Минфин предложил закупать валюту на доходы от продажи нефти по цене свыше $60 за баррель
19 July 2022, 11:56

Минфин предложил модифицировать бюджетное правило в следующих параметрах: ориентироваться при расчете базовых нефтегазовых доходов на цену отсечения в $60/барр. и зафиксировать объем добычи на уровне 9,5 млн барр./сутки. Об этих деталях инициативы министерства «Ведомостям» рассказал близкий к кабинету министров источник, информацию подтвердил федеральный чиновник. Как ранее сообщали СМИ со ссылкой на представителя министерства, Минфин внес предложения по корректировке механизма в правительство, но параметры не раскрывались.

Представитель Минфина сообщил, что обновленная конструкция бюджетных правил сейчас обсуждается на площадке правительства, но о конкретных решениях говорить пока преждевременно. Аналогично «Ведомостям» ответили и в пресс-службе Минэкономразвития. Представитель правительства оставил запрос без ответа.

Действие системы бюджетных правил почти сразу после введения антироссийских санкций было приостановлено. До этого механизм выполнял главным образом две функции. Во-первых, стабилизировал расходы бюджета на определенном уровне: в периоды благоприятной конъюнктуры их рост был ограничен, но во время спада нефтяных котировок размер трат не уменьшался, поскольку они были обеспечены накопленными из сверхдоходов резервами – их источником служил фонд национального благосостояния (ФНБ). Вторая функция правила – влияние на курс рубля и рост его предсказуемости. Налоги от продажи нефти по более высокой, чем цена отсечения, стоимости направлялись на покупку иностранной валюты, что удерживало рубль от укрепления в периоды подъема сырьевого рынка. Во время ухудшения конъюнктуры накопленные в ФНБ иностранные активы, наоборот, продавались за рубли, что не позволяло курсу обвалиться.

Агентом Минфина по операциям в рамках бюджетного правила выступал ЦБ, который также накапливал золотовалютные резервы и мог самостоятельно, за счет своих активов, проводить валютные интервенции для стабилизации курса. Российские резервы, как Минфина, так и Банка России, номинированные в валютах недружественных стран, в результате санкций были заморожены: заблокированными оказались примерно $300 млрд, т. е. около половины всех активов.

Отказались и передумали

Бюджетное правило пришлось приостановить, во-первых, для того, чтобы использовать всю сумму нефтегазовых доходов бюджета, а не только базовые для финансирования расходов, а во-вторых, из-за объективной невозможности из-за санкций закупать валюту на дополнительные поступления. Когда стоимость доллара и евро после введения первых пакетов санкций взлетала свыше 100 руб., функция прогнозируемости курса, которую ранее выполняло бюджетное правило, мало кого волновала. Но после того, как рубль перешел к устойчивому укреплению, власти заговорили о необходимости возобновления валютных интервенций.

В интервью «Интерфаксу» на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) в середине июня первый вице-премьер Андрей Белоусов сообщил об обсуждении целесообразности перехода к таргетированию курса в условиях переукрепления рубля. Но ЦБ, комментируя эту тему, наотрез отказался возвращаться к этой практике, которая была прекращена в 2014 г.

Министр финансов Антон Силуанов на том же ПМЭФе рассуждал о целесообразности возобновления бюджетного правила, но, во-первых, лишь в сравнительно отдаленной перспективе 2025 г., а во-вторых, по большей части в контексте его ограничивающей рост расходов функции. Но уже спустя две недели, выступая на съезде РСПП, Силуанов заявил о готовности оперативно восстановить правило и приступить к закупкам валюты на сверхдоходы бюджета.

По его словам, снятие валютных ограничений, введенных в ответ на санкции, не помогло ослабить рубль, а создать отток валюты и ослабить таким образом рубль за счет роста импорта пока не удается. По мнению министра, у властей остался лишь один инструмент влияния на курс из «тяжелой артиллерии»: «… участвовать на рынке либо Центральному банку, либо Министерству финансов».

Раньше Минфин мог оказывать влияние на курс с помощью покупок валюты в рамках бюджетного правила, но из-за санкций лишился такой возможности, напомнил он. Укрепление российской валюты на 1 руб., по разным оценкам, обходится бюджету в 130–200 млрд руб., добавил он. Силуанов признал, что при возобновлении правила придется отказаться от части расходов бюджета, но его влияние на курс позволит защитить экспортеров от снижения объемов производства.

Министр экономического развития Максим Решетников в своем выступлении на съезде идею направлять часть бюджетных доходов на валютные интервенции не поддержал. Такое решение негативно отразится на экономике и может только усугубить ситуацию, отметил он. Стерилизация части доходов и, соответственно, сокращение расходов на эту величину может привести к раскручиванию дефляционной спирали, заявил Решетников.

Более того, по его мнению, это не решило бы ситуацию с курсом. «Избыток валюты, к сожалению, на рынке такой, что мы не сможем настолько сократить бюджетные расходы в условиях, когда у нас повышенная потребность в деньгах, с тем чтобы стабилизировать этим дополнительным спросом курс», – пояснял тогда Решетников. «Если и принимать решение о возобновлении бюджетного правила, то интервенции должны производиться только в валютах дружественных стран. Тогда через кросс-курсы будет меняться отношение рубля к доллару и евро», – говорил Силуанов в интервью «Ведомостям».

Раньше, по его словам, механизм правила определялся предсказуемыми параметрами: ценой отсечения в $40/барр. с учетом ежегодной с 2018 г. ее индексации на 2%, а также сравнительно прогнозируемой добычей примерно в 10,5 млн барр./сутки. Сейчас, по мнению министра, ситуация изменилась: существует высокая волатильность и по первому, и по второму параметру. «Поэтому мы будем предлагать ориентироваться на номинальный уровень рублевых нефтегазовых доходов. Он позволял бы, с одной стороны, обеспечивать стабильный, неснижающийся объем расходов бюджета, с другой – защищал бы их от колебаний конъюнктуры на внешнем рынке. Такой объем можно рассчитать эмпирическим путем с помощью трех составляющих: прогноз объема добычи нефти в России, стоимость барреля нефти, курс рубля», – заявил Силуанов. Согласно Основным направлениям бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина на 2023-2025 гг. (есть у «Ведомостей»), министерство предложило зафиксировать базовые нефтегазовые доходы бюджета на следующие три года на одном и том же уровне в 7,5 трлн руб.

Влияние на рубль

Сверхдоходы бюджета при предлагаемых Минфином параметрах бюджетного правила и цене нефти на нынешних уровнях составят 2,5–4,5 трлн руб. в год, оценил макроаналитик АО «Райффайзенбанк» Станислав Мурашов. Столь высокий разброс, по его словам, связан с тем, что нет окончательной ясности, как будут рассчитываться сверхдоходы от продажи газа, доля которых в общем объеме нефтегазовых поступлений растет, а также с в целом непрогнозируемой стоимостью Urals. Так или иначе, рынку будет сложно переварить столь существенный объем интервенций, поскольку закупки доллара и евро исключены, отметил он. Если емкости рынка валют дружественных стран хватит, то влияние на рубль будет существенным: интервенции ослабят курс к доллару на 10–20 руб., полагает экономист. Возобновление бюджетного правила оправданно не только в контексте влияния на курс: как минимум, есть потребность пополнять ФНБ, резюмировал Мурашов.

Прогнозные значения доходов и расходов бюджета в этом году и в 2023–2025 гг., которые представил Минфин в проекте основных направлений, будут в любом случае в «онлайн-режиме» адаптироваться под изменение внешних условий, отметил старший научный сотрудник Лаборатории исследований бюджетной политики ИПЭИ РАНХиГС Александр Дерюгин. Если, условно говоря, с завтрашнего дня будет запущено бюджетное правило в предложенных ведомством параметрах, то от части расходов казны, по всей видимости, придется отказаться, предположил он. С другой стороны, закупки валюты положительно скажутся на курсе рубля, что частично компенсирует стерилизацию сверхдоходов из экономики, отметил Дерюгин. Судя по предварительными проектировкам, Минфин не закладывает в бюджет на следующие годы слишком рискованный дефицит – в районе 1% ВВП, напомнил Дерюгин. С учетом изъятия сверхдоходов на его финансирование потребуется искать больше внешних ресурсов, но необходимые объемы без особых сложностей Минфин сможет привлечь за счет выпуска госдолга внутри страны, резюмировал экономист.

Объем интервенций в размере $20–25 млрд в квартал мог бы приблизить курс рубля к уровням 70–75 руб./$ в течение полугода, отмечал ранее в разговоре с «Ведомостями» главный аналитик ПСБ Денис Попов. Но это очень приблизительные оценки, которые могут существенно корректироваться в зависимости от динамики цен на нефть, скорости восстановления импорта и роста санкционного давления, заметил эксперт.

Базовые доходы, согласно проекту основных направлений политики Минфина, зафиксированы на уровне 7,5 трлн руб. на следующие три года, отметил главный аналитик УК «Ингосстрах-инвестиций» Виктор Тунев. Вероятно, они рассчитаны как раз из цены нефти в $60 и ожидаемого Минэком курса доллара в примерно 77 руб. Но при курсе в 50–60 руб. нефтегазовые доходы бюджета будут ниже и покупать валюту будет фактически не на что, констатировал экономист.

vedomosti.ru

Прогноз биржевых цен с 18 по 22 июля 2022

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
«Арктик СПГ 2» будет запущен в 2023 году, «Арктик СПГ 1» — в 2027-м
А грузопоток проекта «Восток Ойл» ожидается на уровне 30 млн тонн уже к 2024 году
Иранскую ядерную сделку все еще надеются реанимировать
Переговорщики по иранской ядерной программе съехались в Вену, чтобы предпринять, возможно, последнюю попытку спасти «сделку века»