«Газпром» заставили уйти из Латвии
22 July 2020, 11:23

Российский «Газпром» завершил продажу 34 процентов оператора газотранспортной системы (ГТС) Латвии Conexus Baltic Grid, сообщает РИА Новости со ссылкой на материалы компании.

Стоимость пакета составила 77 миллионов евро, данные о покупателе не раскрывались. Предполагалось, что продажа состоится в феврале, но тогда закрыть сделку не удалось, так как отлагательные условия не были выполнены и средства не переводились.

Из республики компанию заставили уйти требования Третьего энергопакета Евросоюза, которые запрещают газодобывающим компаниям иметь доли в газотранспортных системах стран — членов объединения. «Газпром» выкупил долю в Conexus Baltic Grid в 2017 году, когда в Латвии реорганизовывали монополиста Latvijas Gaze.

Это не первый случай, когда «Газпрому» приходится уступать требованиям Третьего энергопакета вопреки своим интересам. В прошлом году компания по иску Польши утратила право полностью использовать объемы газопровода OPAL, который является сухопутным продолжением «Северного потока».

Позднее Евросоюз запретил использовать мощности строящегося газопровода Северный поток-2, если он будет завершен, более чем наполовину.

В обоих случаях оставшиеся объемы должны быть зарезервированы для альтернативных поставщиков. Однако обе трубы предназначены для транзита из России, где «Газпром» обладает монополией экспорт.

lenta.ru

 

Прогноз биржевых цен на 22 июля 2020

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Профицит бюджета России за 2021 год составил полтриллиона (Видео)
ЦБ и правительство справляются с обеспечением экономической стабильности в России, даже несмотря на санкционное давление.
Цена на нефть бьет рекорды (Видео)
Нефтяные котировки обновили многолетние максимумы. На торгах вторника марка Brent вплотную приблизились к отметке 90 долларов за баррель. Опасения по поводу дефицита нефти и геополитической напряженности сказались сильнее фактора пандемии.