Как добывающие страны преодолевают кризис

26 июля 2016, 16:00

На первый взгляд решение Нигерии в прошлом месяце перейти на плавающий курс национальной валюты и объявление о слиянии двух банков в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ) на прошлой неделе имеют мало что общего.

Нигерия — страна с населением почти 180 млн и с ВВП на человека менее $3 тыс. по рыночному обменному курсу прошлого года. Население ОАЭ в 18 раз меньше и в 13 раз богаче. Однако оба государства являются членами Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), и оба учатся жить с дешевой нефтью.

В результате слияния National Bank of Abu Dhabi (NBAD) и First Gulf Bank (FGB) появится крупнейшая в ОАЭ финансовая организация с общими активами в 640 млрд дирхам ($175 млрд). Сила FGB в банковском обслуживании физических лиц, работе с кредитными карточками и ипотечными кредитами. NBAD позиционирует как себя «банкир правительства», у которого мощное инвестиционное подразделение.

Объединение банков поможет Абу-Даби «распространить свое финансовое влияние» за пределами страны, уверен аналитик инвестиционного банка EFG-Hermes Саймон Китчен.

Но следует также признать, что у ОАЭ сегодня намного меньше пространства для финансового маневра. С тех пор как цены на нефть начали снижаться в 2014 г., начали уменьшаться нефтяные доходы, а значит и долларовые поступления. В связи с тем, что дирхам привязан к доллару, более низкий приток твердой валюты привел к замедлению роста денежной массы. Фактически он был нулевым в последние два года, отмечает британский журнал The Economist.

Похожее замедление наблюдается по всему Персидскому заливу. Как минимум 46 коммерческих банков (один на каждые 208 тыс. человек) борются за стагнирующий пул депозитов ОАЭ. Некоторые из небольших финансовых организаций сегодня торгуются ниже своей балансовой величины активов. По мнению Джеймса Бюрдетта, финансового директора NBAD, дальнейшая консолидация «жизненно необходима и экономически целесообразна».

Пока ОАЭ имеют фискальные и валютные возможности удерживать привязку, но эти усилия уже привели к росту дефицита бюджета до 3,7% ВВП в 2015 г., хотя годом ранее был профицит.

Для менее богатых стран сильно подешевевшая нефть означает еще меньше пространство для маневра. Снижение обменного курса — один из возможных способов увеличения денежной массы внутри страны, несмотря на дефицит долларов. Именно так поступила Нигерия 20 июня, когда позволила найре обесценится на 30% в один день.

Свободный курс заменил введенную в марте 2015 г. привязку к доллару, которая лишила экономику денег и привела к появлению черного рынка иностранной валюты. В течение недели после перехода на свободный курс акции банков взлетели почти на 10%.

В то время как в ОАЭ слишком много банков, в Нигерии их катастрофически не хватает. Сегодня в этой африканской стране работает всего 21 банк (один на 8,5 млн человек), хотя в 2004 г. их было 89. Девальвация найры создала для этих финансовых организаций определенные трудности.

Согласно Fitch Ratings 45% кредитов нигерийских банков деноминированы в долларах или другой иностранной валюте, в то время как их капитал в найре. Когда местная валюта обесценилась, она потянула вниз и стоимость их капитала относительно займов, доведя их до границы регуляторного минимума. Если найра ослабнет еще больше, то это может навредить их кредитоспособности.

В других странах-экспортерах нефти обесценивание местной валюты загнало банки в противоположную ловушку: увеличилась стоимость их обязательств по отношению к их активам. В Азербайджане и Казахстане, к примеру, депозиты, а не кредиты, чаще деноминированы в долларах, что делает банки чрезвычайно уязвимыми к проблеме несовпадения валют.

Вести

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Путин - король ОПЕК?
«Мировая энергетика оказалась у подножия путинского трона», - сказала Хелима Крофт, бывший аналитик ЦРУ, которая руководит глобальной товарной стратегией в RBC Capital Markets LLC в Нью-Йорке.
Bloomberg: Путин cтановится королем ОПЕК, а Саудовская Аравия мирится с реалиями
Хотя заседания ОПЕК продолжают влиять на цены, решающую роль играет не Саудовская Аравия, а не входящая в группу Россия, а точнее Владимир Путин.