Политика, полностью завязанная на нефти

06 апреля 2015, 12:00

nigeriiaНа некогда кишащих рыбой заливах рядом с Бодо (город в нигерийской дельте) сейчас по берегам разбросано огромное количество рыбных скелетов. Заливы эти покрыты пленкой нефти вот уже шесть лет. Только недавно местные жители получили компенсации от Shell, нефтяной компании, ответственной за эту аварию. Впервые за долгое время у рыбаков появились хоть какие-то деньги для того, чтобы начать новое дело, починить дом и отправить детей в школу. Если бы у жителей региона Огонилэнд в самой дельте была возможность загадать желание, без сомнения они бы загадали, чтобы в Нигерии никогда не было нефтяного бизнеса. «Посмотрите вокруг», — говорит мэр маленького городка Би-Дер, неподалеку от Бодо. Он показывает на смертельно-черное побережье, где по-прежнему не ликвидированы последствия разливов. «Нет ни питьевой воды, ни возможности ловить рыбу. Что хорошего принесла нам нефть?»

В субботу 28 марта в стране состоялись президентские выборы. Сам их ход говорил о том, что вопрос нефти в стране, где самые большие объемы добычи на континенте, один из важнейших. Нефтяной кэш «подпитывал» политиков в Нигерии на протяжении десятков лет. Серьезные управленческие ошибки и коррупция в отрасли – вот, пожалуй, основные причины неравенства в стране и возрастающего недовольства населения политикой правящей партии. В то время как Нигерийская экономика продолжает оставаться крупнейшей в регионе, в стране полно неразрешенных социально-экономических проблем. Кто бы ни победил на выборах (на этой неделе бывший уже президент Гудлак Джонатан признал поражение от лидера оппозиции Мухаммаду Бухари) новому президенту первым делом нужно будет навести порядок в нефтяной отрасли.

Нигерия добывает 2 млн. баррелей в сутки. Нефть, естественно, главная позиция экспорта, приносящая стране около 70% доходов. Но официальные данные такие же мрачные, как и заливы в нигерийской дельте. Объемы нефти подсчитывают только в экспортных терминалах, а не в момент добычи, рассказывает Селестин Акпобари из адвокатской группы Social Action. Если публично рассказать о реальном уровне добычи и сопоставить цифры, то начнутся такие коррупционные скандалы, которые могли бы шокировать даже самого циничного из нигерийцев.

По неофициальным данным более 100 тысяч баррелей нефти воруется (или как говорят местные «бункеруется») каждый день, что оборачивается для государства и инвесторов миллиардными потерями. За картелями, которые воруют нефть, нелегально её перерабатывают и продают, стоят политики, нефтяники и представители силовых ведомств. Все они сколотили огромные состояния в стране, где миллионы людей живут за чертой бедности.

Нефтяные «пятна» можно обнаружить на всех уровнях власти и бизнеса. Но все же главная проблема – это работа министерства нефтяной промышленности, в чьих руках сосредоточена огромная власть. Нигерийская Национальная Нефтяная Корпорация (NNPC), принадлежащий государству бегемот, подмяла под себя все аспекты нефтянки — от геологоразведки, до добычи и регулирования. Это одна из самых секретных нефтяных корпораций в мире в том смысле, что никто не знает, что там происходит. «Они не подчиняются никому», — рассказывает глава местной неправительственной организации Stakeholder Democracy Network.

В 2013 году, бывший глава Центрального Банка Нигерии Ламидо Сануси утверждал, что государственная казна не досчиталась $20 млрд. нефтяных доходов. Спустя непродолжительное время его уволили. По инициативе правительства PWC был поручен аудит. В результате появился доклад на нескольких страницах, в котором утверждалось, что потери составили «лишь» $1.5 млрд.

Даже когда кэш не был банально украден, имели место нецелевые траты, что по сути одно и то же. Возьмем к примеру ECA – фонд специально созданный для того, чтобы стабилизировать нигерийский бюджет в период дешевой нефти. Так он почти весь был потрачен еще в период высоких цен на нефть.

Сама нефтяная отрасль сейчас находится в таком же плачевном состоянии, что и государство в целом. Несмотря на то, что в некоторых районах дельты нефть в буквальном смысле почти на поверхности, объемы производства не растут уже несколько лет, а инвесторы не спешат в отрасль из-за неопределенности вокруг нового закона, регулирующего все процессы.

В результате страдают другие отрасли экономики. Государству так и не удалось, например, довести газ до потребителей. Бóльшая часть попутного газа просто сжигается при добыче. По данным британцев объемы сгоревшего газа достигают $800 млн. в год. В стране наблюдается постоянный дефицит топлива при том, что имеется 4 крупных нефтеперерабатывающих завода с государственным участием. Все они по разным причинам, в основном техническим, работают заметно ниже своих производственных мощностей. В итоге 70% топливного рынка в Нигерии составляет импорт. Самое главное, у власти нет никакого стимула что-то менять пока NNPC продолжает получать от государства субсидии на импорт.

Новое правительство будет вынуждено немедленно начать реформу отрасли. Также есть серьезная угроза дестабилизации ситуации в дельте. Но начать нужно с отмены субсидий на импорт. Одним махом будет перекрыт канал коррупции и криминала (как на суше, так и на море). Они достигают соседних стран, куда уходит ворованное нигерийское топливо. Также нужно навести порядок в NNPC. Для начала нужно покончить с практикой участия в рынке и одновременного его регулирования одной и той же структурой. Некоторые активы компании было бы нелишним приватизировать. И правящая партия, и оппозиция об этих планах до выборов заявляли.

Если наступит полный порядок в регулировании, местные нефтеперерабатывающие заводы снова начнут модернизироваться. В нефтепереработку уже вложился местный магнат Алико Данкоте, чьи бизнес интересы простираются от цемента до сахара. Еще одна отрасль, которая страдает от плохой нормативной базы и скудной инфраструктуры, — это энергетика. Ей в первую очередь не хватает как раз того газа, который сжигают в дельте.

Тем временем, все что нужно людям в Огонилэнде — нормальная экология. Shell обещал убрать всю грязь вокруг Бодо, но пока никаких конкретных шагов в этом направлении предпринято не было. Компенсация — это хорошо, но жители Бодо хотят, чтобы им вернули образ жизни, который их предки веками вели на этой земле.

Источник: Нефтянка.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Неподопечная нефть
Россия может нарастить добычу углеводородов сверх договоренностей с ОПЕК
Сквозь метель и волны до Колымы добрался последний сухогруз с углем (Видео)
Теплоход «Золото Колымы» пришвартовался в морском торговом порту Магадана в метель.