Миром правит спрос на нефть

17 января 2008, 08:59

Ведущие мировые державы, как старые, так и новые, активно стремятся обеспечить себе нефтяные поставки, без которых сегодня невозможен экономический рост. Между ними постоянно усиливается конкурентная борьба за покупку нефти у экспортеров и разработку проектов в нефтедобывающих странах, — пишет k2kapital.
В декабре Китай договорился об увеличении на треть в 2008 году импорта нефти из Саудовской Аравии. Примерно в это же время Пекин подтвердил, что увеличивает на треть и импорт нефти из Ирана. Между тем и в 2007 году импорт нефти в Китай вырос на 12,4% по сравнению с предыдущим годом, до 163,17 млн. тонн, по сообщениям агентства «Синьхуа», которое ссылается на данные таможни.
В новом докладе Международного энергетического агентства (International Energy Agency — IEA) «Энергетическая картина мира» (World Energy Outlook), вышедшем в свет в конце прошлого года, говорится: «Рост энергетического спроса в Китае в 2002-2005 годах был эквивалентен нынешнему годовому потреблению энергии в Японии». По мнению аналитиков, новости, приходящие сегодня из Китая, содержат почти все, что нужно знать о глобальной энергетической экономике, и мало кто спорит с тем, что придет время, когда Китай обгонит США и станет главным глобальным потребителем энергии. Спорить можно только о сроках, и, например, IEA считает, что это произойдет «чуть позже 2010 года».
По оценкам IEA, если правительства будут проводить нынешнюю политику, глобальные потребности в энергии в 2030 году будут более чем на 50% выше, чем сегодня. При этом на долю развивающихся экономик будет приходиться 74% роста спроса, а на долю Китая и Индии — 45%.
Огромный рост спроса произойдет, даже если потребление энергии при производстве глобального ВВП будут снижаться на 1,8% в год. Если правительства примут радикальные меры, направленные на уменьшение потребления энергии, глобальный энергетический спрос будет расти на уровне 1,3% в год, что всего на 0,5% уровня роста в случае, если никакие меры приниматься не будут. При этом, по прогнозу IEA, в росте глобального потребления энергии до 2030 года доля ископаемого топлива будет составлять 84%.
По мнению многих экспертов, запасов нефти в мире достаточно для удовлетворения спроса при цене в районе $60 долларов за баррель. Однако доля нефти из государств, входящих в Организацию стран-экспортеров нефти (ОПЕК), в ближайшее десятилетие увеличится с 42% до 52%. Ближний Восток, где находится большинство стан ОПЕК, нельзя назвать стабильным регионом, и эксперты не исключают кризиса, который приведет к срывам поставок и запредельному росту цен на нефть.
Стоит отметить, что, по оценкам IEA, для удовлетворения спроса в 2030 году в инфраструктуру поставок придется инвестировать $22 триллиона (чуть меньше половины глобального ВВП в 2006 году).
Очевидно, что мир, вернее, одна шестая его населения, живущая в промышленно развитых и развивающихся экономиках, не собирается отказываться от стиля жизни, сопряженного с высокими затратами энергии. Однако увеличение спроса неизбежно повлечет за собой ряд экономических и стратегических последствий.
Прежде всего, речь идет о нефтяных ценах. Эксперты, сделав все возможные поправки на инфляцию и стоимость единицы экспорта из богатых стран, говорят, что цены сегодня самые высокие с начала XX века. И если не произойдет серьезного технологического прорыва в сфере энергетических поставок и геологи не найдут больших залежей нефти и газа, энергоносители останутся довольно дорогими.
Вспоминая «энергетический кризис» 1970-х годов, когда ОПЕК существенно ограничила поставки, вызвав то, что принято называть ценовым шоком, многие специалисты до сих пор с долей удивления пишут о том, как быстро поставки вернулись к докризисному уровню в начале 1980-х и каким небольшим оказался рост спроса. Случись такая ситуация сегодня, может ли она выправиться, и если может, то насколько быстро? Возможно, сегодняшнюю картину радикально меняет появление стремительно растущих развивающихся экономических гигантов и преобладание в мире государственных поставщиков.
Главные стратегические вопросы касаются энергетической безопасности и смещения баланса сил в сторону малоприятных и не слишком предсказуемых режимов, будь то Иран, Венесуэла, Саудовская Аравия и другие поставщики. Это смещение идет двумя путями. Во-первых, все больше энергоносителей идет из нескольких, не обязательно дружественных «цивилизованному миру» стран. Во-вторых, эти страны становятся все богаче. Так, доходы ОПЕК, по оценкам, утроились за период между 2002 и 2007 годами.
Опасения по поводу энергетической безопасности связаны и с потенциальной конкуренцией крупных потребителей за поставки. Разумнее всего было бы предоставить это рыночным силам. Но рост цен мешает такому подходу. В один прекрасный день американские политики могут задаться вопросом, почему США кладут жизни и деньги, пытаясь обеспечить стабильность (или хотя бы подобие стабильности) на Ближнем Востоке, а всеми благами пользуется Китай.
Многие из нас еще помнят времена, когда экономисты анализировали экономический рост на основе капитала, труда и технического прогресса. Сегодня двигателем роста является энергия, которая обеспечивает потребителей товарами и услугами. Сегодня в ряды ее потребителей влились Китай и Индия. Остановить бурный рост их экономик может только катастрофа. Пессимисты охотно ее предрекают, но не все верят их прогнозам. Однако можно с уверенностью сказать, что проблем, которые возникнут вокруг нефти в недалеком будущем, будут огромными.
Нефтепродукты на eOil.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
«Газпром» сократил вложения в «Северный поток-2» на 22 млрд руб. за год
«Газпром» назвал приоритетными проекты по сжиженному газу
Эффект от снижения капитальных затрат из-за нефтяного обвала хуже для экономики США, чем снижение цен на бензин
По оценкам британской консалтинговой компании Pantheon Macroeconomics, снижение стоимости нефти больше не имеет прежнего позитивного влияния для американской экономики из-за роста значимости сланцевой нефтедобычи и смежных отраслей.