Транснефть держит под контролем все вопросы экспорта нефти за рубежом
важное 20 июля 2016, 15:30

Первые пункты сдачи нефти (ПСН) появились в Восточной Европе одновременно с началом работы нефтепровода «Дружба». Несмотря на произошедшие с тех пор политические и социально-экономические перемены, магистраль по-прежнему работает как единая нефтетранспортная система.

Даже слово «Дружба» кое-где сохранилось в названиях эксплуатирующих нефтепровод организаций — российской компании «Транснефть — Дружба», белорусской «Гомельтранснефть Дружба» и польской ПЭРН «Пшиязнь», что тоже переводится как «Дружба». И по-прежнему представительства «Транснефти» за рубежом играют важную роль в работе компании, контролируя экспортные поставки российской нефти.

Строго по графику

— У компании есть помесячный график транспортировки, который делится на ежесуточные графики. Например, надо сдать 400 тыс. тонн нефти за месяц следующим образом: десять дней сдается по 20 тыс. тонн и двадцать дней — по 10 тыс. тонн, — поясняет начальник управления учета движения нефти «Транснефти» Юрий Исланов. — Под этот график транспортировки оформляются маршрутные поручения, а ПСН контролируют их исполнение. Каждые сутки подписывается акт приема-сдачи нефти, а если вдруг возникает какая-то внеплановая остановка или форс-мажор, ситуация тут же берется на контроль.

Через свои представительства «Транснефть» согласовывает с зарубежными партнерами все насущные вопросы: изменение режимов, плановые и внеплановые остановки, увеличение или сокращение объемов перекачки.

— Информация в нашем деле имеет огромное значение, ведь, не зная, что происходит на местах, мы не сможем четко планировать свою работу, — поясняет заместитель начальника управления учета движения нефти — начальник отдела мониторинга компании «Транснефть» Михаил Гуляев. — Если у наших партнеров что-то случится, например, по каким-то причинам они не смогут принять нефть, то и у нас в системе все может «откатиться» вплоть до Тюмени. Приходится изменять планы поставки, переоформлять некоторые партии нефти, диспетчерской — перестраивать режимы работы системы, а это уже другие объемы перекачки и увеличение затрат на электроэнергию. Мы же уделяем большое внимание экономическим и экологическим аспектам в своей работе. Именно поэтому в наиболее важных для контроля и планирования работы трубопроводной системы точках присутствуют наши представители.

В настоящее время «Транснефть» имеет четыре представительства за пределами Российской Федерации: ПСН «Адамова Застава» в Польше, ПСН «Будковце» в Словакии, ПСН «Фенешлитке» в Венгрии и пункт сдачи нефти в Беларуси. Все они расположены на крупных перекачивающих станциях, принадлежащих иностранным нефтетранспортным компаниям. На этих станциях, в состав которых обычно входит резервуарный парк и узлы учета нефти, и происходит передача российского сырья зарубежным получателям, а ПСН ведут строгий учет всех поставок.

Особые пункты

Старейший на «Дружбе» ПСН «Будковце» заработал в феврале 1962 года, когда первая российская нефть пришла по трубе в Словакию. Пункт расположен на одноименной перекачивающей станции в 25 км от словацко-украинской границы в Земплинской долине, окруженной с трех сторон горными хребтами.

Перекачивающая станция «Будковце» — одна из крупнейших в стране, объем резервуарного парка у нее около 400 тыс. кубометров, здесь даже частично хранится государственный резерв нефти. В 2015 году через этот ПСН прошло около 9,9 млн тонн российского сырья, предназначенного для Чехии и Словакии. Работа зарубежных ПСН в целом похожа на то, как функционируют приемо-сдаточные пункты «Транснефти» в России, но своя специфика у них все же есть.

— Нефть сдается другому государству на его территории, но при этом весь процесс должен соответствовать нормативам, установленным в нашей компании, — поясняет глава представительства «Транснефти» в Словацкой Республике Александр Морозов. — На ПСН также находится представитель Украины, по территории которой проходит наш нефтепровод, и мы порой выступаем третьей стороной в спорных вопросах между украинскими и словацкими коллегами. Со словаками у нас налажено постоянное взаимодействие, с начальником станции контактируем ежедневно, начиная с подписания актов приема-сдачи нефти и заканчивая обсуждением текущих дел и планов станции. Ведь если, например, им надо остановить станцию на два-три дня для ремонтных работ, это необходимо согласовывать по всей цепочке — от России до Словакии.

Учет поступающей сюда нефти становится точнее и надежнее. Первого октября на перекачивающей станции «Будковце» была введена в промышленную эксплуатацию новая система измерения количества и показателей качества нефти (СИКН) взамен работавшего с 1980-х годов старого узла учета. Инициатором замены СИКН выступила компания «Транснефть», она же помогла словацким коллегам организовать весь этот процесс. Проект нового узла разрабатывал «Гипротрубопровод», генподрядчиком выступила компания «Транснефть — Метрология», и ее же специалисты провели все наладочные и поверочные работы. Конечно, все итоговые решения принимала словацкая сторона, но опыт российских коллег здесь очень пригодился.

— Еще на стадии проектирования словаки хотели установить немного другое оборудование, но мы их убедили в том, что есть более удачный вариант. Все-таки у «Транснефти» большой опыт эксплуатации различных узлов, есть даже статистика по разным видам оборудования, — поясняет Александр Морозов. — В результате была выбрана комплектация узла, которую рекомендовали специалисты нашей компании.

Узел учета был заменен полностью — появились новые измерительные линии с современными счетчиками, работающими в широком диапазоне вязкости, и новый блок качества с поточными влагомерами, вискозиметрами и другим оборудованием. Если раньше о качестве нефти можно было судить лишь после лабораторных анализов, то сейчас некоторые параметры определяются в режиме реального времени, например, плотность нефти, содержание в ней воды.

Трудности перевода

Менее чем в сотне километров от «Будковце» на параллельной ветке «Дружбы», идущей в Венгрию, расположилась перекачивающая станция «Фенешлитке» и одноименный ПСН, сдающий нефть венгерской компании MOL. В 2015 году через него прошло более 5,2 млн тонн. Все участники транспортировки постоянно координируют свои действия.

— Мы постоянно держим связь и с Брянском, где расположен головной офис компании «Транснефть — Дружба», и со Львовом, где находятся наши украинские коллеги, — рассказывает глава представительства «Транснефти» в Венгерской Республике Сергей Кириллов. — Как принято во всей компании «Транснефть», каждые два часа мы сообщаем в Брянск оперативную сводку, сколько приняли за это время нефти. Если изменился режим — докладываем, произошла остановка или начался прием сырья — тоже докладываем. Конечно, здесь на станции всем оборудованием управляют венгерские диспетчеры, но наш техник на свой монитор получает точно такую же картинку и полностью контролирует ситуацию.

Взаимоотношения и с венгерскими коллегами на станции, и с руководством в Будапеште выстроены наилучшим образом, претензий ни у кого нет. Технология процесса всем понятна, единственное, что сложно дается, как признаются работники представительства, — венгерский язык. Ни на славянские, ни на западноевропейские языки он не похож совершенно и потому непрост в изучении. Но работать надо, и все сотрудники ПСН заучивают наизусть основные термины, связанные с перекачкой, — «открыть задвижку», «переключиться на другой резервуар», «изменение расхода» и т.д., всего две страницы терминологии. Ну и, конечно, все прекрасно знают цифры, ведь без этого вести учет не получится.

На «Фенешлитке» в 2015 году тоже обновили узел учета. «Транснефть» предложила венгерским партнерам три варианта реконструкции, и они выбрали полную замену и измерительных линий, и блока контроля качества. С 1 декабря новый узел заработал в режиме опытной эксплуатации, а уже с нового года его задействуют в товарно-коммерческих операциях.

Застава у границы

Наибольший поток сырья по «Дружбе» идет по северной ветке в направлении Польши, которая в 2015 году приняла для своих нужд и для транзита в Германию в общей сложности около 38,7 млн тонн нефти. Все это сырье прошло через ПСН «Адамова Застава», созданный в 1963 году на одноименной перекачивающей станции, расположившейся в окружении леса в 8 км от границы с Беларусью. В состав станции входит большой резервуарный парк общим объемом около 700 тыс. кубометров, в котором есть даже уникальные резервуары-стотысячники.

— Из Брянска нам присылают маршрутные поручения, прогнозы — сколько будет сегодня прокачано, сколько нефти надо закрыть, а наши специалисты оформляют акты приема-сдачи, паспорта качества и участвуют в проведении анализов, — рассказывает глава представительства компании «Транснефть» в Республике Польша Юрий Шугаев. — Акты закрываются после каждой смены — в полдень и в 00.00 по московскому времени, ведь нефтепровод у нас работает по Москве.

Из всех зарубежных ПСН сотрудники «Адамовой Заставы» единственные живут непосредственно рядом с местом работы в небольшом пристанционном поселке, построенном одновременно с нефтеперекачивающей станцией. На работу можно ходить пешком, а вот в магазин или к врачу приходится ехать, правда, недалеко — менее 10 км до ближайшего крупного поселка. Бытовые условия вполне приличные, можно хорошо жить и даже детей рожать, что подтверждает семья заместителя главы представительства Дениса Антонова. В Польшу в 2010 году они приехали с одним ребенком, а сейчас воспитывают уже троих.

Кстати, на всех зарубежных ПСН заместитель главы представительства одновременно выполняет функции инженера-
метролога, ведь, чтобы вести точный учет нефти, нужно быть уверенным в правильности работы всех средств измерения.

— Я отвечаю за контроль метрологического обслуживания узла учета нефти — контроль и поверку средств измерений, проведение совместно с коллегами из ПЭРН «Пшиязнь» ведомственного контроля метрологических характеристик, — рассказывает Денис Антонов, до Польши шесть лет проработавший инженером-метрологом в компании «Транснефть — Метрология». — Вот буквально полчаса назад был на узле учета, сверял документацию. Поляки стараются поддерживать узел в современном техническом состоянии, у них здесь даже есть возможность синхронизации времени по спутниковым сигналам GPS и автоматизированная система управления потоком нефти. Но все равно часть оборудования, работающего еще с момента постройки узла в 2001 году, пора менять.

В этом году на узле учета идет большая реконструкция. Здесь полностью меняют блок контроля качества, а также системы обработки информации, преобразователи расхода, кабельную продукцию.

Меняют прописку

Но самые большие перемены в 2015 году произошли с представительством компании «Транснефть» в Беларуси, поменявшим место своей прописки. После полного прекращения поставок нефти в направлении Литвы на ПСН «Полоцк» осталась только сдача сырья на белорусский НПЗ «Нафтан» в Новополоцке. Поэтому было решено перенести представительство на ЛПДС «Мозырь», где нефтепровод «Дружба» разветвляется на северную и южную части, а в Новополоцке оставить отдельный пункт сдачи с одним специалистом, ведущим учет поставок на НПЗ. Поскольку завод — это конечная точка нефтепровода и идти дальше сырью просто некуда, одного человека для такой работы вполне хватает.

— В Мозырь переехали в феврале 2015-го, — рассказывает глава представительства «Транснефть» в Республике Беларусь Валерий Порублев. — Работа, с одной стороны, осталась прежней — сдаем нефть на Мозырский НПЗ, с другой — добавился контроль балласта всей поступающей из России нефти. Смотрим, сколько пришло сюда и сколько откачали в сторону Польши и Украины.

Валерий Порублев работает в Беларуси с момента открытия ПСН в 2005 году, и он такой здесь не один. С того времени поменялось лишь несколько человек, так что коллектив ПСН в Мозыре — один из самых стабильных.

Один из четверых

У всех зарубежных представительств одинаковый штат — семь человек: глава представительства, его заместитель, он же инженер-метролог, и пять техников.

— Наша должность звучит, конечно, скромно, но в реальности практически все, кто на ней работает, — люди с высшим образованием и достаточно высокой квалификацией, — отмечает техник представительства в Словацкой Республике Татьяна Морозова. — Ведь техник здесь выполняет функции сразу четырех специалистов — товарного оператора, техника по учету, диспетчера и лаборанта химического анализа.

Действительно, на технике и регулярный осмотр оборудования узла учета и резервуарного парка, и контроль отбора проб и последующих лабораторных анализов, на основании которых составляется паспорт качества нефти, и диспетчерский контроль за принимаемой нефтью — согласование всех переключений с другой стороной, и оформление актов приема-сдачи нефти по разным поставщикам и грузополучателям.

— Все сдается строго согласно документации, например, сегодня у меня в одной факсограмме стоит 7611 тонн, и ни на тонну больше, ни на тонну меньше я сдать не могу, — поясняет Татьяна Морозова. — В день оформляем минимум четыре документа, а максимум за смену у меня их однажды было 28. Такое бывает, как правило, в конце месяца в последнюю смену, когда приходят факсограммы с небольшими объемами — вплоть до 1000 или 500 тонн.

Трудятся техники посменно по 12 часов — день, ночь, обязанности у них на всех ПСН одинаковые, хотя каждая станция вносит свои особенности в их работу.

— На «Фенешлитке» резервуарный парк небольшой — четыре резервуара по 20 тыс. куб. м каждый, поэтому очень много переключений, — говорит техник представительства в Венгерской Республике Наталья Панасенко. — Если в Польше, где я тоже работала несколько лет, стоят огромные стотысячники, которые довольно долго наполняются, то у нас очень быстрые переходы, и все это надо контролировать. А еще у нас довольно высокое давление на входе, ведь со стороны Украины, откуда идет нефть, находятся Карпатские горы, и перепад высот составляет целый километр.

Как на подводной лодке

Со всеми сотрудниками зарубежных представительств «Транснефти» заключается контракт на три года. Когда срок истекает, его можно продлить, что большинство работников и делают. В компании такой стабильности только рады.

— Вот недавно продлили контракт еще нескольким сотрудникам, — сообщает Михаил Гуляев. — Бывает, конечно, что уходят — по личным обстоятельствам или на пенсию, но такого, чтобы мы не продлили кому-то из-за плохой работы, у нас еще не было.

Дело в том, что в зарубежные представительства стараются отправлять самых проверенных и надежных работников. Отбирают их из дочерних обществ «Транснефти», обязательные требования — опыт работы, профильная профессия плюс умение поддерживать хорошие рабочие отношения в коллективе. Зарубежный ПСН — это свой маленький мир, в котором важны как профессиональные навыки, так и человеческие качества.

— Это практически как на подводной лодке — надо притереться друг к другу, наладить отношения, — объясняет начальник управления учета движения нефти компании «Транснефть» Юрий Исланов. — Ведь живут одним коллективом по нескольку лет.

Чаще всего в зарубежное «плавание» отправляются семейными парами — так и с жильем проще, и с ностальгией по родине легче справиться. При этом обычно один из супругов имеет профильную профессию и опыт работы, а другой проходит переквалификацию и тоже становится специалистом в товарно-транспортных операциях.

К примеру, Наталья Панасенко поехала за мужем в зарубежное представительство, и вместо экономиста отдела заработной платы компания получила нового техника. Татьяна Морозова, по специальности инженер-теплоэнергетик, тоже переквалифицировалась в техники, отправившись в Словакию вслед за супругом — главой представительства, а заодно влилась в трудовую династию, суммарный стаж которой приближается к ста годам. Отец Александра Морозова проработал в «Транснефти» 37 лет, сам он — более тридцати, супруга — уже двенадцать, старший сын также потрудился на благо нефтепроводного транспорта, а младший продолжает и сейчас.

— Есть еще три внука, и тоже, наверное, будут работать в «Транснефти», — надеется Татьяна Морозова.

— С одной стороны, работа в зарубежных представительствах более спокойная, технически не сложная, но при этом очень ответственная, — подытоживает Михаил Гуляев. — Ведь все работники являются представителями нашей большой компании. Им приходится решать самые разные вопросы, но главное — обеспечить контроль поставок нефти с территории РФ по нашему традиционному направлению, которое работает уже свыше полувека и никогда никого не подводило.

rg.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Сделку ОПЕК+ надо продлевать – страны-участницы не успеют снизить запасы нефти до нормы
Так считает министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих
Не без контрафакта. Откуда в России берется некачественное топливо
Россия – энергетическая держава с огромными запасами нефти и развитой нефтепераработкой. Однако, несмотря на это, одной из серьезнейших проблем в стране остается низкое качество топлива.