Бегларян: нефтяной рынок перед катастрофой
важное 03 сентября 2015, 16:00

Потрясения на нефтяном рынке продолжаются, и после прошлой «ударной недели» роста (когда стоимость нефти взлетела почти на 30%) снижение цен возобновилось. Уже очевидно, что на рынке нефти наблюдается тотальная дестабилизация, поскольку еще никогда не наблюдалось столь «дикой ценовой волатильности», отметил обозреватель «Вести.Экономика» Григорий Бегларян в передаче «Реплика».

К примеру, в минувший понедельник нефтяные фьючерсы выросли сразу на 9%, а уже во вторник цены рухнули на ту же величину, на 9%. Итого в течение каких-то двух торговых дней движение цены (в обе стороны) составило 18%.

Хотя, если вспомнить, что творилось на прошлой неделе, это еще цветочки: тогда двустороннее движение цены на нефть превысило аж 50%. Причин для таких резких ценовых движений очень много. Это и неопределенность по поводу будущих действий американского центробанка, от которого ждут повышения процентных ставок (а значит, и значительного сокращения долларовой ликвидности), это и страхи в отношении перспектив китайской экономики, которая испытывает спад (из-за чего может упасть китайский спрос на нефть).

Илл. «Вести Экономика»

Однако в качестве ключевого фактора, который спровоцировал дестабилизацию нефтяного рынка, все же надо считать прошлогодние действия Саудовской Аравии и других арабских производителей из ОПЕК, которые решили поиграть на понижение стоимости нефти, рассчитывая вытеснить с этого рынка остальных конкурентов.

Дело в том, что как только стало понятно, что Саудовская Аравия собирается немного придавить цены на нефть, в большую игру на понижение вступили крупные американские спекулянты, поскольку грех было не воспользоваться такой возможностью получать прибыль от падения нефтяного рынка. Теперь эта большая игра на понижение, по сути, выходит из-под контроля. К спекуляции на нефтяном рынке подключилась огромная масса новых игроков, которые тоже играют на понижение. Теперь, чтобы хоть как-то стабилизировать рынок нефти, необходимо, чтобы изменились настроения инвесторов и спекулянтов.

Однако пока не вполне понятно, какие события и какие факторы могут привести к изменению нынешних настроений в нефтяном секторе, поскольку «инвестиционные массы» и «спекулятивная толпа» окончательно поверили в идею перманентного переизбытка нефти на мировом рынке.

В последние дни, на фоне резкого роста нестабильности нефтяного рынка, Саудовская Аравия и арабские производители из ОПЕК вроде бы стали проявлять какую-то обеспокоенность по поводу нынешнего ценового кризиса и даже выступили с предложением начать переговоры с крупными производителями нефти из стран, не входящих в ОПЕК. Но дальше слов дела пока не пошли, и риторика так называемой озабоченности от Саудовской Аравии скорее напоминает обычную болтовню (или, как говорят на рынке, словесную интервенцию) в попытке остановить падение нефтяных цен.

Действительно, каким образом можно напугать спекулянтов или изменить настроения инвесторов от негативных к позитивным? Ведь все видят, что сама ОПЕК не способна держать под контролем даже собственную добычу. И каким же образом страны ОПЕК собираются договариваться с остальными конкурентами? Судя по всему, Саудовская Аравия пожинает бурю от своего же посеянного ветра, и если королевство будет оставаться столь же пассивным, нефтяной рынок может ожидать настоящая катастрофа.

vestifinance.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Биткоин на 18 декабря 2017
После того как мы прошли 15800 и по сути исчез последний вменяемый ориентир, дальнейшие попытки понять где и когда закончится восходящая вакханалия можно оставить.
GlobalData подсчитывает: российским добычным проектам нужно потратить $102.6 млрд. до 2020 года, чтобы сохранить стабильный уровень добычи
Капитальные затраты на сухопутные проекты составят 85% ($88 млрд.) от общего показателя капитальных затрат на добычные проекты в России ($102.6 млрд) к 2020 году.