13 May 2020, 10:40
Ценовая война ставит под угрозу экономику Саудовской Аравии
важное 13 May 2020, 10:40

Пожалуй, Дом Сауда не сталкивался с такой реальной угрозой правлению страны, с тех пор как в 1932 году Ибн Сауд, подписав соответствующий указ, не создал Королевство Саудовская Аравия.

Саудовская Аравия смогла получить временное преимущество на ключевых азиатских экспортных рынках, поскольку ее поставки в Китай в апреле выросли вдвое до 2,2 миллиона баррелей в сутки, а в Индию до 1,1 миллиона баррелей в сутки, что стало самыми высокими показателями за 3 года. Однако это было результатом того, что Саудовская Аравия снизила свои официальные отпускные цены на апрельские продажи нефти до самых низких уровней за последние десятилетия, подорвав положение своих конкурентов. То же самое произошло с майскими продажами нефти.

Однако даже эта незначительная победа поставлена под угрозу, из-за того что масштаб бедствий, в которые Саудовскую Аравию поверг Дом Сауда, поистине монументален. На прошлой неделе саудиты, испытывая огромное экономическое давление, повысили июньские цены на поставку нефти марки Arab Light в Азию на $1,40 за баррель с мая. Рынок ожидал, что Саудовская Аравия сохранит OSP на низком уровне.

Саудовская Аравия сделала это, потому что ее финансы в еще худшем состоянии, чем в конце предыдущей попытки королевства уничтожить сланцевую нефтедобычу США, что имело катастрофические последствия с 2014 по 2016 годы. Тогда у Саудовской Аравии было гораздо больше шансов на успех в том, чтобы уничтожить сланцевую нефтедобычу США, чем в этом году, но даже тогда эти усилия почти навсегда разрушили саудовскую экономику.

В августе 2014 года у Саудовской Аравии были рекордно высокие резервы иностранных активов — $737 миллиардов, что позволило ей маневрировать в сохранении привязки SAR к USD и покрывать огромный бюджетный дефицит на фоне падения цен на нефть, что было вызвано перепроизводством. Несмотря на этот относительно позитивный фон саудовской ценовой войны 2014–2016 годов, страны-члены ОПЕК потеряли доходы от нефти на $450 миллиардов из-за ухудшения ценовых условий согласно данным МЭА.

Сама Саудовская Аравия перешла от профицита бюджета к рекордно высокому в 2015 году дефициту в $98 миллиардов и потратила валютные резервы объемом $250 миллиардов за тот период, который, по словам даже высокопоставленных саудитов, потерян навсегда. Экономическая и политическая ситуация в Саудовской Аравии еще в 2016 году была настолько плохой, что заместитель министра экономики страны Мохамед Аль-Тувайджри в октябре 2016 года сделал недвусмысленное и беспрецедентное для высокопоставленного саудита заявление: «Если Саудовская Аравия не проведет никаких реформ и если мировая экономика останется прежней, то через три-четыре года нас ждет банкротство». Иными словами, если бы Саудовская Аравия сохраняла перепроизводство, чтобы понизить цены на нефть, через 3-4 года ее ждало бы банкротство.

Что касается экономики, то некоторые считают, что для защиты привязки SAR к USD достаточно $300 миллиардов и что в рамках параметров нынешних валютных резервов Саудовской Аравии этого достаточно. Однако в инвестиционном предложении не учитывается отрицательное рыночное направление, с которым сейчас сталкивается Саудовская Аравия. Это негативно скажется на ее способности заработать долговой и акционерный капитал, без чего трудно замедлить сокращение этих резервов. Даже не считая ущерб, нанесенный репутации королевства после применения стратегии, такой же катастрофической, как и в последний раз, принятой на фоне самой опасной пандемии со времен испанского гриппа 1918 года, усилился чрезмерный выпуск суверенного долга, что еще больше разожгло аппетит инвесторов.

В частности, в этом году Саудовская Аравия уже дважды выходила на международные рынки облигаций и заимствовала в общей сложности $19 миллиардов у местных и международных инвесторов.

Что касается фактов, которые пропускают саудовские апологеты, в марте центробанк Саудовской Аравии максимально быстро истощил свои чистые иностранные активы. Только в этом месяце иностранные резервы королевства упали на 100 миллиардов риалов. Это на 5% меньше, чем в предыдущем месяце, а общая сумма резервов составляет всего $464 миллиарда, что является самым низким уровнем с 2011 года. Остаются резервы только на $164 миллиарда, которые королевство может использовать на что угодно, а необходимо $300 миллиардов для поддержания экономического краеугольного камня привязки SAR к USD. Если предположить, что в апреле и мае резервы сократились на 5%, иностранные резервы королевства сейчас превышают $418 миллиардов.

Предполагается, что эта цифра значительно снизится, поскольку Саудовская Аравия придерживается более низких цен на нефть и целей по снижению добычи нефти. В то же время в I квартале королевство столкнулось с дефицитом бюджета в размере $9 миллиардов. Ряд независимых аналитиков прогнозируют, что ВВП может сократиться более чем на 3% в этом году, а дефицит бюджета может увеличиться до 15% от объема производства.

Вдобавок к абсолютной глупости, связанной с запуском провальной стратегии перепроизводства нефти в попытке снизить цены, в то время когда коронавирус и так уничтожит спрос на нефть и снизит цены, ошибка №1 — уничтожить доверие США к Саудовской Аравии. Саудитам, возможно, не особенно важны США, но им важна возросшая политическая и экономическая нестабильность в стране, прямо или косвенно обусловленная ценовой войной.

Для США Саудовская Аравия нарушила основную сделку (и, следовательно, разрушила доверие), заключенную в 1945 году между президентом США Франклином Рузвельтом и королем Саудовской Аравии, Абдулазизом, которая определила отношения между двумя странами. Согласно сделке США должны получать все необходимые запасы нефти, пока в Саудовской Аравии есть нефть, взамен США гарантировали безопасность правящего Дома Сауда. Впоследствии все изменилось, когда началось развитие сланцевой нефтедобычи США и Саудовская Аравия должны была гарантировать, что позволит американской сланцевой промышленности продолжать развиваться и расти. Если это означает, что Саудовская Аравия проигрывает американским сланцевым производителям, поддерживая цены на нефть, но теряя возможности экспорта американским фирмам, то это та цена, которую Дом Сауда должен заплатить за постоянную защиту США в политическом, экономическом и военном отношении.

Теперь, когда это доверие было нарушено, видны все варианты. Не так давно президент США Дональд Трамп предупредил саудитов, что «король Саудовской Аравии Салман не продержится у власти и две недели без поддержки военных США». Согласно различным источникам 2 апреля Трамп фактически сказал кронпринцу бен Салману в беседе по телефону, что если ОПЕК не начнет сокращать добычу нефти, то он не сможет помешать законодателям принять закон о выводе американских войск из королевства.

Однако это еще не конец для США. Поскольку уже ясно, что США не станут мириться с очередной политической чушью саудитов, среди демократов и республиканцев в обеих палатах сохраняется оптимистичный настрой на то, что Саудовскую Аравию заставят заплатить за экономические трудности, которые они принесли США. И этот механизм — закон NOPEC, в рамках которого запрещается искусственно устанавливать цены или сокращать производство нефти, как делали ОПЕК, ОПЕК+ и Саудовская Аравия. Законопроект также отменяет суверенный иммунитет, существующий в судах США для ОПЕК, как группы, так и каждого ее отдельного государства-члена. В итоге королевство будет открыто для судебного преследования согласно действующему антимонопольному законодательству США.

vesti.ru

 

Прогноз биржевых цен с 11 по 15 мая 2020

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Дыра в российском бюджете превысила размер ФНБ
По итогам года общий дефицит ресурсов в бюджетах всех уровней станет рекордным с начала 2000х годов
Нефть подешевела на 4‒5% на новостях из Китая
Мировые цены на нефть 22 мая снижаются после доклада премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна о том, что Китай отказался от целевого показателя роста ВВП страны из-за коронавируса