25 September 2020, 12:45
Газовый хаб по-турецки
важное 25 September 2020, 12:45

«Газпром» не уйдет с турецкого рынка газа — Турции это тоже не нужно, — но ему придется пересмотреть ряд вопросов сотрудничества

«Газпром» не уйдет с турецкого рынка газа, однако растущая конкуренция заставит его либо смириться с периодическим спадом объемов экспорта, либо пересмотреть стратегию ценообразования для новых контрактов. В 2021 году истекает срок соглашения Турции с Россией, по которому половину из 8 млрд куб. газа должна выкупать турецкая Botas, а оставшуюся часть — Avrasya gaz (0,5 млрд куб.), Shell (0,25 млрд куб.), Bosphorus gaz (0,75 млрд куб.) и Enerco (2,5 млрд куб.). В этом же году заканчивается срок старого договора и с Азербайджаном на поставки в Турцию 6,6 млрд куб. газа в год, а также истекают контракты с Экваториальной Гвинеей и Нигерией — по 1 млн т СПГ в год. Очевидно, что в таких условиях переговорные позиции «Газпрома» при заключении новых контрактов с Анкарой будут весьма непростыми.

Первая половина 2020 года показала, что доля России в общем импорте газа Турции при нестандартной ситуации на рынке может очень сильно «проседать».

За 6 месяцев текущего года, как утверждает ПРАЙМ, Россия экспортировала в Турцию 4,68 млрд куб. газа, что на 41,5% меньше прошлогодних показателей. А вот Азербайджан наоборот нарастил поставки на 23,4% — до 5,44 млрд куб. Судя по данным турецкого энергетического регулятора EPDK, за первые 5 месяцев 2020 года по трубопроводным поставкам в Турцию Россию обошел не только Азербайджан (23,5% от общего объема импорта), но и Катар (20%) с Алжиром (13,7%), которые экспортировали в Турцию СПГ.

Не вызывает оптимизма и общая картина экспорта российского газа в Турцию, если проследить динамику поставок за последние годы. Почти пять лет назад председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер заявлял, что Турция по итогам 2015 г. заняла второе место среди основных покупателей газа у России. В 2017 эта страна приобрела рекордные 29 млрд куб., но с 2018 года объем упал до 23,96 млрд куб., а в 2019 закупки рухнули почти на 40% — до 15,5 млрд кубометров газа. 2020 год, очевидно, покажет очередной антирекорд. Однако это вовсе не значит, что Анкара хочет в итоге полностью отказаться от поставок из РФ, намереваясь заменить их исключительно азербайджанским газом, который так активно закупался в последние месяцы.

Стратегия «Газпрома» в торговле с Турцией, при которой индексация контрактных цен на газ зависела от цен на нефть, в последние годы обеспечивала более высокую стоимость «голубого топлива», чем индексация по рыночным котировкам газа. Это приносило российскому холдингу неплохие доходы. Однако в условиях пандемии коронавируса, которая привнесла ценовой хаос на мировые рынки нефти и газа, Турции было логичнее использовать других поставщиков. В первом и втором кварталах 2020 года газ российского холдинга для турецкой Botas стоил $257 и $228 за 1 тыс. куб. соответственно. При этом Анкара покупала спотовые партии СПГ по средней цене в $98,2 за 1 тыс. куб. в первом квартале и по $63 за 1 тыс. куб. во втором.

В Баку не намерены останавливаться на достигнутом. Азербайджан хочет нарастить экспорт за счет нового месторождения Апшерон, где недавно на церемонии закладки фундамента морских операций присутствовал президент страны Ильхам Алиев. По его словам, запасы этого месторождения составляют 350-360 млрд куб. газа и 100 млн т конденсата. На первом этапе в 2022 году планируется добывать 1,5 млрд куб. газа в год и 700 тыс. т в год газового конденсата, а на втором этапе — 4 млрд куб. в год. Впрочем, пока не совсем понятно, какой реальный объем экспорта в Турцию обеспечит это месторождение, когда добыча на нем выйдет на полную мощность. Но велика вероятность, что Анкара будет закупать такой газ независимо от его количества — лишь бы цена была приемлемой.

«Главная цель энергетической стратегии Турции — завязать на себе как можно большее число проектов, особенно транзитных, чтобы стать крупнейшим энергетическим хабом в Евразии — независимым центром ценообразования на газ.

Страна удачно расположена на пути Каспийских углеводородных ресурсов, идущих в сторону ЕС. Да и внутренний рынок Турции, учитывая ее развитую промышленность и состояние сельского хозяйства, весьма привлекателен для экспортеров газа. Именно поэтому она готова постоянно покупать энергоносители из российских «Голубого» и «Турецкого» потоков, а также из азербайджанского трубопровода. Во время пандемии Анкара даже вынудила американский, катарский и российский СПГ серьезно конкурировать между собой», — сообщает независимый эксперт Вячеслав Мищенко.

По его мнению, Азербайджан смог увеличить долю экспорта на турецкий рынок за счет целого комплекса фактов, которые совпали в первом полугодии 2020 года. Сыграли роль не только пандемия, пониженный спрос на газ во всем мире и теплая зима, но и принцип формирования цен на газ разных поставщиков. У «Газпрома» ценообразование газа привязано к стоимости нефти, оно меняется в соответствии с временным лагом в 6-9 месяцев. Азербайджан применяет другую стратегию: он использует спотовые индексы, где рыночная цена меняется более гибко, чем активно и пользовались турки первую половину 2020 года. Но вскоре ситуация изменится, да и условия «бери или плати» никто не отменял.

«У Азербайджана есть трубопровод, но, в отличие от инфраструктуры «Газпрома», он не сможет в критической ситуации, когда, скажем, начнется крайне холодная зима, существенно увеличить объем прокачки газа.

Теоретически TANAP можно расширить, но под какие мощности это делать?

Где гарантия, что дорогостоящие работы окупятся, когда непонятно, сколько на самом деле сможет выдать для экспорта месторождение Апшерон? Излишне оптимистический взгляд на рост добычи газа в Азербайджане мы видели уже неоднократно. Месторождению «Шах-Дениз» в 1990-е годы тоже многое пророчили», — резюмирует Вячеслав Мищенко.

Торговля по-турецки

Если Анкара действительно хочет надолго стать крупным газовым хабом, ей ни в коем случае нельзя допускать сокращения числа поставщиков газа, какой бы ни была конъюнктура рынка. Большое число продавцов на турецкой площадке — гарантия здоровой конкуренции, от которой зависит сила переговорной позиции Анкары в вопросе ценообразования на «голубое топливо». По этой причине Турция всегда позитивно относится к появлению нового или расширению уже существующего газопровода, будь он из России или Азербайджана, а также не забывает о создании инфраструктуры для приема и конвертации СПГ. К слову, уже сейчас Анкара может принять около 18,8 млн т СПГ (24 млрд куб газа) — это почти половина всего потребления газа страны за 2019 год.

Впрочем, технический потенциал по объему поставок из России сохраняет за «Газпромом» статус одного из серьезнейших игроков на турецком рынке. «Голубой» и «Турецкий» потоки способны в итоге обеспечить прокачку 47,5 млрд куб. газа. Азербайджан при всем желании пока с такими цифрами конкурировать не может. Страна способна доставлять около 16 млрд куб. газа в Турцию через «Южный газотранспортный коридор», закачивая углеводороды в TANAP. Даже если Баку увеличит добычу до 40 млрд куб. газа, о чем еще до начала пандемии говорил министр энергетики Азербайджана Парвиз Шахбазов, и решит весь этот объем, игнорируя собственный внутренний спрос, направить на экспорт в Турцию, нужной для этого инфраструктуры у страны попросту нет. При этом у РФ есть возможность отправлять еще и СПГ, правда, такой тип экспорта газа трудно назвать характерным для российского экспорта на турецком рынке.

Пока что у «Газпрома» есть страховка в виде условий контракта «бери или плати».

Это должно заставить турецкие компании выкачать оставшиеся по договору объемы газа, что, скорее всего, они и начнут делать с октября этого года, поскольку цена на него за счет временного лага по привязке стоимости к нефти может стать более низкой, чем в первом полугодии. При этом, как отметил в беседе с «НиК» заместитель гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач, учитывая национальные традиции, турки никогда не упускают возможность поторговаться. Сейчас конъюнктура благоволит покупателям, они рассчитывают улучшить условия поставок газа в ходе переговоров по новым контрактам или корректировке действующих соглашений.

«По азербайджанскому газу идет процесс наращивания поставок в Турцию по новому контракту с проекта „Шах-Дениз-2“. При этом процесс роста поставок из Азербайджана наложился на проблемы со спросом на газ в самой Турции, которые снижаются уже третий год подряд. Это создает проблемы другим экспортерам трубопроводного газа — России и Ирану. Амбиции Турции в сфере превращения в энергетический хаб тоже понятны, но они вряд ли осуществимы без тесного взаимодействия с Россией. У РФ хороший фундамент для долгосрочного сотрудничества с Турцией в газовой сфере: развитая инфраструктура, опыт преодоления тяжелых периодов», — считает эксперт.

Риски становятся все серьезнее

Летом 2020 года в американской прессе появились сообщения о том, что некоторые турецкие частные компании нарушили контрактное условие «бери или плати», выбрав менее 15% согласованных с «Газпромом» объемов покупки, тем самым, как писала Wall Street Journal, задолжав российскому холдингу за 2019 год от $1,5 млрд до $2 млрд. Информацию в «Газпроме» тогда официально не прокомментировали. Так ли это на самом деле, пока не известно. Но, возможно, существуют риски осуществления подобного сценария в 2020 году, поскольку частным турецким компаниям в ближайшие годы будет трудно отобрать из российских трубопроводов нужный объем, если только конъюнктура рынка не будет благоприятной, делая цену «Газпрома» более привлекательной, чем закупки СПГ или азербайджанского газа.

Анкара, очевидно, не стремится к наращиванию долгов перед «Газпромом», чтобы потом игнорировать их выплаты и портить отношения с Москвой. Турция хочет стать газовым хабом, а значит, даже если она критически сокращает импорт из какой-нибудь страны, как это произошло в случае с Россией, она делает это временно, руководствуясь принципом «кто дешевле предложит — у того и купим». У Анкары есть место для маневра. Она может выбирать между поставщиками, которые формируют цену контрактного газа либо по привязке цен на нефть, либо по привязке к спотовым рынкам.

Риски для России состоят в том, что Анкара, превращаясь в газовый хаб, усилила свой интерес к альтернативным поставщикам газа.

Именно поэтому при заключении новых контрактов с «Газпромом», Турция, очевидно, будет требовать большей гибкости в ценообразовании.

Среди турецких политиков и прессы все чаще звучит недовольство стоимостью российского газа, которая выше рыночной цены. Конечно, действующие контракты были заключены много лет назад, но нынешняя власть в Турции, похоже, намерена изменить подход в договоренностях такого рода. Инфраструктура по приему СПГ, газопровод из Азербайджана, пусть и с меньшими объемами, чем «Турецкий» и Голубой» потоки, а также спекуляция темой добычи газа на Черном и Средиземном морях создают условия для более жесткой конкурентной борьбы на турецком рынке. Наличие газопроводов дает России определенные гарантии по продаже газа в Турцию. Но вот размер объема прокачки будет всецело зависеть от цены на углеводороды. Если она окажется недостаточно приемлемой для Анкары — выше стоимости СПГ или среднерыночной в Европе, — то «Газпрому» придется смириться с рисками критического падения объема поставок, что наблюдалось в первой половине 2020 года.

oilcapital.ru

 

Прогноз биржевых цен на 25 сентября 2020

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Газовый хаб по-турецки
«Газпром» не уйдет с турецкого рынка газа — Турции это тоже не нужно, — но ему придется пересмотреть ряд вопросов сотрудничества
Антиковидные практики в нефтянке - обошлись недорого, оптимизировались быстро
Страна ждет второй волны коронавируса, и пока компании перезапускают "удаленку", есть время подвести некоторые итоги волны первой.