Рынки

British Petroleum как зеркало XX века

15 августа 2017, 14:29

Компания BP относительно поздно начала свою деятельность в нефтяной отрасли. В начале XX века в США в крупных масштабах действовал монополист Standard Oil, в Баку в Российской империи давно добывали нефть, а Британия все еще рассчитывала на свой уголь и в нефтяной индустрии почти не присутствовала.

Все изменил Черчилль. Незадолго до первой мировой войны, будучи первым лордом адмиралтейства (военно-морским министром), он приказал перевести весь военный флот Британской империи с угля на нефтяное топливо. А в 1913 году британское правительство приобрело контрольный пакет акций основанной нескольким годами ранее Англо-персидской нефтяной компании. Через несколько десятков лет эта компания будет переименована в British Petroleum.

Англо-персидская нефтяная компания начиналась как типичное полуавантюрное предприятие времен поздней Британской империи. В 1901 некий Уильям Нокс Дарси уговорил шаха Мозафереддина выдать ему концессию на разведку и добычу нефти на территории Персии сроком на 60 лет.

В то время Персия представляла собой полуколонию, де-факто разделенную на зоны влияния между русскими на севере и англичанами на юге. Это, а также относительно скромная сумма в 20 тысяч фунтов, выданная лично шаху, помогли Дарси получить концессию на чрезвычайно благоприятных для него условиях. Персы получали только 16% от чистой прибыли всего предприятия, да и то, как рассчитывалась эта прибыль, их не касалось.

Этот грабительский договор, с некоторыми изменениями, будет действовать в Персии до 1950-х годов. Шах Мозафереддин все-таки поплатился за эту концессию, как и за другие случаи предательства интересов народа — в 1906 году восставшие персы заставили его принять ограничивающую самодержавную власть конституцию, и через несколько недель он умер от горя.

Русские дипломаты пыталась интриговать против подписания этой концессии, но потерпели поражение — впрочем, концессия не распространялась на северные провинции Ирана, которые считались зоной влияния Российской империи.

Первоначально британское предприятие, довольно честно называвшееся «Первая компания эксплуатации», долгое время не могло найти коммерчески выгодных месторождений. Дарси потратил все свои сбережения, наделал долгов и, наконец, передал Бирманской нефтяной компании (разумеется, принадлежащей британцам) свои акции в этом персидском предприятии в обмен на деньги и должность директора. Он уже собирался окончательно сворачивать дела, как в один прекрасный день в 1908 году в местечке Майдан-э-Нафтан на юго-западе Персии его бурильщики наткнулись на богатое месторождение. Это ознаменовало начало нефтяной эпохи в Иране, да и на всем Ближнем Востоке.

Для разработки месторождения сразу же была основана Англо-персидская нефтяная компания (АПНК). Несмотря на то, что предприятие было частным, британское правительство плотно занималось его делами. Начались переговоры с персами и компании было выделено местечко Абадан на берегу Персидского залива для строительства гигантского нефтеперерабатывающего завода, самого крупного на то время. А, когда после запуска деятельности, компания через несколько лет чуть не обанкротилась — спроса на нефтепродукты большого тогда не было — правительство её выкупило.

Британцы не просчиталась. В течение всей первой мировой войны Англо-персидская нефтяная компания была источником 100% топлива для военно-морского флота. Уровень добычи и переработки неуклонно росли.

После окончания Первой мировой войны дела компании пошли в гору. Начал бурно развиваться автотранспорт, и, стало быть, спрос на нефтепродукты.

До первой мировой войны в Британии существовала разветвленная сеть автозаправок под названием British Petroleum — по иронии, принадлежавшая немцам. Во время войны эту компанию, разумеется, реквизировали, а потом передали Англо-персидской нефтяной компании. Эта розничная сеть стала быстро расширяться, её торговая экспансия распространялась и на другие страны Европы и мира.

АПНК начала добычу нефти, совместно с другими компаниями, в отобранной у турок Месопотамии — на территории нынешнего Ирака, причем его полумарионеточному королю досталась еще меньшая доля доходов, чем у шаха. Началась добыча в Кувейте, совместно с американской Gulf Oil, а также в некоторых других странах — Ливии, Нигерии. Нечего и говорить, что самим арабам и другим «местным» мало что перепадало от нефтяного бума.

Компания процветала, иранская и арабская нефть перерабатывалась на заводе в Абадане, нефтепродукты танкерами доставлялись через принадлежащий англичанам и французам Суэцкий канал в Европу и там распространялись через растущую сеть British Petroleum. В Британии строились новые нефтеперерабатывающие заводы.

У персов с ростом грамотности и национального самосознания стало появляться осознание того, что их беспардонно грабят. В 1932 году шах Реза потребовал пересмотра условия концессии. Персия получила единоразовую выплату в 1 миллион фунтов стерлингов, также изменился и размер периодических выплат — вместо 16% они стали получать 4 шиллинга за тонну нефти плюс 20% с прибыли, превышающей 671,250 фунтов, и, кроме того, некоторые другие выплаты и скидки. Концессия была продлена на 60 лет до 1993 года. В результате нового соглашения фактические выплаты персам увеличились в среднем с 12.3 до 21.5 американских центов за баррель.

В 1935 году шах переименовал Персию в Иран, и компания была переименована в Англо-иранскую нефтяную компанию (АИНК).

После второй мировой войны колониальная система мира стала разваливаться. Правительство Ирана потребовало от Англо-иранской нефтяной компании нового пересмотра концессионного соглашения и более выгодных условий раздела прибыли — хотя бы на уровне 50/50, как недавно до этого западные нефтяные компании договорились с властями Саудовской Аравии. Руководство АПНК отказалось на это пойти. В результате парламент Ирана принял закон о национализации компании, а место премьер-министра занял ярый противник Великобритании Мохаммед Моссадык.

Такой радикальный шаг, конечно, не мог остаться без ответа со стороны «мирового империализма». Ведущие западные державы объявили бойкот на закупку нефти у Ирана. Британские военные корабли курсировали у берегов страны и осуществляли блокаду, не допуская «штрейкбрехеров» к заводу компании в Абадане. Все британские специалисты были эвакуированы. Нефтяная индустрия Ирана практически остановилась. Несмотря на все предложения уступок правительство Моссадыка не шло на попятную. Тогда британцы обратились к США с просьбой окончательно «повлиять» на Иран.

Первоначально американцы не хотели вступаться за интересы британской компании, тем более, что националист Моссадык считался «бастионом против коммунизма» и хорошо относился к американцам. Но на администрацию давили американские нефтяные компании, которые не хотели, чтобы Иран создал такой прецедент. В конце концов, когда Моссадык отказался от последнего, довольно щедрого, предложения — Ирану бы передавалась вся компания, а в обмен они должны были заплатить британцам некоторую компенсацию и пустить их в новый консорциум по продаже нефти — американцы решились полностью занять сторону англичан и организовали в Иране военный переворот.

Операция «Аякс» была первой в таком роде, потом американцы вошли во вкус и устраивали насильственные перевороты по всему миру. Моссадыка сняли и посадили; шаху, первоначально испугавшемуся и сбежавшему из страны, возвратили широкие полномочия.

В 1954 году было подписано новое соглашение с Ираном. Понятно, о возвращении докризисных условий не могло быть и речи, тем более что американцы требовали вознаграждения за свою работу. Был создан новый консорциум по эксплуатации нефти Ирана — в котором у АИНК оставалось только 40% — все остальные доли отошли другим западным, в основном американским компаниям. Прибыль делилась пополам между консорциумом и иранцами. Договор был заключен на 25 лет, с возможностью продления еще на три срока по пять лет.

Таким образом, в результате всех этих событий доля АИНК в прибыли от иранской нефти упала до 20% — гораздо меньше, чем они бы продолжали получать, согласившись на первоначальные требования иранцев. Правда, компания получила определенную компенсацию от Ирана и других членов консорциума.

Условия были более благоприятными для иранцев, но шах в результате такого неприкрытого вмешательства потерял всякую популярность и авторитет. Это была последняя победа британского империализма, его лебединая песня.

Через несколько лет произошел так называемый Суэцкий кризис, когда президент Египта Насер отобрал у англичан и французов Суэцкий канал, по которому британцы перевозили нефть из Персии. Европейцы планировали вернуть свое достояние путем коварнейшей операции — Израиль должен был напасть на Египет и занять Синайский полуостров, а англичане и французы выступили бы как миротворцы и забрали бы себе обратно канал. Но такой наглейший обман даже американцам показался переходящим все границы, и операция не была проведена. Канал остался в руках у египтян.

Перерождение

Руководству компании становилось все более понятно, что квазиколониальная система стала разваливаться, и все эти сверхприбыльные соглашения с бывшими колониями продержатся недолго. Надо было кардинально менять стратегию и превращаться из имперского артефакта в нормальную эффективную международную корпорацию.

Символически переломным моментом можно назвать 1954 год, когда компания переименовала себя в British Petroleum, использовав наименование своей торговой сети. В том же десятилетии компания начала активно искать новые источники нефти, на этот раз в более «цивилизованных» местах.

Сначала BP зашла на канадский рынок, приобретя несколько канадских компаний. Потом пришла очередь США — в 1959 году было принято решение начать бурение на Аляске, около залива Прадхо-Бей (Prudhoe Bay) на самом севере полуострова (Prudhoe).

Повторилась персидская история в начале деятельности компании — бесплодное бурение на Аляске продолжалось около десяти лет. Компания уже собиралась забросить проект и начала демонтировать оборудование, как вдруг получила подозрительно щедрое предложение на продажу своих прав на бурение от других компаний, работающих по соседству — ARCO и Exxon. Подозрения оправдались — конкуренты натолкнулись на богатое месторождение и попытались это скрыть. Англичане опять установили буровое оборудование, продолжили работы и уже в 1969 году были вознаграждены — месторождение нефти и газа Прадхо-Бей оказалось крупнейшим из когда-либо открытых на то время в Северной Америке.

Это был поворотный момент в судьбе компании. Отныне ей уже не угрожала судьба других осколков колониального мира вроде Iraq Petroleum и Burmah Oil, она становилась самодостаточна и уже не полностью зависима от персидской нефти и договоров колониальной эпохи.

Прошло немного времени и компанию ожидал еще один приятный сюрприз. В 1970 году в Северном море было открыто месторождение нефти Фортиз (Forties) с потенциалом производства 400 тыс. баррелей нефти в день.

Это открытие произошло как нельзя вовремя. В 1970-х годах во всему миру пошла волна национализации и у British Petroleum отобрали все операции в Ливии, Кувейте, Нигерии, Ираке. В Иране в результате исламской революции в 1979 году был свергнут шах и Иран разорвал договор с западным нефтяным консорциумом. Практически все источники нефти на Ближнем Востоке для компании были потеряны. В 1975 году BP перевезла 140 миллион тонн нефти из Ближнего Востока — в 1983 эта цифра упала до 500 тысяч тонн.

Тем не менее, диверсификация источников нефти дала свои плоды. Национализация в Иране привела к тому, что мировая добыча BP снизилась «только» на 40% — катастрофично, но не фатально.

British Petroleum продолжала свою экспансию в Америке. Совместно с американскими нефтяными компаниями — теми же самими, которые так неуклюже хотели выкупить их проект — был построен Трансаляскинский трубопровод на 1200 км, пересекающий весь полуостров от Прадхо-бей до порта Валдес на юге полуострова. Нефтяной кризис 1970-х побуждал власти США как можно больше поощрять производство нефти на своей территории.

В 1968 году BP приобрела акции компании Standard Oil of Ohio (Sohio), обладающей крупной сетью автозаправок и затем постепенно довела свой контроль в компании до 100%. После этого компания продолжала скупать сети заправок на территории США и нефтеперерабатывающие мощности.

В конце 1970-х — 1980-х годах правительство Тэтчер в несколько этапов приватизировало компанию, и британское государство полностью вышло из её капитала. Это было тоже определенным символическим разрывом с прошлым. Кстати, значительную часть акций — до 21.6% — купил Кувейт, разбогатевший на нефтяном кризисе 1970х. Ирония судьбы — колонизуемые стали своего рода колонизаторами. Это, впрочем, не понравилось британцам, и они потребовали от арабов снизить свой пакет до 9,6%.

Компания продолжала американизироваться. В 1998 году ВР провела слияние с крупной американской нефтяной компанией Amoco. Это было крупнейшее в мире слияние такого рода в то время. Компания в результате этого слияния вошла в добычу нефти в Мексиканском заливе. В 2000 году была приобретена компания ARCO, с которой BP начинала добычу на Аляске.

Фактически BP перестала быть британской компанией. Большинство акционеров сейчас находятся в Америке, там же работает большая часть персонала.

В 2000 году была куплена Castrol — осколок Бирманской нефтяной компании, которая на заре деятельности так выручила основателя BP деньгами. В отличие от BP, Бирманская нефтяная компания так и не смогла отойти от шока после развала колониального мира и совсем перестала заниматься добычей нефти. Единственно, что она сделала правильно — приобрела успешного производителя масел Castrol, чье имя потом себе и взяла.

Дела у BP шли прекрасно, прибыли высокие, рост — сильный. Компания добывала и перерабатывала нефть по всему миру. Но внезапно произошло необычное, никем не ожидаемое событие, которое все перевернуло с ног на голову и на какое-то время поставило под вопрос само существование компании. Так человек ходит по земле, не подозревая, что судьба готовит ему на следующий день.

Этой компании всегда не везло со всяким происшествиями, связанными с окружающей средой и нарушением техники безопасности. Так, в 2006 году в Техасе произошел взрыв на принадлежащем BP нефтеперерабатывающем заводе, в результате которого погибло 15 человек. В том же году произошел значительный разлив нефти на Аляске.

Но в 2010 произошел инцидент, затмивший все предыдущие происшествия. В Мексиканском заливе произошел взрыв на нефтяной платформе глубоководного бурения Deep Horizon. Погибло 11 человек — их тела так и не смогли найти, еще 17 сотрудников получили ранения.

В море сразу начала изливаться в огромных количествах нефть, и эту утечку не могли ликвидировать в течение нескольких месяцев. Американцы оценивают, что всего в море попало около 5 млн. баррелей нефти. В результате утечки произошло массивное загрязнение не только моря, но и берега нескольких штатов.

BP дорого заплатила за эту оплошность. Больше 62 миллиардов долларов было уплачено в виде штрафов и компенсаций в фонд помощи жертвам аварии, причем количество этих «жертв» и их юристов умножалось с каждым днем расследования. Сильно пострадал имидж компании — в ВР даже всерьез раздумывали, не переименовать ли все американские подразделения в Amoco. Курс акций упал на 50%, с тех пор он несколько восстановился, но больше не достигал доаварийного уровня. Компания выжила, но последствия этой катастрофы еще долго будут её преследовать.

Российские похождения

Российская деятельность компании тоже была украшена своеобразным колоритом, но в итоге все завершилось для нее неплохо.

В 1990х годах BP стала развивать в РФ с нуля сеть заправок под собственным именем. А в 1997 году компания вложила 571 млн. долларов в 10% нефтяной компании «Сиданко» — впоследствии это пакет был увеличен.

Правда, через непродолжительное время основной актив «Сиданко» — добывающая компания «Черногорнефть» — была у компании отобрана Альфа-группой Фридмана с помощью решений каких-то захолустных судов.

BP долго ходила по российским инстанциям, то пыталась судиться, то жаловалась тогдашнему президенту Ельцину, но добиться возвращения похищенного имущества не смогла. Впрочем, в 2003 году олигархи и англичане помирились — была создана совместная структура под названием ТНК-ВР, в которую стороны вложили все свои нефтяные активы, включая пресловутую «Черногорнефть», и определенные денежные средства. Доля BP в совместном предприятии составила 50%.

Дела на предприятии, несмотря на хорошее операционное управление и высокую прибыльность, не всегда шли гладко. Время от времени возникали какие-то скандалы и ссоры между олигархами и англичанами. «По совпадению», руководителя совместного предприятия Роберта Дадли стали преследовать правоохранительные органы, у него появились проблемы с продлением российской визы.

Впрочем, для BP все закончилось более чем удачно — в 2013 году их пакет в ТНК-ВР приобрела Роснефть, заплатив им за него около 12 млрд. долларов и пакет в 18,5% акций Роснефти, который даже по сегодняшнему, сильно снизившемуся с тех пор курсу, оценивается примерно в 7–8 миллиардов долларов. К тому же за время работы ТНК-ВР британцы еще получили дивидендов на сумму 19 миллиардов долларов, согласно информации на их сайте. Так что приватизация нефтяной отрасли России хорошо обогатила не только олигархов, но и честного британского инвестора.

Таким образом, российский бизнес для компании оказался весьма прибыльным. Для Дадли история завершилась тоже как нельзя лучше — он стал генеральным директором (CEO) всей компании BP.

История British Petroleum очень богата и противоречива, а также неразрывно связана с важнейшими событиями мировой политики XX века. Не имеет смысла, конечно, давать этому колоритному прошлому возможность каким-то образом влиять на наше отношение к этой компании в настоящее время. Сейчас это почтенная и прогрессивная международная корпорация, сотрудники которой не имеют ничего общего ни с периодом первоначального накопления капитала, ни с эпохой империализма.

Руслан Халиуллин

neftianka.ru

 

Читайте прогноз ценовых колебаний с 14 по 18 августа 2017 здесь.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное
Комментарии

Китай назвал ошибкой решение S&P понизить суверенный рейтинг страны
Решение S&P понизить кредитный рейтинг Китая является ошибочным, поскольку основано на методологии оценки стран с развитой экономикой и не учитывает особенности развития, прокомментировали в Пекине прогноз международных аналитиков.
Греф: санаций крупных банков в России больше не будет
Глава Сбербанка Герман Греф выразил мнение, что санаций крупных банков в России, скорее всего, больше не будет.