Венесуэла, находящаяся на грани экономического коллапса, срывает сроки по выплате России миллиардных долгов
важное 27 ноября 2018, 10:01

26 ноября стало известно, что глава «Роснефти» Игорь Сечин отправился в Каракас, где встретился с президентом Николасом Мадуро. Сечин якобы пожаловался на задержки поставок нефти. Если верить СМИ, его возмутило, что перед Китаем Венесуэла свои обязанности выполняет, — направляет нефть вовремя, — а России задерживает.

Россия за последние несколько лет одолжила Венесуэле более 10 миллиардов долларов. 6,5 миллиарда республика получила от «Роснефти», еще четыре миллиарда — кредит для покупки российского оружия. За оружие Каракас должен был расплатиться до 2018 года, но страна несколько раз срывала сроки. Россия отсрочила часть выплат до 2027 года.

«Роснефть» «заливала» кризисную республику валютой с 2014 года в обмен на доступ к месторождениям и поставки нефти в Россию. Корпорация участвует в пяти проектах по добычи в Венесуэле «черного золота». За четыре года Каракас вернул половину долга (6,5 миллиарда долларов), вернуть оставшуюся сумму к заявленному сроку (2020 год) республика вряд ли успеет. Страна в глубоком кризисе. С каждым месяцем там добывают все меньше нефти, а это основной источник доходов бюджета. Большая часть нефтяных заводов (НПЗ) закрылись. В конце ноября прекратил работу один из последних. А это значит, что Венесуэла не сможет вовремя поставлять нефть за рубеж, в том числе в Россию. Дело в том, что нефть, добываемая в республике, по большей части тяжелая. Ее необходимо разбавить более мягкими сортами сырья или переработать, чтобы выгодно продать иностранцам.

В сложившейся ситуации Венесуэла, видимо, не способна обеспечить нефтью вовремя всех заказчиков. Властям приходится разбираться с наиболее просроченными контрактами. В этот раз поставки в Китай, если верить СМИ, оказались для республики приоритетнее выполнения обязательств перед Россией. К слову, Китай за последние 10 лет оставил в стране «черного золота» около 60 миллиардов долларов. Часть этих денег до сих пор не выплачена. В общей сложности Венесуэла должна разным странам от 100 до 150 миллиардов. Это более чем в 10 раз превышает резерв страны (на конец прошлого года — менее 10 миллиардов долларов). То есть единственное, что помогает стране «держаться на плаву», — это очередные кредиты и отсрочка предыдущих долгов. Пока что эта ситуация устраивала партнеров Венесуэлы, поскольку мало-помалу Каракас долги возвращал. Правда, всегда с просрочкой и меньше положенного.

Россия, к примеру, трижды переносила сроки выплат долга Каракаса по кредиту на покупку отечественного оружия. В 2017 году российский бюджет недосчитался из-за этого почти миллиарда долларов. Это особенно остро смотрелось на фоне дефицита всего бюджета (оказался в минусе на 1,34 триллиона рублей).

Россия и Китай поддерживают боливарский режим, который находится в противостоянии с США. Впрочем, это не мешает Венесуэле активно торговать нефтью с политическим противником (экс-президент Уго Чавес называл Джорджа Буша дьяволом. Отношения между странами с тех пор не особо улучшились). С уверенностью можно сказать одно: Венесуэла не выполняет требования по контрактам ни с политическими противниками, ни с союзниками. В начале прошлого года республика опоздала с поставками нефти в Россию и Китай. В августе 2017-го Каракас взялся за исполнение по просроченным обязательствам перед Россией и обделил поставками США.

На этот раз в приоритете, по сообщениям СМИ, оказался Китай. Обеспечить нефтью сразу всех Боливар не в состоянии. Многие контракты заключались до обвала венесуэльской экономики. Страна оказалась в глубочайшем кризисе после падения цен на нефть в 2015-2016 годах (более 90% доходов от экспорта приходится на нефть). Венесуэле пришлось продавать сырье дешевле стоимости его добычи. Альтернативных источников дохода у страны не было.

Кризис ударил и по самой «нефтянке». Власти не позаботились об обновлении оборудования для добычи и переработки нефти, и оно стало давать сбои. Добыча нефти стала стремительно сокращаться. За последний год она упала с 1,91 до 1,17 миллиона баррелей нефти в сутки (данные международной организации ОПЕК).

К концу прошлого года в стране закрылись 80% нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ). По данным профсоюзов, в стране практически прекратилось производство смазочных материалов и бензина. Продолжал работать только комплекс заводов Парагуана, в состав которого входит крупнейший в стране НПЗ Amuay (мощность 645 тысяч баррелей нефти в сутки) и Cardon мощностью 310 тысяч баррелей. Но на прошлой неделе остановился и последний гигант — Amuay. Впрочем, если верить данным профсоюзов, завод все последние годы сокращал производство. Из-за неполной загрузки предприятия и перебоев в подаче электроэнергии самой богатой запасами «черного золота» стране пришлось начать закупать нефтепродукты.

С Amuay такое случалось и раньше. В 2012 году на заводе из-за утечки газа произошел взрыв. Погибли почти полсотни человек. По большей части это были военные (в Венесуэле нефтяная отрасль находится под контролем армии). Впрочем, власти страны тогда успокаивали, что на поставках сырья ситуация не скажется, ибо запасы очищенной нефти у страны были достаточные.

Есть проблемы и с транспортировкой венесуэльской нефти. Порты республики неоднократно задерживали работу танкеров. Это происходило в том числе из-за сбоев в работе нефтетерминалов. В марте 2016-го по этой причине простаивали сразу 70 кораблей с нефтепродуктами из США. Им пришлось ждать около недели, чтобы разгрузиться.

Президент страны Николас Мадуро пообещал вывести страну из кризиса. По его словам, у властей есть план, как создать венесуэльское экономическое чудо. Но пока все становится только хуже.

Если в апреле Международный валютный фонд (МВФ) оценивал годовую инфляцию в стране в 13 тысяч процентов, то в июле уже заговорил, что рост цен может к концу года достигнуть миллиона процентов (200 тысяч уже достиг). По прогнозам фонда, за пять лет экономика Венесуэлы сократится вдвое. МВФ сравнивает это с положением Германии после Первой мировой войны и с ситуацией в Зимбабве в конце 2000-х годов.

В этом году рост цен может достигнуть миллиона процентов. Национальная валюта боливар обесценивается. За один доллар на черном рынке Венесуэлы дают более двух миллионов национальных боливаров (это мешок с деньгами). Сколько пачек купюр потребуется для покупки продуктов, можно посмотреть здесь. Деньги обесцениваются настолько быстро, что жители страны уже переходят на альтернативные способы оплаты — обмен товарами, расплачиваясь, например, яйцами. В штате Боливар вместо денег используют золото (в стране распространена нелегальная добыча драгметалла).

Большая часть населения страны голодает. В республике дефицит продуктов и лекарств первой необходимости. Постоянно не хватает туалетной бумаги. Туалетными принадлежностями власти страны награждали военных, отличившихся при подавлении массовых митингов (это не шутка). Простые граждане вынуждены прорываться через запятую границы с Колумбией, чтобы закупить туалетную бумагу в соседнем государстве. Миллионы людей бегут из страны. Только в 2017 году Венесуэлу покинули 1,5 миллиона человек. Общее число беженцев к концу этого года может достигнуть четырех миллионов. Это более 10% населения всего государства. Ситуация сравнима с Сирией, откуда за пять лет эмигрировали шесть миллионов человек.

Экономисты уже несколько лет пророчат Венесуэле дефолт. Но пока властям удается удержаться, демонстрируя очередные экономические антирекорды. За последние десятилетия самая богатая нефтью страна неоднократно оказывалась в глубоком кризисе. В 2002 году сотрудники главного предприятия страны — нефтегазовой корпорации Petróleos de Venezuela (PDVSA, контролирует всю нефтепромышленность страны) устроили забастовку. Уго Чавес, бывший тогда был президентом, сменил руководство компании и уволил 18 тысяч сотрудников. Прекратилась работа нескольких НПЗ и отгрузка в портах. Добыча в стране упала, но избежать коллапса удалось.

Впрочем, тогда страна получала больше нефти. В конце 90-х в стране ежегодно добывалось около 150 миллионов тонн нефти в год (около 4% мировой добычи). Последние три года страна бьет антирекорды — в 2017 году в Венесуэле добыли немногим меньше сотни миллионов тонн нефти.

Что терять?

Страна с «самой худшей экономикой мира» обладает самыми большими в мире доказанными запасами нефти. Российские компании зашли на этот рынок еще в 2000-х, при Уго Чавесе. Разведкой месторождений вместе с венесуэльской PDVSA в 2007 году занимался ЛУКОЙЛ. Позднее группа ведущих российских нефтегазовых корпораций договорилась с Венесуэлой о добыче нефти в стране. Речь идет о «Роснефти», ЛУКОЙЛе, «Газпромнефти», «Сургутнефтегазе» и ТНК-ВР (ранее одна из крупнейших российских нефтяных компаний).

Затея оказалась авантюрной (правила игры в Венесуэле были непредсказуемы), почти все компании впоследствии вышли из проекта. Доли уходящих партнеров покупала «Роснефть». В 2013 году так корпорация выкупила долю ТНК-ВР в совместном с Венесуэлой предприятии (СП) «Петромоногаз» (16%). Впрочем, и саму ТНК-ВР «Роснефть» тоже купила. Долю в венесуэльском СП корпорация позднее за 500 миллионов долларов увеличила до 40%. В «Роснефти» называют этот проект одним из самых успешных в Венесуэле. Добыча нефти здесь в 2015-м превысила 7,7 миллиона тонн. В 2017-м проект оказался под угрозой — находящаяся в оппозиции президенту национальная ассамблея (парламент) отказалась признать сделку о продаже акций СП «Роснефти».

Еще одно совместное российско-венесуэльское предприятие PetroVictoria ведет добычу на месторождении «Карабобо». Для доступа к объекту «Роснефть» заплатила 1,2 миллиарда долларов, одолжив венесуэльцам миллиард сверху. Всего «Роснефть» реализует совместно с PDVSA пять проектов по добыче нефти и газа в бассейне реки Ориноко (река течет через всю Венесуэлу, впадая в Атлантический океан. Это крупнейшее месторождение нефти в стране).

В совместных венесуэльско-российских предприятиях, ведущих добычу на территории Боливара, «Роснефть», как правило, имеет менее 40% акций. Это связано с законодательством Венесуэлы. В 2000-х при президенте Уго Чавесе иностранцам запретили иметь контроль в совместных с PDVSA проектах (доля государства не могла быть менее 51% акций). Впрочем, эта история уходит корнями в 1970-е. Иностранцам в Венесуэле запретили самостоятельно вести добычу, после того как отрасль была национализирована в 1975-1976 годах.

Американский фактор

На проектах «Роснефти» могут сказаться санкции, введенные Америкой против нефтяного сектора Венесуэлы, об этом говорил посол Венесуэлы в России Фариа Тортоса на Петербургском международном экономическом форуме в 2018 году. По его мнению, США вводят санкции против тех, кого считают неудобными для своей политики.

Что теряют США?

Политики США, если верить данным СМИ, опасаются, что «Роснефть» может получить контроль над американской дочкой PDVSA — Citgo. Это якобы может произойти в случае, если Каракас не сможет выплатить долги российской корпорации.
Швейцарский угольный трейдер Mercuria даже хотел выкупить у США долги PDVSA перед «Роснефтью». Речь идет о кредите на 1,5 миллиарда долларов, который «Роснефть» предоставила Венесуэле в ноябре 2016 года, в обмен получив в залог долю Citgo — американского подразделения венесуэльской PDVSA.

Если верить публикации Financial Times, то сенатор-демократ Роберт Менендес отправил министру финансов США Стивену Мнучину письмо, в котором утверждал, что такой вариант может представлять угрозу для энергетической безопасности Америки. По словам Менендеса, Citgo управляет 48 терминалами по перевалке нефтепродуктов в 20 американских штатах. Кроме того, компании принадлежит три нефтеперерабатывающих завода в США, которые суммарно могут перерабатывать 750 тысяч баррелей нефти в сутки. Помимо этого, Citgo является также оператором шести тысяч заправочных станций.

dailystorm.ru

Нефть. Цены на сорта. Данные на 27.11.18

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Новак заявил о рекордных добыче и экспорте газа в 2018 году
Согласно прогнозам Минэнерго по итогам 2018 года добыча газа составит около 723 млрд куб. м, объем экспорта — 245 млрд куб. м
Правительство внесло изменения в расчеты пошлин на нефть для их обнуления за пять лет
В формулу расчета пошлин с 1 января 2019 года добавлен коэффициент для постепенного обнуления пошлины к 2024 году