гражданами, живущими или держащими свои деньги за границей. Однако они вряд ли вернут их в Россию. Более того, они могут столкнуться с проблемами — из-за санкций Запада и режима деофшоризации в России. Ни одна страна, даже Китай. Не станет помогать России разрешить внутренний кризис.
До недавних пор многие западные и российские финансисты считали, что санкции продлятся максимум до июля следующего года. Но, по словам коллег из Института Петерсена Гэри Гуфбауэра и Джеффри Шотта, на основе изучения санкций после Второй мировой войны, можно заключить, что санкции — весьма инертная штука, и они редко снимаются или либерализуются, пока не достигают своей цели. А это случается лишь в 30% случаев. Пока Россия не выведет войска из Украины, Запад не облегчит санкционное давление.
У России нет проблем с балансом бюджета, госдолгом или текущим счетом. Все эти три показателя выглядят солидно. Однако мы видим зарождение депрессивно-инфляционного цикла и экономического падения. Центральный банк России будет вынужден и дальше поднимать ставки, чтобы сдерживать одновременно инфляцию и девальвацию.
Снижение цены нефти на 40% значит, что российский экспорт сократится на 20%, или на $100 млрд, а с ним упадут и инвестиции, и потребление, и ВВП. Хотя банки РФ считаются достаточно капитализированными, многие из них несут потери из-за валютных шоков и все более дешевеющего рубля. И этот ущерб в конечном итоге скажется на госбюджете.
Распределение ресурсов внутри страны также будет находиться под давлением. С 1999 по 2008 годы реальный доход россиян вырос в 10 раз, но с 2009 года ВВП России растет едва на 1% в год (в среднем). До 2010 года Кремль ставил в приоритет пенсии, но затем приоритеты сместились в пользу ВПК, финансировании спецслужб и госаппарата.
Лидер оппозиции Борис Немцов отмечает, что здравоохранение и образование стали получать еще меньше средств, чем ранее.
На данный момент происходит еще более существенное сокращение расходов, что уже привело к акциям протеста работников сфер задравоохранения и образования в Москве. Многие регионы переживают сложную финансовую ситуацию и вынуждены, как и Москва сокращать учителей и врачей. А это не слишком нравится обычным россиянам, живущим в провинции.
Профессор социологии из Москвы Наталья Зубаревич предупреждает, что на так называемую «Россию 2» (крупные индустриальные города с населением от 250 000 до 1 млн человек, в которых проживает 30% населения страны) надвигается социальная нестабильность.
Разве эти проблемы не достаточно очевидны, чтобы заставить Путина сменить политику? Вряд ли. Во время его правления поступали предупредительные сигналы от либералов в экономике, и сначала он к ним прислушивался. Но после 2003 года он перестал это делать, однако ВВП продолжала расти вплоть до 2008 года.
Путин обвиняет злой и агрессивный Запад в экономических проблемах России. После того, как Алексей Кудрин ушел с поста министра финансов в сентябре 2011 года, ни один либерал не занимал этой должности. В Совет безопасности РФ нет представителя по экономическим вопросам — как и в ближайшем окружении Путина. Спецслужбы правят бал, и вряд ли они поверят в какой-либо финансовый кризис, пока не станет слишком поздно. Уже поздно, вообще-то.
Режим Путина, кажется, крутится как белка в колесе. Можно выскочить, но клептократический режим Кремля блокирует выход. Скорей всего, власти ничего толком не будут делать до тех пор, пока в России не случится финансовый крах, а за ним экономический и политический.
Если бы премьер-реформатор Егор Гайдар был жив, он увидел бы, что его предсказание в книге «Гибель империи: уроки для современной России» о том, что конец СССР может быть репетицией перед более драматичными событиями в России сбывается. На уроки из книги Гайдара не обратили внимания.

_____________________________________________________________________________________

Для участия в реальных торгах на площадке eOil.ru, необходимо пройти регистрацию.
Текущую информацию о ситуации на мировом и российском рынках смотрите на сайте: Статистика на OilStat.ru.

_____________________________________________________________________________________

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
ОПЕК хочет привлечь к сделке ОПЕК+ еще 20 государств, но некоторые уже отказались сокращать добычу
На министерскую встречу 30 ноября в Вене ОПЕК пригласила еще двадцать стран, которые не являются участниками сделки ОПЕК+.
Казахстан: перекачали, но недопереработали
На фоне значительного увеличения добычи нефти в Казахстане случился острый топливный кризис