«Создание полноценного союза снимет вопросы по газу и нефти»

07 декабря 2006, 08:50

Разногласия между Москвой и Минском о поставках в Белоруссию энергоносителей омрачают двусторонние отношения. На белорусской экономике негативно скажутся предполагаемый рост цены на газ, а также перспектива отдавать значительную часть доходов от экспортных пошлин на нефтепродукты в бюджет России. Посол России в Белоруссии Александр СУРИКОВ в интервью «Времени новостей» рассказал, как решить эти проблемы.

— Уже практически готов конституционный акт (союзного государства. — Ред.). Нужно политическое решение, чтобы вынести его на референдум. Для этого надо прояснить возможность проведения плебисцита в России в 2007 году, за год до президентских выборов. В законе сказано, что референдум по внутренним вопросам в этот период не может проводиться. Но конституционный акт не внутренний вопрос для России. Создание полноценного союза снимет все вопросы сотрудничества как в экономической сфере, в том числе по газу и нефти, так и в социальной.

Бюджет России на 2007 год оценивается в 430 млрд долл., это 3 тыс. долл. на душу населения. Белорусский составит около 20 млрд долл., и на душу населения придется только 2 тыс. долл. Можно спроецировать эту разницу на любую сферу, в том числе на образование. В силу финансовых возможностей российское образование может быть более качественным. Значит, белорусская молодежь захочет учиться в России, а россиянам белорусское образование будет неинтересно. Нужен полноценный союзный бюджет, который выравняет ситуацию, чтобы единое образование было одинаковым. Такой бюджет сможет сформировать и распределить только союзное государство.

— Значит, если не будет конституционного акта…

— То в перспективе российские граждане будут лечиться и учиться в России, а белорусские — в Белоруссии. Качество образования и здравоохранения будет разным. Да и пенсионное обеспечение в Белоруссии в будущем может отстать от российского. Нужен союз, формирующий выравнивающие финансовые ресурсы.

— Создание союзного бюджета, очевидно, предполагает введение единой валюты?

— Конечно. Здесь все отработано, но есть разногласия по поводу эмиссионного центра. Стабильность белорусской экономики пока не достигнута, и для ее поддержания может потребоваться эмиссия. При отсутствии эмиссионного центра у Минска могут возникнуть проблемы. Но мы можем договориться о гарантиях выпуска денежных ресурсов для Белоруссии в случае экономической нестабильности. Или разрешить белорусскому национальному банку выпускать деньги в обращение в рамках заранее оговоренного объема необходимой эмиссии.

— Подразумевает ли создание союзного государства формирование наднациональных органов власти?

— Они необходимы. К примеру, силовая структура, которая станет гарантом безопасности и независимости. Наднациональные органы могут быть и в других сферах.

— Будут ли союзные президент, парламент, премьер?

— Это дело пятое. Сегодня существуют наднациональные структуры, но пока они не избираемые. Это высший госсовет, парламентская ассамблея, совет министров союзного государства. Надо законодательно придать им необходимый статус.

— Москва уже приняла политическое решение по конституционному акту?

— Москва готова к нему. Но, похоже, есть опасения возможной потери суверенитета у белорусской стороны. Думаю, вопрос о готовности конституционного акта к вынесению на референдум будет обсуждаться на ближайшем заседании высшего госсовета, намеченном на начало 2007 года. Может, тогда последует и политическое решение.

— Как связаны процессы интеграции с поставками газа?

— При создании союзного государства на повестку дня одним из первых экономических вопросов может быть поставлен вопрос единой ценовой политики.

— Но Минск говорит, что союзные отношения уже существуют, а значит, цены на газ для Белоруссии сегодня должны быть на уровне российских…

— Вы меня извините, но мы существуем как разные суверенные государства. Мы же свои отношения не оформили законодательным актом. Мы такие же разные государства с Белоруссией, как и с очень дружественной нам Арменией. И каждый из нас ведет выгодную для себя экономическую политику.

— Как идут переговоры по газовому контракту на 2007 год и по приватизации «Белтрансгаза»?

— Есть договоренность о создании совместного предприятия на базе «Белтрансгаза», есть его примерная оценочная стоимость, и стоит задача ускорить эту работу. Это, безусловно, связано с газовым контрактом, поскольку часть стоимости «Белтрансгаза» будет использована для снижения цены на газ для Белоруссии.

— Значит ли это, что если до конца года не будет подписан документ о приватизации «Белтрансгаза», то не будет подписан и газовый контракт?

— Газовый контракт может быть подписан и до приватизации, но цена в нем стоит 200 долл. за тысячу кубометров. За вычетом таможенных пошлин, которыми мы не облагаем товары на границе России и Белоруссии, получается что-то около 140 долл. И поставка газа начнется по этой цене. В этом случае разницу можно будет компенсировать после приватизации «Белтрансгаза».

— Россия хочет получать 85% сборов от вывоза нефтепродуктов с белорусской территории. Как идут переговоры на эту тему?

— Сейчас идут споры о разделе таможенной пошлины на светлые нефтепродукты, произведенные из российской нефти. Москва готова разделить ее в пропорции не 85 и 15%, как предполагалось раньше, а, скажем, 80 и 20%. Но все скрытые преференции российским нефтяным компаниям при поставках нефти на давальческих условиях на белорусские заводы будут закрыты. (Из-за различий в схеме взимания таможенных пошлин российским компаниям сейчас выгоднее перерабатывать нефть в Белоруссии, чем в России. — Ред.) Почему все компании рвутся работать на давальческих началах? Потому что им возвращают НДС. Экспорт из Белоруссии выгоден и из-за меньших, чем в России, пошлин. Москва намерена это прекратить. Наша цель — в конце переговоров унифицировать все таможенные пошлины.

— В случае повышения цен на энергоносители Минск может потребовать оплаты за содержание российских военных объектов…

— Любой объект такого уровня на порядок дешевле того, что могла бы получать Россия от таможенных пошлин по нефти. Кроме того, договоренности по военным объектам подписаны на длительный срок и касаются безопасности двух государств.

— Минск начал переговоры о поставках нефти с Баку и Тегераном, а также о единой позиции по транзиту российского газа в Европу с Киевом. Может ли это изменить ситуацию?

— Наверное, может, но в далекой перспективе. Москва и Киев подписали договор по газу на пять лет. В нем зафиксированы цена, объемы и все транзитные параметры. Мы с Киевом переговоры закончили, и я сомневаюсь, что в газовой части что-то можно изменить. Нефть, конечно, можно купить в Азербайджане или даже в Иране. Но эта нефть будет поставляться по полной мировой цене, в то время как российская дешевле на размер таможенных пошлин. Это может сделать не очень конкурентоспособной нефтепереработку в Белоруссии. На организацию транспортировки нефти из других стран нужно время.

— Периодически возникают проблемы с ввозом в Россию белорусского сахара и кондитерских изделий и ряда российских товаров в Белоруссию. Решаются ли эти вопросы?

— Проблемы в торговле существуют между любыми странами, ведь все хотят защитить своего производителя. Эти трения не надо расценивать как стратегические расхождения. Такие вопросы будут возникать и потому, что Россия подписала с США протокол о вступлении во Всемирную торговую организацию, и наше законодательство должно соответствовать правилам ВТО. Мы будем предлагать, чтобы и Белоруссия привела свое законодательство в соответствие с европейским, где нет сдержек и ограничений по торговле. Ведь мы обещали помогать Минску в присоединении к ВТО.

Справка

Борьба за пошлины на нефть

«Времени новостей» стало известно, что Россия может ввести пошлины на экспорт нефти в Белоруссию. Это грозит Минску снижением конкурентоспособности нефтеперерабатывающей промышленности и, возможно, проблемами с бюджетом. Такой сценарий вероятен в случае провала переговоров по разделу пошлин на вывоз из Белоруссии нефтепродуктов, произведенных из российской нефти. Ход переговоров прокомментировал вчера «Времени новостей» министр финансов Николай Корбут. Он, однако, уверяет, что любой исход переговоров не повлияет на бюджет: «Я думаю, мы справимся».

Москва недовольна тем, что разница в экспортных пошлинах делает вывоз нефтепродуктов с территории Белоруссии более выгодным, чем из России, и что все доходы от взимания пошлин идут в белорусскую казну. Россия предложила разделить эти доходы так, чтобы 85% или как минимум 80% из них шли в российский бюджет.

Николай Корбут заявил, что возможность введения пошлин на ввоз в Белоруссию сырой нефти — это лишь «один из вариантов», и пока он не обсуждается. Он объяснил, что «существует два вида платежей — на нефть или на светлые фракции» (бензин и керосин. — Ред.): «Переговоры ведутся по светлым фракциям».

Нефтепродукты на eOil.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Обзор торгов на площадке eOil на 18.12.17
Рынок находится в растущем тренде на протяжении 2 дней. Однако,индикатор MACD не поддерживает тренд.
Банк России спрогнозировал цену нефти в начале 2018 года
ЦБ ожидает, что в первом квартале 2018 года цены на нефть российской марки Urals в базовом сценарии сложатся на уровне 57 долларов за баррель.