Дело не в деньгах. Чем Венесуэла отплатит РФ за льготную реструктуризацию долга
важное 09 ноября 2017, 13:49

России и Венесуэле удалось договориться о реструктуризации внешнего долга. По словам главы Минфина Антона Силуанова, Каракас готов на реструктуризацию на достигнутых ранее условиях. При этом подробностей готовящегося соглашения он не раскрыл. По словам посла Венесуэлы в РФ Карлоса Фариа Тортосы, стороны планируют подписать документ к 15 ноября. Ранее Тортоса сообщил, что соглашение может быть подписано еще до заседания межправкомиссии в Сочи 23-24 ноября.

Объем долга Венесуэлы перед РФ Минфин оценивает в 3 млрд долларов. Договоренности по его погашению ведутся давно, но до последнего времени они не приводили к успеху. В конце октября Cилуанов сообщал, что выработано общее соглашение, однако оно не парафировано венесуэльской стороной. Тогда он немного рассказал о сути российских предложений Каракасу: РФ готова сделать рассрочку в два этапа. Первая часть — это достаточно льготные условия с небольшой суммой погашения, чтобы платежи были посильными. Большая часть выплат должна быть перенесена на второй этап расчета.

ВИНОВАТА ДЕШЕВАЯ НЕФТЬ

Всего за последние четыре года Венесуэла выплатила на обслуживание внешнего долга 71,1 млрд долларов. По мнению финансовых экспертов, общая сумма долга оценивается в 150 млрд долларов. В начале ноября рейтинговое агентство Fitch понизило суверенный рейтинг Венесуэлы с С до СС и заявило, что долговой дефолт страны весьма вероятен.

На минувшей неделе президент Николас Мадуро объявил о реструктуризации и рефинансировании внешнего долга, на 13 ноября назначена встреча для обсуждения параметров выплат. В то же время, парламент страны отверг данную идею, отметив, что реструктуризация долга возможна лишь при изменении экономической модели. Без этого выйти из кризиса и оценить возможные формы выплат инвесторам невозможно.

Причина – тяжелая экономическая ситуация в латиноамериканской стране на фоне падения доходов государства из-за снижения цен на нефть. Проблему усугубляет политическое противостояние – оппозиция проводит массовые протесты против политики властей. У оппозиции немало сторонников среди населения, поскольку дефицит товаров и галопирующая инфляция ставит многих на грань выживания. Мадуро пытается бороться с кризисом, повышая минимальную зарплату шестой раз за год и вводя новые купюры большего номинала. Однако последняя новинка – банкнота в 100 тысяч боливаров – стоит всего 2,5 долларов, поэтому людям все равно приходится ходить в магазин с пачками денег.

ВЗАИМНЫЙ ИНТЕРЕС

Главный редактор журнала «Латинская Америка» РАН Владимир Травкин напомнил, что в последние полтора десятка лет между Венесуэлой и Россией налажены хорошие прагматические отношения. Идеологически мы отличаемся друг от друга, однако есть совпадение интересов — как во внешней политике, так и в экономике. «Казалось бы, мы должны конкурировать на рынке нефти, однако этого не происходит. «Черное золото» отличается по составу, и наши частные и государственные компании успешно сотрудничают в плане трейдинга на внешнем рынке, смешивая сорта для продажи разным игрокам», — рассказал он.

Кроме того, в связи с американской блокадой Каракас закупает у нас оружие и военную технику, а также разного рода технологии. На этом фоне любые договоренности о долговых обязательствах нужно рассматривать как дорогу с двухсторонним движением, а не как исключительно финансовые расчеты. Если соглашения не будут в ущерб обеим сторонам, то их можно только приветствовать, считает Травкин.

Реструктуризация долга всегда является достаточно сложным вопросом, поскольку означает неспособность должника выплатить деньги в срок, рассуждает доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г.В.Плеханова Екатерина Новикова. Так как экономическая ситуация Венесуэлы остается достаточно сложной, то России приходится искать пути выхода из сложившейся ситуации. «Скорее всего, наша страна будет договариваться о снижении цен на продукцию в рамках политики импортозамещения, а также о возможностях более тесного взаимодействия с точки зрения инвестиционных проектов и продвижения российской продукции», — отметила она.

ДРУГИЕ ИГРОКИ

По мнению экспертов, тесные отношения с Каракасом, помимо экономической выгоды, позволят российскому бизнесу более прочно закрепиться в Южной Америке. При этом Венесуэла – значимый, но не единственный партнер России в регионе. Не менее важны два крупных региональных игрока – Аргентина и Бразилия. С ними у нас складываются хорошие отношения, реализуются многие интересные взаимовыгодные проекты, напомнил Травкин. Обширны и торговые связи – у Аргентины мы покупаем продовольствие, взамен продавая ей энергетические машины и технологии.

То же касается Бразилии, с которой мы входим в блок БРИКС. Туда Россия продает вертолеты и высокотехнологичную продукцию. Кроме этого, Бразилия рассчитывает до конца нынешнего года договориться с Россией об условиях сотрудничества по завершению проекта строительства энергоблока №3 единственной бразильской атомной электростанции «Ангра».

Стоит упомянуть Мексику, куда мы в течение последних лет поставляем самолеты Superjet 100. Недавно они объявили о заинтересованности в приобретении у РФ еще и вертолетов. В июне дочерняя компания «Лукойла» Lukoil International Upstream Holding победила в тендере по нефтяному блоку в прибрежных водах Мексиканского залива. Всего «Лукойл» намерен реализовать в заливе четыре проекта.

1prime.ru

 

Читайте прогноз ценовых колебаний с 6 по 10 ноября 2017

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Фундаментальный анализ WTI — CLF8 на 21 ноября 2017 года
Прошедшая сессия, по январскому 2018 г., фьючерсному контракту (CLF8) на сырую нефть марки WTI, прошла в режиме расширения волатильности.
Асад: Нам удалось вместе отстоять территориальную целостность Сирии (Видео)
Переговоры глав двух государств продолжались четыре часа.