Народ против Standard Oil. История и действительность
важное 30 ноября 2011, 19:05

В мае 1911 года по окончании утомительного дневного заседания председательствующий судья Уайт неожиданно пробормотал: “Я также должен объявить решение суда за номером 398 по иску правительства Соединенных Штатов против “Стандард ойл компани”. Неожиданно — потому что дело против крупнейшей компании своего времени длилось уже более шести лет со времен наступления администрации президента страны на компанию.
Зал судебного заседания, в душной, жаркой атмосфере которого было тихо и сонно, внезапно проснулся, все напряглись, вслушиваясь напряженно в то, что он говорил. А говорил он тихо и долго — порядка 50 минут, то и дело прерываясь на повторения. Это было не случайно — поверить в то, что за несколько лет возможно было уничтожить такого монстра, не мог никто. Верховный судья ввел новый принцип — он заключался в том, что судебная оценка ограничений торговли, о которых говорится в законе Шермана, должна базироваться на правиле “разумного подхода”. Таким образом, “ограничение” могло подлежать наказанию лишь в том случае, если оно было неразумным и противоречило общественному интересу. Но в этом случае оно ему, разумеется, противоречило. “Любой незаинтересованный человек, — вещал верховный судья, — рассматривая этот период (начиная с 1870 года), неизбежно придет к неопровержимому заключению, что сам гений коммерческого развития и организации… вскоре породил намерение и потребность лишить других… их права торговать и таким образом добиться господства, что и являлось его целью”. Судья знал, что говорил — с конца прошлого века компания стала монополистом в сфере добычи, переработки и транспортировки нефти, активно участвовала в политике, покупала активы и представлялась абсолютным экономическим злом, эксплуатирующим людей. Газеты писали, что мало найдется в стране нефятников, которые бы не пострадали в той или иной степени от детища Рокфеллера. “Стандард ойл” была злым спрутом, вышедшим на охоту за “телами и душами” конкурентов. И для тех, кто пострадал от махинаций Рокфеллера — от беспрестанного давления и “потения”, от двурушничества и тайных сговоров — он был чудовищем.

1

Публика рукоплескала стоя: наконец-то нашлась сила, способная противодействовать могущественным олигархам. Никто в стране не испытывал сочувствия к высокомерному миллиардеру Джону Д. Рокфеллеру, чья керосиновая империя только что была разрушена. Это положило началу решительного вторжения государства в экономику в лице ее самых крупных представителей. Тезис о том, что каждая крупная компания когда-то нечестно обходилась с конкурентами, был принят на ура — ну, в самом деле, не могли же миллиарды быть заработанными обычным трудом?
Ликовавших американцев мало беспокоил тот факт, что смелое решение судьи, бросившего вызов «нефтяному спруту», прикрывает слабость позиций государственного обвинения, а созданный прецедент открывает возможности для авторитарного и безответственного вмешательства должностных лиц в деловую сферу. Рычаги управления рынками оказались в руках генерального прокурора и верховного судьи, кандидатуры которых утверждались президентом. Эта «большая тройка» могла инициировать жесточайшие санкции против любой «неприятной» компании, практически не доказывая противозаконности ее действий. А уж говорить про то, что любые сроки давности нарушений вышли и говорить не приходится — все иски всплывали через 10-15 лет после нарушений. Да и говорить о том, что к моменту своего разгрома “Стандарт ойл” была монополией не приходилось — Примерно от 15 до 20 процентов нефти продавали конкуренты, и директоры “Стандард” охотно мирились с этим. Возникновение новых источников нефти в сочетании со стремительно развивающимися рынками мазута и бензина открыли двери большому количеству новых конкурентов, которые, по определению Уильяма Меллона, не нуждались в “разрешении” со стороны “Стандард ойл” или кого-бы то ни было еще.
Как бы то ни было, судьи оставили в силе решение федерального суда. “Стандард ойл” подлежала окончательной ликвидации.
Как могущественная компания пришла к такому концу? Оказалось, что виной всему стала журналистка Аида Минерва Тарбелл, ставшая первой в мире известной женщиной в своей профессии.

2

Серия статей Тарбелл печаталась в течение двух лет, а затем в ноябре 1904 года все они были собраны и опубликованы отдельной книгой, под названием “История “Стандард ойл компани” и включавшей в себя также шестьдесят четыре приложения. Говорят, эта книга вызвала громадный интерес и побудила Теодора Рузвельта начать дело против “Стандарт ойл”. Говорят, что президент Рузвельт, дочитав ее, сказал, что «руководители нашей нефтяной индустрии — это самые опасные преступники в мире». Не будем забывать, что в моду вошли так называемые прогрессисты, которые как раз требовали соблюдения большего прав рабочих и боролись против крупных компаний. На волне этого течения, Рузвельт и решил прибегнуть к популизму, начав судиться с Рокфеллером от имени государства и народа. Правда, это была лишь политика — сам Рузвельт ни раз говорил о том, что тресты — это неизбежное порождение крупного бизнеса и против них лично он ничего не имел.

Истрия создания монополии

После Гражданской войны экономика США вошла в период экономического бума. Бурно развивалась нефтяная промышленность и, в частности, Standard Oil. Компания активно поглощала мелкие и средние предприятия, пользуясь тем, что федеральное и местное правительства закрывали глаза на махинации нефтяного гиганта. К 1880 году компания перерабатывала 95 % нефти, добываемой в США. В 1882 году создатель Standard Oil Джон Рокфеллер организовал Standard Oil Trust — группу из 40 корпораций индустрии, что давало ему возможность контролировать всю индустрию переработки нефти. В 1894 году Рокфеллер стал первым американским миллиардером.
В то время большинство корпораций не могли владеть собственностью за пределами штата регистрации. Это создавало определенную проблему, которую Рокфеллер пытался решить. Standard Oil в начале своей деятельности была очень похожа на множество других мелких компаний. Интересно отметить, что Рокфеллер очень хорошо представлял, как эта новая структура должна выглядеть для потенциальных инвесторов, и поэтому он написал Устав Standard Oil, в соответствии с которым служащие компании не должны были получать какое-либо жалование, а только акции. Он полагал, что владение акциями будет стимулировать служащих работать старательно, чтобы повысить их стоимость, а не искушаться высокой зарплатой или премиями. В то время Рокфеллер и его партнеры Эндрюс (Andrews) и Флэйджер (Flager) тщательно прорабатывали почти каждый аспект бизнеса. Вместо того, чтобы покупать баррели по цене 2.50 доллара, они начали производить собственные по 1 доллару.
Рокфеллер придумал, как воспользоваться конкуренцией между различными транспортными компаниями, что привело его к величайшему успеху. Его план был настолько удачным, что еще до официального открытия компании Standard Oil, он добился средней стоимости транспортных услуг в 1.65 долларов на баррель нефти против средней по индустрии стоимости в 2.40 долларов. Эта разница, помноженная на сотни, а затем и тысячи баррелей, стала настоящим конкурентным преимуществом. Пока Рокфеллер сталкивал железную дорогу с водным транспортом и одну железную дорогу с другой, пытаясь восстановить контроль над индустрией, железные дороги решали собственные проблемы.
В действительности существовал факт тайного долговременного соглашения между нефтяным гигантом и местной железной дорогой, в соответствии с которым Standard Oil получала значительные скидки на грузоперевозки. При этих обстоятельствах другие нефтепереработчики не могли конкурировать со Standard Oil и разорялись. Мысль Джона Рокфеллера о том, что на самом деле выгодней заниматься процессом переработки и транспортировки нефти, чем ее добычей, оказалась верной. Он построил свою стратегию, используя железные дороги, предназначенные для транспортировки нефти из месторождений в Кливленд и делавшие мелких производителей зависимыми от перевозчиков. Используя систему скидок, он извлекал максимальную прибыль и без колебаний использовал бывших конкурентов, которых он перекупал, в качестве шпионов среди тех, кто еще оставался таковыми. Это позволило ему основать в 1870 году акционерное общество Standard Oil Company с капиталом в 1 миллион долларов, в котором его доля составляла 27 %.[1] В скором времени между картелем производителей и картелем перевозчиков развязалась битва во главе со Standard Oil.
В то время сырая нефть перевозилась в вагонах-платформах в открытых деревянных бочках, из-за чего испарялась наиболее ценная часть груза. По прибытию оставался лишь густой осадок, который терял свою главную ценность. Втайне являясь владельцем железнодорожной транспортной компании Union Tanker Car Company и обладая патентом на металлические и герметичные вагоны-резервуары, используемые по сей день, Джон Рокфеллер сдавал их в аренду своим конкурентам, чтобы те могли перевозить свою продукцию на нефтеперерабатывающие заводы. Когда новые производители развивали свою инфраструктуру для увеличения количества производимой продукции, Union Tanker в одностороннем порядке разрывала договоры об аренде вагонов для транспортировки нефти, из-за чего производители, вложившие немалые деньги в модернизацию производства, несли колоссальные убытки и, в конечном итоге, разорялись. После этого компания Рокфеллера Standard Oil покупала обанкротившиеся компании по ничтожной цене, как правило, получая заодно прилегающие железные дороги. Он пользовался этой уловкой на протяжении многих лет, не вызывая никакой ответной реакции, так как никто не знал о том, что он был собственником Union Tanker.
Несмотря на то, что агрессивные методы, позволившие Рокфеллеру к 1910 году контролировать 90 % американского энергетического рынка, подтверждены документально, и на их основе были даже созданы современные антитрестовские законы, в американских учебниках по истории о них не сказано ни слова.
Был в ходу и такой прием — Рокфеллер сдавал в аренду своим конкурентам цистерны для перевозки нефти, чтобы те могли перевозить свою продукцию на нефтеперерабатывающие заводы. Когда новые производители развивали свою инфраструктуру для увеличения количества производимой продукции, его компания в одностороннем порядке разрывала договоры об аренде вагонов для транспортировки нефти, из-за чего производители, вложившие немалые деньги в модернизацию производства, несли колоссальные убытки и, в конечном итоге, разорялись. После этого компания Рокфеллера Standard Oil покупала обанкротившиеся компании по ничтожной цене, как правило, получая заодно прилегающие железные дороги.
Из-за сговора Рокфеллера с железнодорожниками казна штата недополучала ежегодно до $50 млн. В 1878 году группа независимых нефтедобывающих компаний при поддержке администрации Пенсильвании начала строить альтернативный канал транспортировки сырой нефти, который должен был разрушить монополию Рокфеллера и Вандербильта — 110-мильный трубопровод Riverside pipeline.
В Standard занервничали: для нападений на строителей трубопровода были завербованы банды. Riverside pipeline несколько раз разрушался, а после того как он был достроен, Standard oil проложила четыре параллельные ему магистрали. За их пользование она взимала с нефтяников символическую плату до тех пор, пока альтернативный трубопровод не обанкротился и не был выкуплен монополистом.
Захват вражеской трубы обошелся Рокфеллеру гораздо дороже, чем он мог ожидать: направляемые им акты саботажа дали независимым нефтяникам возможность юридического преследования Standard oil. В 1879—1880 годах суды штата были завалены сотнями исков акционеров Riverside pipeline с требованием взыскать со Standard oil убытки, понесенные в результате нападений его банд на трубопровод. Большое жюри Пенсильвании с удовольствием вынесло обвинительный вердикт Рокфеллеру и Флеглеру и даже направило губернатору Нью-Йорка требование доставить их под арестом в Нефтяной район, однако Нью-Йорк проигнорировал это послание. С 1901 по 1904 год журналисткой Идой Тарбелл была опубликована серия из шестнадцати статей на эту тему. Они стали сенсационным обвинением для всей нефтяной индустрии.

Разделение компании

Судебное разбирательство, в котором Standard Oil обвинялась, в частности, в нарушении антимонопольного законодательства, приковало к себе внимание американской общественности и стало новым судебным прецедентом. Рокфеллер был вынужден распустить трест. Конгресс США, во многом под нажимом общественного мнения, принял решение о создании Министерства Торговли и Бюро по Делам Корпораций, в чьи обязанности, в частности, входил надзор за выполнением антимонопольного законодательства.
В 1911 году правительство Соединенных Штатов берется за монополию Standard Oil и требует ее разделения. После этого она распадается на несколько маленьких компаний, в названии которых продолжают фигурировать инициалы » S.O. «: SOHIO в Огайо, SOCONY в Нью-Йорке и, разумеется, Esso, которая впоследствии станет Exxon. Раскол на самом деле не особо навредил монополии Рокфеллера, которую ему удалось сохранить. Тем не менее, он пообещал взять реванш у всемогущего государства. Для этого он вложил существенную часть своего состояния в создание 12 гигантских банков, которые стали Федеральным резервом, когда в 1913 году Конгресс решил использовать их для сбора налогов. Отныне, ежегодно собранные Федеральным резервом средства до их перечисления государству оседали в сейфах династии Рокфеллера.
Рокфеллер основал корпорацию Standard Oil в нескольких штатах, с тем, чтобы приспособиться к правовым нормам акционерной собственности. Такая схема позволила Рокфеллеру построить и консолидировано управлять национальной компанией. Данная трастовая концепция стала синонимом монополии.
В результате расформирования возник уникальный список выдающихся корпораций:

• Standard Oil, штат Нью-Джерси, стала ESSO, ныне Exxon.

• Standard Oil, штат Огайо, стала Sohio.

• Standard Oil, штат Индиана, стала Amoco.

• Standard Oil, штат Нью-Йорк, стала Mobil Gas.

• Standard Oil, штат Калифорния, стала Chevron.

• Standard Oil, стала Conoco.

 

P.S. Изначально Standard Oil распалась на тридцать восемь различных компаний, включая вышеперечисленные, а также такие компании как ARCO, BP America и Cheeseborough-Ponds, в качестве наследников Standard Oil. В результате распада Standard Oil у Рокфеллера осталась внушительная часть акций во всех компаниях, но ни в одной из них он не имел контрольного пакета.

_________________________________________________________________________________________

О том, что нас ждет в новом году на рынке топлива Вы можете услышать на III Международном Форуме «Биржевой и внебиржевой рынки нефти и нефтепродуктов РФ», который состоится 24-25 января 2012 г., в Москве, в «Президент-Отеле».

Программа Форума доступна в разделе «Бизнес-мероприятия».

Подать заявку на регистрацию Вы можете здесь.

_________________________________________________________________________________________

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное
4 комментария
  1. Интересная статья. Нашему правительству не плохо было бы лучше изучить историю создания картелей.

    Краткая хронология

    1870 -Джон Д. Рокфеллер основал компанию Standard Oil в Кливленде, штат Огайо. Доля Рокфеллера в нефтеперерабатывающей индустрии составляет менее 4%, у него более 250 конкурирующих компаний в США.

    1873 -Джон Д. Рокфеллер контролирует уже 80% нефтеперерабатывающей мощности в Кливленде, что составляет треть общего национального объема.

    1879 — Траст Standard Oil закрывает 31 из 53 заводов концентрируя производство на трех гигантских нефтеперерабатывающих заводах.

    1880 -Standard Oil контролирует почти всю нефтеперерабатывающую промышленность в Соединенных Штатах, имея более 40 миллионов долларов в резервах денежной наличности.

    1882 -Альянс всех компаний, входящих в Standard Oil, трансформируется в траст Standard Oil.

    1882 -Суд штата Огайо распускает траст, но он заново регистрируется в штате Нью-Джерси, в котором трасты еще разрешены. Члены правления траста отказываются от первоначального плана горизонтальной интеграции, фокусируясь на вертикальной интеграции.

    1890 -Конгресс принимает Антитрастовый Закон Шермана. Standard Oil заново инкорпорирована в Нью-Джерси как холдинговая компания.

    1900 -Standard Oil контролирует более 90% переработанной нефти в Соединенных Штатах.

    1911 — Верховный Суд принимает решение расформировать Standard Oil в небольшие конкурирующие компании. Рокфеллер получает долю капитала в каждой из них.

  2. «Я имею всё, но ничего не контролирую, хотя предпочёл бы ничего не иметь, но всё контролировать», — если не ошибаюсь, это стратегема Рокфеллера и судя по представленной в публикации фактуре, талантливый стратег и неординарная личность. Понятно, что Теодору Рузвельту такой конкурент на политической арене в преддверии президентских выборов 1912 года был бы весьма опасен и он на опережение «облаву на волков» замутил. Правда самого охотника подстрелили во время предвыборной гонки, а победил ставленник финансовой олигархии Вудро Вильсон, с подачи которого ФРС узаконила монополию на производство денег…
    Согласитесь, весьма символичная и симптоматичная статейка 😉

    1. Прошло сто лет, а похоже, что ни чего не меняется в нашем мире. За ежедневной суетой не замечаешь, что происходит вокруг. А похоже, что история повторяется.

  3. Последние попытки наших чиновников из ФАС по «усмирению» картелей выглядят не более чем театрализованным действием. И при всем уважении к нашей власти, все понимают, что без одобрения высшего руководства врятли было возможно также монополизировать рынок нефти и нефтепродуктов в России. Жаль, что руководитель ФАС также выступает марионеткой в сегодняшних условиях. Никто ему не даст «ДОБРО» на изменение ситуации, так как кто-то должен оплачивать выборы.

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
ПМЭФ-2018: Изоляция России? Чушь!
Несмотря на то, что Вашингтон грозит России полной изоляцией и "разрывом экономики в клочья", открывающийся в имперской столице ПМЭФ полностью нивелирует амбициозные планы США.
Автор отчетов с критикой «Роснефти» и «Газпрома» уволен из Sberbank CIB
Аналитика Sberbank CIB Александра Фэка уволили после появления отчета о российских нефтегазовых компаниях, в котором основными бенефициарами проектов «Газпрома» названы его подрядчики