Игра Бразилии в разработке глубоководной нефти

08 декабря 2015, 17:20

Появление нефтяных бурильных установок превращает райский город Рио-де-Жанейро в поле нефтехимической битвы. Находящаяся в вихре скандала вокруг своей деятельности, бразильская компания «Петробрас» (Petrobras) намерена добывать нефть, несмотря на угрожающие экологические проблемы.

Залив Гуанабара (Guanabara Bay) у берегов Рио-де-Жанейро, водоем поверхностью 160 квадратных миль, усеянный сотней островов,— это картинка с почтовой открытки Бразилии, символ страны, владеющей огромными природными богатствами и красотами, украшающими все туристические сайты мира. Но развитие нефтяного сектора превращает этот райский пейзаж в нефтехимический и сервисный центр для нефтяных и газовых месторождений, радуя местных политиков и бизнесменов, но пугая местных рыбаков. Александр Андерсон (Alexandre Anderson) — лидер традиционного сообщества, посвятивший свою жизнь защите интересов местных рыбных промыслов, выступает против посягательств нефтяной промышленности. Андерсон и его коллеги-рыбаки говорят, что их территория, акватория залива и морепродукты стали жертвами экономического развития.

Но защита окружающей среды — опасная деятельность в Бразилии. Андерсон дважды был ранен, 12 раз арестован, на него было подано 28 исков в суд. Несколько лет назад несколько членов его союза рыбаков, Ассоциации мужчин и женщин на море (Association of Men and Women of the Sea), были убиты во время протестов против строительства нефтепровода. Андерсон говорит, что его друзья были убиты охранниками и полицейскими, связанными с Petrobras, крупнейшей в стране энергетической компанией. Petrobras, конечно же, отрицает какую-либо причастность к смерти активистов или к полиции.

Андерсон сейчас находится под федеральной программой защиты, но он по-прежнему патрулирует залив в поисках разливов нефти, незаконного строительства и других экологических преступлений. «Залив Гуанабара является священным местом для нас. Мы уважаем его, как церковь,— говорит он.— Но абсолютно отвратительным и преступным путем залив становится важным производственным центром».

Открытие десятков миллиардов баррелей нефти на месторождениях недалеко от побережья Рио в 2006 году было объявлено одной из самых крупных нефтяных находок века. Тогдашний президент Рабочей партии Луис Инасиу Лула да Силва (Luiz Inacio Lula da Silva) обещал, что эти месторождения станут источником финансирования образования и здравоохранения и превратят Бразилию в одну из крупнейших экономик мира. Но бурение на глубине 7 000 метров под поверхностью океана за сотни миль от берега связано с большими финансовыми затратами и экологическими рисками.

С погрязшей в долгах и скандалах компанией Petrobras при низкой цене на нефть и потенциальной опасности новой катастрофы, схожей с той, что произошла в Мексиканском заливе на платформе Deepwater Horizon в 2010 году, вопрос жизнеспособности этого грандиозного проекта никогда еще не находился под таким пристальным вниманием.

Нескольким кариокас (так называются жители Рио) известны масштабы строительства, которое ведет на земле и воде Petrobras. Речь идет о двух НПЗ, четырех терминалах, четырех верфях, а также бесчисленном множестве резервуаров, кораблей поддержки, обслуживающих фабрик и подводных трубопроводов.

Вода (теперь она считается слишком грязной для купания) похожа на территорию у гигантского АЗС, но вместо машин, выстраивающихся у автозаправочных автоматов, стоят 30 громадных танкеров, ожидающих загрузки или выгрузки нефти и газа на терминалах.

В скором времени в список активов Petrobras будет добавлен новый огромный завод: в северо-восточной — и пока еще не очень загрязненной — части залива строится нефтеперерабатывающий завод Comperj. В 2015 году, как только строительство трубопровода будет завершено, он станет местом поступления газа из подсолевых месторождений (залежи, находящиеся в так называемом слое pre-salt, расположенном на большой глубине под древним геологическим слоем соли).

«Как только Сomperj будет построен, Petrobras будет властвовать над всем заливом. Мы надеемся, что НПЗ не будет прибыльным из-за низких цен на нефть, благодаря активности людей вроде нас и из-за растущего шума в обществе по поводу окружающей среды»,— говорит Андерсон.

Гораздо в большей степени, чем ВР в Великобритании или Exxon в США, Petrobras разжигает националистические страсти. Основанная в 1953 году президентом Жетулиу Варгасом (Getulio Vargas), компания Petrobras была в авангарде экономического развития Бразилии. До недавнего времени это была гордость страны, компания с наибольшей капитализацией в Латинской Америке благодаря подсолевым месторождениям, являющимся наиболее ценным ее активом.

Президент Бразилии Дилма Руссефф (Dilma Rousseff), бывший министр энергетики и почетный председатель дирекции контролируемой государством Petrobras, является защитником нефтяной отрасли. Правящая Рабочая партия утверждает, что нефтяные доходы будут финансировать программы в области образования и борьбу с нищетой. Утверждения экологических активистов, что эти запасы ископаемого топлива — «углеродная бомба», которая должна быть оставлена в земле, отметаются как лицемерные. «Большие страны мира развивались без оглядки на проблемы окружающей среды. Фундаментом развития США стала нефть в Мексиканском заливе. Мотором английской промышленной революции был уголь. Так теперь они нам говорят, что мы не можем использовать наши месторождения нефти для экономического развития?» — возмущается Гильерме де Оливейра Эстрелла (Guilherme de Oliveira Estrella), бывший геолог Petrobras, чья команда и открыла подсолевые залежи.

Он, конечно, понимает последствия. Эстрелла вырос на острове Ила де Говернадор (Ilha do Governador), близ Рио. «В 1940–1950 годах это был рай»,— вспоминает он. Большие перемены начались, когда компания Petrobras построила свой первый завод в 1961 году. Так началось разрушение залива Гуанабара: «Он был уничтожен так называемым прогрессом».

Но обнаружив месторождение, которое, по его оценкам, содержит 50 млрд баррелей нефти, он говорит, что правительство совершенно справедливо ставит во главу угла разработку ископаемого топлива. «Эта нефть должна быть использована для улучшения жизни людей, для строительства хороших школ и больниц. Реальное загрязнение — от бедности»,— говорит он.

Бразильцы, отмечает он, потребляют лишь одну седьмую часть энергии, которая потребляется в США. 80% потребляемой в Бразилии энергии вырабатывается гидроэлектростанциями, а не тепловыми электростанциями: «Поэтому у нас, безусловно, имеется какой-то определенный “кредит” для сжигания углерода».

Есть ли «кредит», или нет, определится в ходе международных переговоров по изменению климата. Более насущной проблемой в Бразилии является следующая: можно ли добывать подсолевую нефть и безопасно, и экономически выгодно? До сих пор самым катастрофическим в истории был разлив нефти с глубоководной буровой установки на месторождении Макондо. Тогда, в 2010 году погибли 11 человек. За 87 дней 4,9 млн баррелей нефти вытекло в океан. Некоторые считают, что подобная авария на подсолевых месторождениях Бразилии была бы еще более катастрофической, потому что водоемы Кампос и Сантос глубже и больше, поэтому и давление, и объем нефти там больше. «Если бы произошел несчастный случай на такого типа скважине, никто не знает, как все пойдет, но он будет, безусловно, тяжелее, чем на Макондо»,— сказал газете источник в правительстве.

Эйтор Араужо (Heitor Araujo), работающий в Petrobras гидом в центре Cenpes в заливе Гуанабара, говорит, что нет никакой опасности повторения подобной катастрофы:

— Мы используем предохранительный клапан для предотвращения подобной аварии. Если есть пульсации в трубе, клапан закроется автоматически, как только электрический предохранитель выключится при перегрузке.

Но Витор Маркес (Vitor Marques), инженер нефтяных платформ и представитель Союза по производственной безопасности, рассказывает менее обнадеживающую историю. 20 декабря 2013 года он сообщил об аварии на платформе FPSO Cidade de Sao Mateus, оператором которой от имени Petrobras является компания BW Offshore. Работник упал в обморок из-за испарений от протекающего насоса. Сигнализация сработала, и производство было временно приостановлено. Вместо того чтобы отреагировать на жалобу сотрудника, руководство наказало его, отстранив на некоторое время от работы, а потом переведя на другую платформу.

Год спустя, 11 февраля 2015 года, тот же насос на платформе FPSO Cidade de Sao Mateus взорвался, убив девять человек. Виктор Маркес утверждает, что в гибели людей виновата преступная халатность. Petrobras отказался от комментариев.

Хотя FPSO Cidade de Sao Mateus не работает на подсолевых месторождениях, проблемы этой платформы симптоматичны для Petrobras, которая в прошлом году пострадала от череды взрывов и пожаров на своих установках. Среди причин растущих капитальных затрат — огромные бонусы менеджерам за безаварийность (из-за которых они готовы преуменьшать инциденты), плохое управление и слабый контроль.

В прошлом году институциональная слабость Petrobras вскрылась из-за коррупционного скандала. Несмотря на обещания, что компания потратит часть своих нефтяных доходов на финансирование социальных программ, было выявлено, что почти $2 млрд были истрачены на руководящий состав, партнеров и политиков. Это совпало с низкими ценами на газ и финансовыми проблемами. Сейчас долги компании Petrobras являются одними из самых больших в мире, цена ее акций упала на 80% от пика, а ее руководитель был вынужден уйти в отставку. Десятки тысяч рабочих мест были потеряны, более 40 политиков были арестованы или допрошены, и президент Дилма Руссефф, хотя прокуратура ее не обвиняла, стала самым непопулярным президентом Бразилии в текущем веке.

Petrobras призналась в недавнем докладе, что ее проблемы с кредитами могут повлиять на инвестиционные планы. «На мой взгляд, открытие подсолевых месторождений создает серьезные трудности для правительства из-за цен, из-за скандала, из-за долгов компании. Одно дело, когда нефть стоит $130 за баррель, но совсем другая ситуация, если она опустилась до $50 за баррель,— говорит источник в правительстве.— Бразильцы надеялись экспортировать нефть с этих месторождений и заработать много денег. Но эту нефть на самом деле очень дорого добывать и очень опасно добывать из-за экологических рисков».

Но теперь, когда Бразилия вложила сотни миллиардов долларов в платформы, скважины и терминалы, сомнительно, что кто-то остановит эту самую большую в мире программу глубоководной нефтеразведки. В прошлом месяце производство с подсолевых месторождений достигло рекордных 885 млн баррелей в день. Китай, который является основным партнером в разработке этих месторождений, указал, что он выделит новые финансовые средства на разработку.

Вернувшись в Гуанабара на закате, я наблюдал, как воды залива отражаются полосами красного и фиолетового цветов. Сцена была бы идиллической, если бы не запах неочищенных канализационных стоков, доносившийся из села, и черные пятна бензина, оставшиеся на песке от лодочных моторов. «Залив Гуанабара — небезнадежное дело. Если приостановить экспансию нефтяной промышленности, мы могли бы восстановить его,— говорит Андерсон.— Но если нефтяная промышленность продолжит свою экспансию, наши традиционные общины исчезнут через 20 лет. Происходящее огорчает меня. Но поговорив с рыбаками, я вижу их готовность к сопротивлению, и это вселяет надежду. Мы уже выиграли несколько сражений, и в конце концов мы победим и в этой войне».

Сейчас в мире насчитывается 14 гигантских проектов разработки и добычи ископаемого топлива. Это «углеродные бомбы». Если эти проекты будут осуществлены, они приведут к выбросу 6,3 гигатонны углекислого газа в год к 2020 году. Этот объем равен ежегодным выбросам США.

http://www.theguardian.com/environment/series/keep-it-in-the-ground

Материал публикуется в рамках международной инициативы Climate Publishers Network

Перевод Альды Енгоян, VoxEurop / Translated by Alda Engoian, VoxEurop

kommersant.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
В Польше сочли “Северный поток-2” “убийственным” для Украины
Новый глава правительства Польши Матеуш Моравецкий считает, что реализация проекта «Северный поток-2» – это вредная инициатива, угрожающая безопасности Центральной Европы
Страсти по биткоину. Криптовалюту манит в заоблачную высь (Видео)
Ажиотаж вокруг биткоина набирает обороты. Криптовалюта с каждым днем стоит все дороже. Сразу на двух биржах начались торги фьючерсами на биткоин.