Размышления на тему перспектив добычи и цен на нефть.

29 июля 2017, 11:11

В специализированных отраслевых новостях и аналитике в последнее время видна тенденция, когда прямо декларируется, что вслед за сланцами подтянутся до приемлемых цифр по безубыточности и глубоководные проекты. Согласно оценкам Маккинзи с 2014 года совокупные удельные затраты по ним упали уже на 20% и будут продолжать падать в течение пары лет. Причем общая буровая активность на глубокой воде практически схлопнулась за последние 3 года и в игре остались только самые лучшие проекты находящиеся на всех фазах освоения.

По новым проектам суммарно около 5 млрд. баррелей извлекаемых запасов по всему миру готовы к освоению и уже имеют цену безубыточности чуть ниже 50 долларов за баррель, что в принципе равно текущим ценам, а самое главное укладывается в пучок многолетних прогнозов от крупных поставщиков аналитики. Интересно, что операторами львиной части проектов являются всего 8 компаний – к семи известным крупным игрокам добавляются бразильцы. Практически все средние и мелкие компании выбыли, в связи с околонулевой возможностью фондирования продолжения работ. При этом качество ресурсной базы настолько высоко, что, например, в Бразилии за последние пять лет вообще не было никаких гигантских открытий, но это не может помешать росту добычи на горизонте до 7 лет. В плюсы Бразилии также можно записать и завершение коррупционного скандала с лидером глубоководной добычи Петробрасом, общее упрощение регуляции и либерализация вхождения в управление проектами.

В целом по глубоководным скважинам различные технические и производственные метрики (такие как скорость проходки или начальной добычи на скважину) показывают схожую со сланцами динамику. Но если для сланцев устойчивость к низким ценам доказана путем двойного эффекта от снижения издержек и увеличения продуктивности, то для глубоководья все несколько сложнее.

Еще один интересный американский тренд, потенциально влияющий на расклад сил — это спешный выход почти всех крупных компаний из проектов по добыче высоковязкой нефти в Канаде. Теперь 70% добычи высоковязкой нефти сконцентрированы в руках всего четырех канадских компаний. Объяснением такого рода событиям может быть только перебалансировка портфеля активов крупными игроками, ведь постоянный небольшой вклад в добычу попросту не интересен ключевым акционерам (все хотят сланцы).

Мы видим, как происходит масштабная реаллокация капитала наиболее крупными игроками в сланцевые плеи, по большей части в Пермиан. Самые жирные куски бассейна уже поделены между примерно 20 компаниями, которые могут (и будут) планомерно наращивать производство. С точки зрения инфраструктуры уже к концу этого года будут введены дополнительные серьезные трубопроводные мощности, что позволит безболезненно расти и дальше, на перспективу за 2020 год. Набранная инерция крайне велика, в этом году мы видим, как компании четко выполняют ранее взятые на себя обязательства по объемам инвестирования и производству. Немного приостановившийся рост числа буровых практически не о чем не говорит, уже имеющийся активный флот гораздо более технологичен и эффективен, чем несколько лет назад. При этом заканчивание скважин не поспевает за бурением уже с конца 2016 года, что дает рекордное количество незавершенных скважин к настоящему моменту. Получается своеобразный производственный хедж от падения цен на нефть ведь приличная часть стоимости уже была понесена и даже падение в район 30 долларов за баррель WTI не остановит вовлечение фонда данных скважин в добычу. Кроме того, уже развернулся негативный тренд и начинается новый этап роста добычи нефти на двух других крупнейших месторождениях – Баккене и Иглфорде. Суммируя вышесказанное можно констатировать неуклонное дальнейшее увеличение добычи в США.

Если посмотреть на рост добычи в других уголках мира, то в итоге получается, что не штатами едиными. Крайне высока вероятность, что в нагрузку к сланцам совокупный рост добычи нефти в Канаде, Бразилии, Ливии и Нигерии превысит итоговый эффект от сокращения добычи по пакту ОПЕК+, что потенциально нивелирует эффективность сделки и ожидаемую балансировку рынка (и снижение запасов) к концу 2017 года. Причем никакого технического механизма влияния на котировки со стороны участников пакта уже нет, дополнительно добычу снижать никто не готов, поэтому остаются только слова о пролонгации сделки..

по времени на первый квартал 2018 года. Оценить потолок добычи Ливии и Нигерии без детального расклада трудновато, но в последнее время были озвучены довольно правдоподобные цифры целевых уровней, сильный рост выше которых сопряжен с объективными трудностями. Как тут не вспомнить прошлогодний кейс с Ираном, когда многочисленные заявления политических лидеров страны о росте добычи (минимум 5 раз они «достигали» 4 млн баррелей в день) в итоге поутихли, а выход на запланированную полку произошел и вовсе не так давно. И теперь для Ирана пришла пора крупных инвестиций в новые месторождения для дальнейшего хоть сколько нибудь значительного увеличения производства, а это выигранное время.
Все выше озвученное не может не оказывать дополнительного негативного давление на цены на горизонте до конца года.

Автор — Павел Пухов.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
The Guardian: Вопросы о "связях" немецких политиков с "российским трубопроводом"
Вокруг кандидата, претендующего на должность следующего министра финансов Германии, возникают вопросы по поводу его возможной причастности к лоббированию спорного российского проекта газопровода "Северный поток-2"
Установлен новый рекорд по добыче сланцевой нефти
Сланцевые компании наконец-то вышли на новый максимум по добыче – после того как в этом году это событие откладывалось четыре раза.