14 May 2007, 10:23
Пакистан завоевывает позиции транзитной державы на китайские деньги

14 May 2007, 10:23

На экономико-политической сцене Южной Азии все больше внимания привлекает к себе восходящая звезда — Пакистан. Крупные региональные и даже мировые игроки налаживают контакты с этой страной. До недавнего времени Пакистан оставался в тени Индии, от которой он отделился в 1947 году. Продолжавшиеся с тех пор конфликты между двумя странами вынуждали их партнеров достаточно жестко выбирать: или Дели, или Исламабад. Развивать отношения с обоими было «неполиткорректно». И большинство, естественно, выбирало Индию, как более масштабного и перспективного партнера. Исключение в те годы составлял, пожалуй, только Китай: у него были свои счеты с Дели, и потому он с легким сердцем стал на сторону Исламабада. За прошедшие десятилетия Китай и Пакистан стали не только экономическими партнерами, но и союзниками. Поднебесная щедро вооружает пакистанскую армию, и, благодаря Пекину, Исламабад по-тихому вошел в «ядерный клуб», не уступив в этом Индии.

Сейчас Пакистан постепенно выходит из тени, налаживая внешние связи и усиливая свои позиции в регионе. Но по-прежнему ведет себя тихо. Это его фирменный стиль — гнуть свою линию, не привлекая лишнего внимания. Но именно Китай по-прежнему наиболее активно и успешно разыгрывает пакистанскую карту. Главное, что Пекин хотел получить от своего южного союзника, — это выход к Аравийскому морю, в несколько раз сокращающий путь доставки в КНР нефти из стран Персидского залива. И вот, в марте 2007 г., он этот выход получил. На пакистанском побережье заработал новый глубоководный порт Гвадар, построенный практически полностью на китайские деньги. Пекин вложил в этот проект свыше 200 миллионов долл. Параллельно он помогает Пакистану развивать транспортную инфраструктуру, чтобы увеличить грузопоток между Гвадаром и Синцзян-Уйгурским автономным районом КНР. Тут уже забеспокоились американские стратеги, до сих пор увлеченные построением альянса с Индией и не придававшие Пакистану большого значения. Получилось, что этим невниманием воспользовался Китай — и теперь «его» порт Гвадар может в одночасье превратиться в военно-морскую базу Поднебесной, расположенную в непосредственной близости от Оманского пролива — «нефтяных ворот» Персидского залива! Вот так Китай по-тихому наложил руку на пульс мирового нефтяного трафика.

Впрочем, и Пакистан, благодаря партнерству с Китаем, добился немалого, прежде всего — влияния в своем регионе. В 1990-е гг. он, воспользовавшись дезинтеграцией СССР, позиционировал себя в качестве одного из важных партнеров республик Центральной Азии. Еще в 1992 г. тогдашний пакистанский премьер Наваз Шариф призвал Иран, Турцию, Афганистан и республики Центральной Азии объединиться в экономический блок. В настоящее время влияние Пакистана в регионе, конечно, уступает иранскому, но зато, в отличие от своего норовистого соседа, он открыто не конфликтует с Западом, и этим вызывает зачастую большее доверие. Кроме того, он предлагает республикам Центральной Азии помочь с экспортом газа и нефти. Еще в 1995 г. был подписан пакистано-афгано-туркменский меморандум о строительстве экспортного газопровода. Он получил название «трансафганский», но в силу последующих событий в Афганистане так и не был построен. Впрочем, заинтересованные стороны не теряют надежды: в прошлом году они подписали новый меморандум на ту же тему.

Параллельно при участии Пакистана разрабатывается и другой газопроводный проект — из Ирана в Индию. Это не менее трудная задача, учитывая специфику пакистано-индийских отношений. Но здесь наблюдается некоторое потепление: между Дели и Исламабадом уже ведутся переговоры на газовую тему, а в январе этого года Пакистан и Индия объявили о начале совместного обследования и геодезической съемки спорной акватории в Аравийском море для определения морских границ. То есть стороны сделали первый шаг к решению одного из наиболее острых территориальных споров, поскольку шельф, который им предстоит поделить, богат нефтью и газом.

Итак, Пакистан делает ставку на транзит. Теперь, благодаря китайским инвестициям, он получает в свое распоряжение мощный «фактор притяжения» потенциальных партнеров — портовую и транспортную инфраструктуру. Он может предложить не только Китаю, но и республикам Центральной Азии новые пути на мировые рынки. Покойный Туркменбаши возлагал на Пакистан большие надежды. Сейчас к этому направлению всерьез присматривается Казахстан — экономический лидер постсоветской Центральной Азии. Узбекистан вообще выстраивает с Исламабадом партнерские отношения. Сам же Пакистан хочет получить от северных соседей (помимо транзитных доходов) хлопок для своей текстильной промышленности, а также энергоносители. В настоящее время, например, разрабатывается проект экспорта в Пакистан электроэнергии из Таджикистана и Киргизии.

Восхождение новой «звезды регионального масштаба» не могло не привлечь внимание и России. До недавних пор наши отношения с Пакистаном были довольно натянутыми — в силу давней советско-индийской дружбы, а также поддержки Исламабадом афганских моджахедов в годы их противостояния с войсками СССР. Тем не менее в настоящее время обоюдная заинтересованность в сотрудничестве очевидна.

«Мы заинтересованы в поставках Пакистану сельскохозяйственной техники, тракторов, поливальных установок, другого оборудования. У нас в этой области были связи еще с советских времен, и мы намерены их реанимировать», — заявила директор департамента внешних экономических отношений МЭРТ Елена Данилова во время своего визита в Исламабад в сентябре прошлого года. По ее словам, Россия готова принять участие в сооружении газопровода Иран — Пакистан — Индия, а также в строительстве теплоэлектростанций и гидроэлектростанций.

Что же касается пакистанской стороны, то она заинтересована в сравнительно дешевой и непритязательной российской технике, а также в технологиях. Причем, «пакистанцы стремятся к созданию совместных предприятий. Создано СП по сборке грузовых автомобилей КамАЗ в Пакистане, и это только начало», — сказала Елена Данилова. Пакистан, по ее информации, готов также к сотрудничеству в области телекоммуникаций, заинтересован в услугах российских космических аппаратов в области связи и раннего предупреждения о природных катастрофах. Кроме того, Исламабад предлагает рассмотреть вопрос о создании двусторонней зоны свободной торговли.

Обретая региональный авторитет, Пакистан не прочь связать себя интеграционными узами с северными соседями: он уже имеет статус наблюдателя в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и стремится стать полноправным ее членом. Но наблюдателем в ШОС является также Индия, и не исключено, что две эти страны еще недостаточно примирились для того, чтобы состоять в одной интеграционной группировке. Причем, членство Пакистана в ШОС усилило бы позиции Китая, так что этому постарается воспрепятствовать Вашингтон. Вообще, не исключено, что Запад еще долго будет играть на давних противоречиях между Пакистаном и Индией, создавая серьезные помехи консолидации и самостоятельному развитию Азии. Об этом сообщает «Утро«.

Нефтепродукты на eOil.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Саудовская Аравия продолжает занимать у международных кредиторов
Государственный инвестиционный фонд Саудовской Аравии сообщил о подписании мультивалютной возобновляемой кредитной линии на сумму $15 млрд с консорциумом из 17 банков.
Гигантские нефтяные танкеры теряют по $6 779 в день из-за ОПЕК
Для владельцев нефтетанкеров настали трудные времена