24 August 2020, 12:21
Газовая гонка. Из-за чего обострилась ситуация в Средиземном море
важное 24 August 2020, 12:21

На протяжении десятилетий морские границы в Восточном Средиземноморье оставались локальной темой для Греции, Кипра и Турции, но после обнаружения в регионе залежей природного газа этот вопрос стал затрагивать интересы ЕС, стран Ближнего Востока и Северной Африки. Рассказываем, что происходит в этих водах и кто вовлечен в газовое противостояние.

В середине августа СМИ сообщили о столкновении турецкого и греческого фрегатов в Восточном Средиземноморье. Генеральный штаб национальной обороны Греции официально не подтвердил эту информацию, хотя оборонный портал Defence-point.gr сообщал, что турецкий фрегат Kemalreis пытался протаранить греческий Limnos. Ситуацию более или менее прояснил портал Armyvoice.gr, рассказав, что корабли скорее «задели» друг друга, что может случиться при маневрировании в небольшом пространстве.

Остроты ситуации добавило то, что это произошло в спорном районе, где находилось турецкое исследовательское судно Oruc Reis и много военных кораблей обеих стран. Речь идет о морской зоне недалеко от греческого острова Кастелоризо, куда за несколько дней до инцидента Oruc Reis прибыло для разведки нефтяных и газовых месторождений. Официальные Афины считают эти воды своей территорией.

Комментируя столкновение кораблей, неназванные представители Минобороны Греции намекнули журналистам Armyvoice.gr на негласную договоренность между двумя странами о сглаживании инцидента.

Эпицентр противостояния

Ситуация в этих водах обострилась после того, как 6 августа Греция и Египет подписали соглашение о демаркации морских зон. По мнению Афин, этот документ закрепил право греческих островов на морской шельф и исключительную экономическую зону.

В Анкаре это соглашение не признали. Некоторые из вошедших в документ территорий Турция считает своими, исходя из меморандума, который в прошлом году заключила с ливийским правительством национального согласия Фаиза Сараджа. Именно поэтому турецкое судно Oruc Reis и отправилось в спорный регион в сопровождении группы военных кораблей. В ответ Греция привела свои вооруженные силы в боевую готовность.

На сторону Афин встали Египет и Израиль, которые регулярно проводят совместные учения с греческими военными. К ним присоединилась Франция, направившая в спорные воды свои военные корабли. О ситуации также высказывалась канцлер ФРГ Ангела Меркель, которая призывала стороны к дипломатическому разрешению вопроса, но одновременно заявляла о солидарности Берлина с европейскими союзниками. Таким образом, ситуация в Восточном Средиземноморье накалилась до самой критической отметки за последние 20 лет и угрожает конфликтом.

Размытые границы

Согласно проведенным картографическим исследованиям ЕС в начале 2000-х годов, отправной точкой для определения морских границ Греции и Кипра были взяты турецкие берега. Другой точкой считалось побережье каждого обитаемого греческого острова (независимо от размеров и близости к Турции). В Анкаре, которая владеет более 1,5 тыс. км средиземноморского побережья, такую демаркацию считают несправедливой.

В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву из-за своей обширной береговой линии Турция может претендовать на более крупную морскую зону. Тем не менее Анкара отказывается вступать в это соглашение, так как хочет управлять судоходством по собственным правилам. Таким образом страна закрыла для себя возможность оспаривать вопрос морских территорий в международном суде.

На протяжении десятилетий споры о морских границах в Восточном Средиземноморье оставались локальным вопросом между Грецией, Кипром и Турцией. Однако найденные здесь в 2009 году газовые месторождения превратили регион в одну из стратегических арен, где пересекаются интересы ЕС, стран Ближнего Востока и Северной Африки. Важную роль также сыграли Италия и Франция, что только накалило и без того непростые отношения между ЕС и Турцией.

Сокровища Средиземноморья

Поворотный момент случился, когда в августе 2015 года итальянский концерн Eni открыл на египетской морской территории крупное газовое месторождения Zohr. Находка означала, что в регионе внезапно появились рыночные объемы природного газа.

Eni, которая также является ведущим оператором по добыче газа на Кипре, предложила план по объединению кипрского, египетского и израильского газа, который бы перерабатывался на египетских заводах и поставлялся в Европу в качестве СПГ (сжиженный природный газ). Итальянская компания является ведущим акционером одного из двух египетских СПГ-заводов.

В этом на первый взгляд взаимовыгодном сотрудничестве не нашлось места Турции, которая обладает внушительной трубопроводной инфраструктурой в Европе и давно претендует на роль регионального энергетического центра.

В 2018 году французский гигант Total (третья по объему выручки компания ЕС) стал партнером Eni по разработке всех газовых месторождений на Кипре. Одновременно Кипр официально согласился экспортировать газ на египетские заводы СПГ. Это увеличило роль Франции в регионе и еще больше отодвинуло Турцию на задний план.

После сделки Кипра с Египтом Израиль, который ранее задумывался о строительстве подводного газопровода Израиль — Турция, последовал примеру Кипра и также заключил контракт на продажу своего газа Египту.

Турция выразила свое отношение к происходящему через серию военных учений, посылая в кипрские воды разведывательные и учебные корабли с военно-морским сопровождением. Страна по-прежнему отказывается признавать морские границы Кипра, которые, как считает Анкара, были незаконно проведены в ущерб Турции.

На фоне турецких акций альянс Египта, Израиля, Кипра и Греции начал получать все большую поддержку со стороны Франции, Италии и США — каждая из этих стран вложила значительные средства в добычу восточносредиземноморского газа. Турцией, которая является одним из важнейших флангов НАТО на востоке, действия союзников по альянсу воспринимаются не иначе как предательство.

Ливийский фактор

Еще одним немаловажным участником средиземноморского газового противостояния остается Ливия — пожалуй, единственный турецкий союзник в регионе. Но тут важно оговориться, что речь идет только о ливийском правительстве Сараджа, которое является лишь одной из противоборствующих сил в охваченном гражданской войной государстве.

В 2019 году с помощью Ливии Турция попыталась вырваться из региональной газовой изоляции, подписав с Триполи собственное соглашение о морской демаркации. Документ определяет максимальную морскую зону для Турции, лишая любой из греческих островов континентального шельфа или исключительной экономической зоны прав на залежи ископаемых. Таким образом Анкара пыталась заполучить дополнительные правовые рычаги, чтобы в дальнейшем оспорить греческие и кипрские морские границы. Помимо демаркации Анкара и Триполи договорились о военном сотрудничестве и турецкой помощи правительству Сараджа, которое сражается с Ливийской национальной армией генерала Халифы Хафтара. Последнего поддерживают Франция и Египет.

Вмешательство Анкары позволило Сараджу отбросить силы Хафтара, которые в начале года заявляли о скором взятии Триполи. Сохранив действующий режим в Ливии, Турция обеспечила и сохранение своих морских соглашений, после чего перешла к активным действиям, начав отправлять свои суда к берегам Греции и Кипра.

При этом ЕС официально не признал действие ливийско-турецкого меморандума, который провел вертикальную линию через Средиземное море. После этого Греция, Израиль и Кипр подписали соглашение о строительстве подводного трубопровода EastMed для транспортировки газа из Восточного Средиземноморья в Европу. Этот проект активно лоббировали в США.

Эскалация продолжается

В настоящее время кроме Oruc Reis в Средиземноморье разведкой занимаются еще два турецких судна — Barbaros Hayreddin и Yavuz. Последнее будет проводить геологоразведочное бурение возле берегов Кипра в Средиземном море с 18 августа по 15 сентября.

По мнению президента Турции Тайипа Эрдогана, действия Анкары в Средиземном море «полностью оправданы с точки зрения международного права».

Ситуация остается сложной. Греция, Кипр и Франция выступают за решительные действия в отношении Турции. Другие региональные державы, такие как Италия, Мальта и Испания, стараются не делать резких заявлений, скорее всего, из-за коммерческих интересов, которые связывают эти страны с Турцией. Берлин призывает стороны к компромиссам, но в своей средиземноморской политике часто опирается на Францию.

Что касается США, то Вашингтон планирует использовать свой главный рычаг — экономические санкции. Так, 14 августа старший демократ комитета по иностранным делам Сената Конгресса США Роберт Менендес (от штата Нью-Джерси) и сенатор Крис Ван Холлен (демократ от штата Мэриленд) призвали госсекретаря США Майкла Помпео вместе с ЕС ввести санкции против ключевых секторов экономики Турции за действия в Средиземном море. Кроме того, в тот же день глава МИД Греции Никос Дендиас после экстренного заседания Совета по иностранным делам ЕС и встречи в Вене с Помпео заявил, что список санкций в отношении Турции, которые Греция запросила у служб Евросоюза, составляется.

В ответ Эрдоган пообещал продолжить геологоразведку в Средиземном море, несмотря на угрозу санкций.

tass.ru

Прогноз биржевых цен с 24 по 28 августа 2020

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Газовая гонка. Из-за чего обострилась ситуация в Средиземном море
Непростые отношения между ЕС и Турцией накалились еще сильнее
Число буровых установок в США увеличилось впервые с марта
Нефтедобывающие компании, работающие в США, прекратили закрывать буровые установки — их число увеличилось впервые с марта этого года.