С.Караганов: Борьба за нефтяной сектор Ирака уже идет

07 ноября 2006, 12:11

Каждый русский прекрасно знает пословицу о нецелесообразности дележа шкуры неубитого медведя. Но в политике нужно постоянно заглядывать в завтра и послезавтра и даже делать исходя из этих прогнозов конкретные шаги. Риск ошибки существует. Но бездействие бывает еще рискованнее, угрожает упущенной выгодой или появлением новых опасностей.

Американская операция в Ираке стремится к эндшпилю. Выиграв достаточно быстро, хотя и труднее, чем прогнозировалось, войну против Саддама Хусейна, Соединенные Штаты уверенно упускают политическую победу, а значит, проигрывают войну в Ираке.

США вызвали против себя, Запада и христианского мира новую волну обид, подозрений и ненависти очень многих мусульман. Только Ирак оказался превращенным в гигантский лагерь по подготовке террористов, куда сейчас стянулся мировой теринтернационал, где закаливаются в ненависти и изучают технику убийств его бойцы.

Множатся жертвы. Убиты более 600 тысяч иракцев. Погибли более трех тысяч военнослужащих коалиции.

Вашингтон проигрывает войну дома. Американское общество не было так расколото, по-моему, даже во время вьетнамской войны. Несмотря на неплохую экономическую конъюнктуру, республиканская администрация проигрывает, весьма вероятно, предстоящие выборы в конгресс и, еще более вероятно, — президентские выборы. И все это из-за запрограммированного и прогнозировавшегося почти всеми, кроме Белого дома и Пентагона, поражения в Ираке.

Практически ясно, что через полтора-три года американцы уйдут из Ирака, может быть, оставив ограниченные контингенты в курдских районах, где к ним относятся относительно хорошо. Курды больше всех пострадали от Хусейна и правившего при нем суннитского меньшинства.

В Америке начнется пост-иракский синдром — нежелание лезть куда бы то ни было, даже когда это нужно. Это не значит, что США ни по кому не ударят. Может быть, и ударят, например по Ирану, чтобы доказать, что они не «бумажный тигр». Но результатом будет лишь всемирный взрыв антиамериканизма, который углубит и продлит постиракский синдром, еще больше ухудшит условия для американской экономической и политической экспансии.

А в Ираке наступает эндшпиль нынешнего хаоса. Страна скорее всего будет де-факто расколота на несколько квазигосударственных образований, которые со временем могут даже стать независимыми государствами, правда, нестабильными. Курды будут доминировать на севере, сунниты — в центре, шииты — на юге и юго-востоке.

При этом «жесткого раздела» получиться не может в принципе. Только в Багдаде, находящемся в центре страны, проживают более трех миллионов шиитов.

Основные нефтяные месторождения находятся на курдском севере и шиитском юге. Зато большая часть радикалов концентрируется в центре. Затяжная, будем надеяться, не слишком интенсивная гражданская война почти неизбежна.

Злорадствовать по поводу практически неизбежного поражения США не стоит. Когда США уйдут из Ирака, по миру, в том числе и в сторону России, начнут расползаться размножившиеся под знаменами антиамериканизма когорты террористов и радикальных исламистов всех мастей. К этому надо готовиться уже сейчас.

Нужно готовиться и к борьбе за «иракское наследство». США, видимо, не смогут, и довольно долго, доминировать или занимать ведущие позиции в иракском нефтяном секторе. Американцы еще раз доказали, что они не являются узкомеркантильной нацией, подняв из руин Западную Европу — своего нынешнего конкурента, пойдя во имя идеи борьбы с коммунизмом на вьетнамскую авантюру. Потратив где-то триллион долларов на войну в Ираке, они не возместят свои убытки. В экономическом смысле они вряд ли возместили бы их, даже если бы выиграли войну.

За нефтяной сектор (а Ирак обладает одним из самых больших в мире запасов нефти) развернется борьба других держав. Собственно, борьба уже началась. В Ирак рвутся компании Индии, Китая, Японии, других азиатских стран, европейцы. Мы пока не особенно активны. Между тем, если Россия не сможет занять важные позиции в нефтяном секторе Ирака, Ирана, ряда других стран, наши претензии на то, чтобы оставаться великой энергетической державой, могут быстро сдуться. При нынешней тенденции к быстрому увеличению капиталовложений в нефтедобычу по всему миру не только на нестабильном Ближнем Востоке, но и в Латинской Америке, и особенно в Африке через несколько лет наша доля мирового «нефтяного пирога» может начать быстро сокращаться. Начнет сокращаться и та доля, которую вносят энергоресурсы в политическое влияние России на мировой арене.

Вот почему уже сейчас необходимо срочно включаться в борьбу за «иракское наследство». Это не значит, что мы будем претендовать на нефть, которая по праву принадлежит многострадальному народу нынешнего Ирака. Или что мы будем играть против США.

Но иракцам в независимости от того, в каких государственных формах страна выйдет из войны, понадобятся инвестиции, технологии, подготовка персонала.

Встанет вопрос и о помощи силам безопасности. Вот почему уже сейчас, несмотря на все трудности и даже опасности, нужно начинать активную игру на иракском политическом поле. Налаживать взаимодействие с центральным правительством, несмотря на его нестабильность. Нужно воссоздавать тесные связи с курдами, которые мы во многом растеряли за предыдущие пятнадцать лет. Очень важна работа с шиитским руководством, которое практически наверняка будет играть ключевую роль в управлении южными нефтеносными провинциями страны. «Борьба за наследство», как бы ни цинично звучал этот лозунг, проторивание путей для российских государственных и частных компаний отвечают не только ключевым российским национальным интересам. Наше конструктивное участие в возрождении нефтяной отрасли Ирака отвечает и интересам самих иракцев, будет способствовать быстрейшему залечиванию ран от тяжелейшей войны. Это как раз тот самый случай, когда национальные интересы, геополитические и геоэкономические соображения не противоречат нормам политической морали. От нашего активного участия России в возрождении нефтедобычи, транспортировки и переработки нефти в Ираке выиграют все — и мы, и иракцы, и региональная стабильность. Если мы не начнем активную игру, то мы проиграем, упустим выгоду.

Это было бы недостойно той роли, на которую мы претендуем, — роли одной из ведущих мировых держав, быть которой невозможно, не играя ключевой роли на Ближнем Востоке и конкретно — в Ираке. Ирак может стать лакмусовой бумажкой, проверяющей наши претензии на глобальную роль. По материалам Oilru.com.

Нефтепродукты на eOil.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Трамп взялся за Атлантическое побережье
Администрация США готовится объявить на этой неделе план по расширению бурения нефтяных и газовых скважин в морских водах США, в том числе в Атлантике, сообщило во вторник Bloomberg.
США фактически признали, что Дания тормозит “Северный поток-2” по их указке
США фактически признали, что Дания готовится запретить прокладку «Северного потока-2» в своих водах с подачи Белого дома.