Ведомости: До и после санкций

После достижения соглашения по ядерной программе в Иране настоящий внешнеполитический бум, готовый перерасти во внешнеэкономический. Правительственные делегации из стран Европы и Азии сменяют одна другую, входящие в их состав бизнесмены договариваются о возвращении в старые проекты и вхождении в новые. Иранские власти обещают продать как можно больше нефти и газа и купить как можно больше потребительских товаров. Иранская экономика и общество готовы сделать большой вдох после долгих лет изоляции. Россия в другой фазе процесса – мы сейчас готовы сделать большой выдох, чтобы потуже затянуть ремень. Во многом поэтому и интерес Ирана к сотрудничеству с Россией сейчас будет снижаться.

За последние недели в Тегеране побывали представительные делегации из Германии, Италии, Испании, Франции, Азербайджана, Туркмении и других европейских и азиатских стран. Переговоры о возобновлении присутствия на иранском рынке или о вхождении на него провели Peugeot, BASF, Siemens, ThyssenKrupp, Volkswagen, Daimler, Linde, Total. Даже американские компании, которым законодательство пока запрещает сотрудничать с Ираном, живо интересуются условиями работы. Иран обещает закупать 80–90 самолетов у Airbus и Boeing в год. Иран обещает новые долгосрочные нефтегазовые контракты на $185 млрд до 2020 г.

У Ирана есть и будут деньги. Около $100 млрд будут разморожены на счетах после имплементации ядерной сделки, на что должно уйти примерно шесть месяцев. Понятно, что Ирану откроют кредитные линии (Италия уже пообещала – на 3 млрд евро на три года).

В России мы видим обратные процессы. Иностранные компании и инвестиции уходят с рынка.

Из-за санкций приостановили работу мировые нефтегазовые гиганты и сервисные компании; из-за кризиса закрыли часть производств автомобилестроители, General Motors ушла с рынка; закрылись некоторые ритейлеры. Западный (да и восточный) кредит закрыт подавляющему большинству российских компаний, не только подсанкционным.

Казалось бы, у России были шансы утвердиться в Иране, пока остальные осуществляли санкции. И Москва делала вид, что у нее особые отношения с Тегераном: достраивала Бушерскую АЭС, заключала контракт на поставку комплексов С-300, объявляла программу «нефть в обмен на товары». Но, увы, комплексы до сих пор не поставлены – Россия все же побаивалась нарушать санкции. Программа «нефть в обмен на товары», о которой договорились в 2014 г., не заработала, пишет «Коммерсантъ». Иранцев запутала предложенная Москвой схема с трейдером-посредником. Парадоксально, но Россия могла бы застолбить позиции в изолированном Иране, только если бы ей самой в тот момент было наплевать на мировое сообщество.

Теперь у Москвы будет все меньше денег и технологий. Что мы можем продать изголодавшемуся по потреблению иранскому рынку? Оружие Ирану запрещено покупать еще пять лет (и не факт, что потом он купит российское). Москве останутся проекты в ядерной сфере, на железной дороге, возможно, в сельском хозяйстве.

vedomosti.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
На Финансовом форуме говорили о настоящем и будущем экономики (Видео)
Говорить о победе над пандемией пока еще рано, но спад в экономике удалось преодолеть, и Россия способна решать масштабные стратегические задачи. О настоящем и будущем отечественной экономики говорили сегодня в Москве, на Финансовом форуме.
Продажи российской нефти за рубеж упали
Экспорт российской нефти сократился на 13,6 процента в денежном выражении