26 October 2006, 11:26
Россия сильно отличается от Венесуэлы или Саудовской Аравии

26 October 2006, 11:26

Берлинская стена рухнула почти 17 лет назад. Тогда будущее развитие событий казалось ясным и понятным: падение Стены вызовет неотвратимую волну освобождения рынков и людей — и где-то лет 15 именно так все и происходило. Сегодня, однако, стоя на том месте, где некогда высилась Берлинская стена, вы видите на горизонте другую волну — она катится вам навстречу. Это черная — цвета нефти — волна петроавторитаризма, поднявшаяся в России, и она замедляет распространение рыночной экономики и индивидуальных свобод, начавшееся с падением Берлинской стены, — пишет американская The New York Times в статье ««Холодная война» — в буквальном смысле».

Почему? Россия — классический пример явления, которое можно назвать «первым законом петрополитики»: согласно ему в «петролистических» государствах — странах со слабыми институтами и высокой долей нефтяного экспорта в объеме ВВП — цены на нефть и уровень свободы связаны обратно-пропорциональной зависимостью. С падением нефтяных цен уровень свободы повышается. К моменту распада СССР нефть стоила 16 долларов за баррель. Но повышение нефтяных цен негативно отражается на распространении свободы.

Сегодня российский президент Владимир Путин, чья страна купается в нефтегазовых доходах, подавляет внутриполитическую оппозицию, ренационализирует крупнейшие энергетические компании, изгоняет западные правозащитные организации, и в целом превращается в «короля» на европейской «улице». Когда европейцы говорят вам, что опасаются новой «холодной» войны, они употребляют слово «холодная» в буквальном смысле — они боятся, что Европа просто замерзнет, если Россия вздумает прервать газовые поставки. Сегодня Европа импортирует из России до 40% потребляемого газа, а к 2030 г. эта цифра возрастет до 70%.

В условиях высоких цен на энергоносители Россия превратилась из «больного человека Европы» в хозяйку положения. Она способна воздействовать на Западную Европу «своими трубопроводами куда сильнее, чем СССР — ракетами СС-20», отмечает немецкий эксперт по вопросам внешней политики Йозеф Йоффе, автор весьма интересной книги «Супердержава: имперское искушение Америки». «Десять лет назад мы думали, что Россия вышла из игры, — поясняет г-н Йоффе. — Мы, конечно, понимали, что рано или поздно она вернется. Но никто не ожидал, что это произойдет так внезапно — стоило нефтяным ценам подскочить, и вот она вновь на арене, но на сей раз ведет себя куда искуснее. В нашем восприятии образ России — это мурманский порт, где ржавеет у причалов ее военный флот, но могущество выражается в разных формах».

И сегодня из этих форм особой популярностью пользуются нефть и газ. В общем — прощай НАТО, здравствуй Citgo (фирма, владеющая сетью бензоколонок в США. Принадлежит правительству Венесуэлы). Недавно BBC процитировала такие слова «высокопоставленного источника, близкого к руководству ЕС» о европейских лидерах: «Знаете, что происходит, когда они оказываются в одной комнате с Путиным?» Они падают ниц и наперебой «повторяют: «Я люблю тебя, Владимир». Речь идет о репортаже BBC с довольно напряженного саммита, проходившего в прошлую пятницу в финском городе Лахти. Лидеры стран ЕС, как сообщается, умоляли г-на Путина не нарушать условий контрактов с западными нефтяными компаниями, ослабить давление на прессу, правозащитные организации в России, и Грузию, а также провести тщательное расследование убийства независимой российской журналистки. ЕС, по словам одного высокопоставленного немецкого чиновника, хочет вложить капиталы в российские проекты по добыче нефти и газа, а также транспортную инфраструктуру, и тем самым добиться такого тесного переплетения энергетических интересов Союза и России, чтобы у Москвы не возникло и мысли «отключить европейцам газ».

Г-н Путин, в свою очередь, добивается, чтобы гигантский газовый концерн «Газпром» получил возможность приобретать более существенные доли в перерабатывающих и сбытовых компаниях, действующих на потребительском энергетическом рынке Европы. В результате Россия сможет контролировать весь путь энергоносителей от скважины до газового счетчика в Берлине или Брюсселе.

Пока сторонам не удается прийти к соглашению. «Мы не можем позволить, чтобы энергоносители разделили Европу, как в свое время — коммунистическая идеология», — заметил в интервью Financial Times председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу. Но на деле такое разделение уже происходит. Будем справедливы к г-ну Путину: диктуя свои условия, он просто платит Западу той же монетой — после крушения СССР, когда Россия была слаба, США и ЕС вынудили ее смириться с расширением НАТО. Теперь же он, пользуясь своим нефтяным могуществом, перешел в контрнаступление. «Россия сильно отличается от Венесуэлы или Саудовской Аравии», — отмечает Клеменс Вергин, обозреватель немецкой газеты Der Tagesspiegel. У России, поясняет он, есть не только нефть, но и ядерное оружие, что позволяет ей играть куда более гегемонистскую геополитическую роль в Европе.

В официальных кругах Германии, конечно, не считают, что Россия действительно перекроет газовый вентиль, если не добьется своего по какому-то конкретному вопросу. В конце концов, этого не делал даже СССР в ходе прошлой «холодной войны», а Россия куда больше зависит от западных рынков сбыта. Однако из-за многовековых непростых отношений между Европой и Россией мысль о том, что тепло в их домах в зимние холода зависит от Кремля, вызывает у немецких чиновников нервозность. Впрочем, как бы к этому ни относиться, одно они понимают четко: Россия снова в игре. Грядет газовая эпоха.

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Путин: российская экономика будет расти (Видео)
Реализацию соглашения «ОПЕК+» и деятельность "Роснефти" в условиях пандемии обсуждали во вторник в Ново-Огареве. Владимир Путин провел рабочую встречу с главой компании Игорем Сечиным.
Сечин подарил Путину бутылку нефти и предрек еще три года мирового кризиса
Сечин подчеркнул, что стоимость каждого барреля такой нефти на 11 долларов превышает цену Brent.