Европа забирает СПГ у бедных стран
11 July 2022, 12:43

Европа рыщет в поисках газа, скупая все запасы, до которых может дотянуться. Эта стратегия подогревает рост цен и оттягивает СПГ из Азии и других регионов

Отдаленные развивающиеся страны могут остаться без электричества, поскольку мировые поставки сжиженного природного газа, используемого для производства энергии, скупаются европейскими странами, которые ищут замену российскому газу.

Тендер из Пакистана на поставку СПГ стоимость $1 млрд не привлек никаких предложений. Об этом заявили пакистанские чиновники. Каждый день по распоряжению правительства на предприятиях и домах на несколько часов отключают свет. Страна не может импортировать достаточное количество природного газа для электростанций.

Цены на СПГ, который можно транспортировать по морю, по всему миру, выросли на 1900% по сравнению уровнем двухгодичной давности, когда спрос сильно упал на фоне пандемии Covid-19. Это как покупать баррель нефть за $230 — в два раза дороже текущей цены. Между тем, исторически СПГ торгуется с дисконтом по отношению к нефти.

Бедные страны проигрывают Европе

Развивающиеся страны —от Индии до Бразилии — зачастую не могут конкурировать с европейскими государствами за грузы по таким ценам — около $40 за миллион британских тепловых единиц (MMBTU). Они вынуждены сокращать импорт СПГ. Даже Китай урезал закупки.

Бангладеш в течение дня отключает электричество. Индия переходит на уголь и собственный газ. Эксперты утверждают, что в некоторых случаях грузы, предназначавшиеся для бедных стран, разворачивались в Европу. Им так выгоднее, даже несмотря на то, что приходится платить неустойку по контрактам с развивающимися странами.

«Из-за конфликта на Украине Европа скупила весь наш газ под чистую, чтобы снизить свою зависимость от России», — заявил министр нефти Пакистана Мусадик Малик.

Поставщики и трейдеры СПГ предпочитают продавать сырье более платежеспособным европейским странам, спешащим пополнить запасы до зимы. Россия сократила объем природного газа, который она отправляет в Европу по трубопроводам, в ответ на санкции, введенные против Москвы западными странами.

«Россия может отключить их в любой момент», — считает Каспиан Конран, экономист по энергетическим рынкам в Baringa, консалтинговой фирме, базирующейся в Лондоне. «Поэтому мы отчаянно боремся, чтобы уменьшить нашу зависимость от этого источника газа, и СПГ — это единственная реальная альтернатива».

По данным консалтинговой компании Wood Mackenzie, с начала года и до 19 июня европейский импорт СПГ вырос на 49%. Между тем импорт в Индию, Китай и Пакистан сократился за тот же период на 15-21%.

«Европейский газовый кризис осушил мировой рынок СПГ», — отметил Валерий Чоу, руководитель исследования газа и СПГ в Азиатско-Тихоокеанском регионе в Wood Mackenzie. «Основной удар пришелся по развивающейся Азии, и конца этому не видно».

Робин Миллс (Robin Mills), генеральный директор консалтинговой фирмы Qamar Energy, базирующейся в Дубае, сказал, что до 2025 года новый СПГ взять особо негде.

«Сейчас лето, обычно низкий сезон в Европе», — добавил он. «Если поставки российского газа сократятся еще сильнее, по мере приближения зимы ситуация усугубится не только для Европы, но и для других стран, таких как Пакистан, которые зависят от СПГ».

Пакистан остался без газа

Исламабад запросил 10 партий по 140 000 кубометров каждый, стоимостью более $100 млн за груз с поставкой с июля по сентябрь. Никто не откликнулся. Три предыдущих раунда тендеров на СПГ в последние недели привлекли одно предложение по $40 за млн. БТЕ, что стране совсем не по карману.

«На рынке сложились беспрецедентные условия. Но мы продолжим искать поставки»,- сказал Масуд Наби, главный исполнительный директор принадлежащей государству компании «Пакистан СПГ Лтд», которая импортирует природный газ и проводит тендер.

Почти четверть установленной мощности электростанций в Пакистане работает на СПГ.

Страна продолжает получать СПГ по долгосрочному контракту с Катаром, близким союзником страны Персидского залива. Однако поставки в Пакистан по долгосрочным контрактам от двух компаний не были выполнены.

Итальянская энергетическая компания Eni SpA с августа прошлого года задолжала пять партий, а Gunvor Group, торговый дом, расположенный в Женеве, с ноября не доставил семь партий. По словам пакистанских чиновников, цена по этим контрактам составила бы около $12 за млн. БТЕ.

В Eni заявили, что их собственный поставщик не предоставил газ для продажи Пакистану. «Все перебои в поставках СПГ были вне разумного контроля ENI», — заявили в компании. «ENI не воспользовалась ни преимуществами, ни выгодами ситуации, и в настоящее время она оценивает судебные иски против поставщика».

Gunvor от комментариев отказался. Продавал ли он причитавшийся Пакистану газ где-то еще, и будет ли платить неустойку, пока не известно.

«Любые утверждения о том, что компания Gunvor не выполнила свои обязательства, являются ложными», — сказал Сет Пьетрас, директор по корпоративным вопросам компании Gunvor. «Gunvor выполняет все свои договорные обязательства. Положения договора носят конфиденциальный характер».

Природный газ считается относительно менее вредным для окружающей среды, чем сжигание угля или нефти, поэтому сокращение поставок СПГ ударит по целям зеленой энергетики.

«Некоторые [бедные страны] рассматривают возможность перехода на более грязные альтернативы, такие как уголь или жидкое топливо. Если газ будет стоить слишком дорого, они переключатся «,- сказал Ричард Бронз, руководитель геополитики в лондонской консалтинговой фирме Energy Aspects.

profinance.ru

Прогноз биржевых цен с 11 по 15 июля 2022

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
«Арктик СПГ 2» будет запущен в 2023 году, «Арктик СПГ 1» — в 2027-м
А грузопоток проекта «Восток Ойл» ожидается на уровне 30 млн тонн уже к 2024 году
Иранскую ядерную сделку все еще надеются реанимировать
Переговорщики по иранской ядерной программе съехались в Вену, чтобы предпринять, возможно, последнюю попытку спасти «сделку века»