Переломы и перегибы

27 декабря 2006, 10:14

Экономические итоги уходящего года подводить на первый взгляд куда легче, чем итоги ряда предыдущих лет. Социально-экономическая политика власти оформилась окончательно. Голоса критиков стали тише, и слышно их реже. Кто-то уехал работать за границу, кто-то осознал, что, глядя на нынешние макроэкономические показатели, говорить о необходимости корректировки курса, мягко говоря, не время. Но это только на первый взгляд. Причем главную угрозу экономическому благополучию представляет деятельность самого государства.

Действительно, основные экономические показатели выглядят более чем оптимистично. Рост ВВП по итогам года может достичь 7%, инвестиции в основной капитал увеличатся более чем на 13% (на 2,5% выше уровня 2005 года). Темпы инфляции впервые в пореформенной России составят однозначную величину — 9% (против 10,7% в 2005 году). Крепнет национальная валюта (другое дело, что темпы ее укрепления многих настораживают). Более того, летом, после снятия Центробанком ограничений по капитальным операциям, формально рубль стал полностью конвертируемым. «Благосостояние россиян улучшалось, о чем свидетельствует статистика потребительского рынка, продаж, рост реальных денежных доходов населения, который превышал индекс инфляции», — говорит директор Института социальной политики ГУ ВШЭ Сергей Смирнов. По данным Министерства экономического развития, рост реальных располагаемых доходов населения в 2006 году ожидается на уровне 11,5%.

Стабильно и с профицитом исполняется федеральный бюджет, золотовалютные резервы бьют рекорд за рекордом, увеличившись за минувший год в полтора раза. Сегодня они составляют почти 290 млрд долл. По объему золотовалютных резервов Россия в этом году вышла на третье место в мире: впереди только Китай и Япония. Полнится стабилизационный фонд. В нем уже более 2,2 трлн руб. Фондовый индекс РТС также стремится вверх, перешагнув планку в 1800 пунктов, что отражает приток в страну иностранных портфельных инвестиций.

Глава Экономической экспертной группы Евсей Гурвич к экономическим успехам уходящего года, безусловно, относит завершение двусторонних переговоров о вступлении России во Всемирную торговую организацию. Также нельзя не сказать о досрочной выплате всех долгов Парижскому клубу кредиторов. Только в 2006 году странам — членам клуба, преимущественно Германии, было перечислено более 23 млрд долл. Долговая проблема, тянувшаяся со времен СССР, успешно решена: внешний долг России составляет ныне менее 5% ВВП.

Однако при анализе причин радующих глаз макроэкономических показателей картина вырисовывается не столь однозначная. В основе российского благополучия продолжают оставаться высокие мировые цены на энергоносители, прежде всего на нефть. Иными словами, то, что от социально-экономической политики государства вовсе не зависит. «Это то, что нам подарили», — говорит президент Института энергетики и финансов Леонид Григорьев. (Он, впрочем, считает, что экономическая политика правительства в этом году «немного ожила». «По крайней мере от ожиданий того, что проблемы сами собой рассосутся, правительство перешло к действиям. Правда, можно спорить о том, что оно и как делает», — сказал г-н Григорьев «Времени новостей».)

В этом году нефтяные цены продемонстрировали свой непостоянный характер и то, насколько их перепады влияют на экономическую ситуацию в России. «Все убедились, что цена на нефть может идти не только вверх, но и вниз, что она продемонстрировала в середине года, опустившись в сентябре до 60 долл. за баррель. Это не замедлило сказаться на нашем рынке. На межбанковском рынке ставки уже поднялись с 2-3% в начале года до 6,2% в ноябре. Деньги стали дорожать, экономический рост усложнится. В целом это будет иметь оздоравливающий характер, потому что в условиях более сложного роста будут расти более эффективные компании», — сказал «Времени новостей» главный экономист компании «Тройка Диалог» Евгений Гавриленков.

«Будущий год может стать годом если не перелома, то перегиба. До этого у нас росли цены на нефть, в будущем году они могут заметно снизиться, — прогнозирует Евсей Гурвич. — Не будет действовать модель экономического роста, которая во многом опиралась на рост нефтяных цен. Замедлится рост производства. Впервые может оказаться, что в бюджете цены на нефть не недооценены, а переоценены. Проблемы для бюджета могут быть, но кризиса в любом случае не будет. Накоплены огромные резервы: стабилизационный фонд, золотовалютные резервы». «Экономика пока защищена нефтяными доходами», — соглашается научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин.

Таким образом, непредсказуемость нефтяных цен не является угрозой для стабильности российской экономики, по крайней мере в следующем году. Но это отнюдь не значит, что можно, как говорится, расслабиться и получать удовольствие. Существует и нарастает иная угроза. Причем она доморощенная, никак не связанная с мировыми экономическими процессами. Исходит эта угроза от излишнего для рыночной системы вмешательства государства в экономику: как путем забюрокрачивания регулирующих и контролирующих процедур, так и путем расширения и усиления госсектора. По этой причине не может нормально развиваться малый и средний бизнес — основа экономик многих развитых стран. По этой же причине страна охвачена коррупцией.

На одном из недавних заседаний правительства министр финансов Алексей Кудрин прямо заявил, что стремление государства увеличить степень своего участия в экономике приводит к росту коррупции. В свою очередь министр экономического развития и торговли Герман Греф считает, что коррупция превратилась в отдельный экономический фактор. «Больше по инвестиционной привлекательности не бьет ничего. Если с этой проблемой мы не справимся, то говорить об ускорении динамики экономического развития невозможно», — говорит министр.

Впрочем, мнения министров на общую картину пока никак не влияют. Чиновников не становится меньше. И все они при деле, несмотря на административную реформу, одной из целей которой была ликвидация избыточных функций государства. «У нас государство пошло в автомобильную сферу и другие отрасли, а нужны более решительные меры по снижению участия государства в экономике», — почти негодовал г-н Кудрин, предлагая коллегам на заседании правительства как минимум вдвое снизить количество разрешительных функций, находящихся в руках госчиновников.

Евсей Гурвич указывает на развитие государственного монополизма как на одну из негативных тенденций уходящего года. «Нет причин, по которым это могло бы замедлиться. Боюсь, что продолжится и прямое участие государства в экономике, закрепление привилегированного положения госкомпаний, вплоть до монопольного. Альтернатив пока нет. Не потому, что альтернативы экономически необоснованны, а потому, что некому возразить по политическим мотивам», — говорит экономист.

При этом Евгений Гавриленков, равно как и многие другие экономисты, настаивает, что госсектор менее эффективен, чем частный, что подтверждается мировой практикой. «Есть «Пежо-Ситроен», есть «Рено», — приводит пример экономист. — Как правило, государственное «Рено» проигрывает частному «Пежо-Ситроен». Взять государственный, даже межгосударственный «Эйрбас» и частный «Боинг». В долгосрочном плане выигрывает «Боинг». 787-й проект абсолютно технологический, в то время как новая модель «Эйрбаса» создана на основе существующих технологий, материалов. «Боинг» за счет новых материалов достиг 25-процентного сокращения производственных издержек. То есть двигателем прогресса является частное предприятие».

Между тем, на взгляд Леонида Григорьева, проблема не так однозначна. «Скупка госкомпаниями частных, конечно, есть. Никто от этого особенной радости не испытывает, но, например, кто будет лучше управлять «Сахалином-2» — «Шелл» или «Газпром» — это вопрос, который еще надо посмотреть. Там есть свои нюансы», — говорит он.

Евгений Гавриленков рассчитывает, что в условиях более «сложного роста», которые сложатся в наступающем году, начнет постепенно выявляться то, что частный бизнес лучше адаптируется к изменениям экономических реалий. «Это может занять какое-то количество лет, прежде чем эти проблемы будут высвечены. Пока национальным гигантам открыты все кредитные ресурсы», — говорит он.

В плане долгосрочного социально-экономического развития опережающее развитие госсектора вряд ли перспективно. Десятилетиями, столетиями практика доказывала, какая экономическая модель наиболее эффективна — рыночная западного образца, где главную скрипку играет частный бизнес. При этом за государством оставлена роль защитника этого самого частного бизнеса, в том числе от самого себя, а также сборщика и распределителя части прибыли, поступающей в общую копилку в виде налогов. Задача власти в такой системе — максимально стимулировать частный бизнес, чтобы он приносил больше прибыли и соответственно платил больше налогов в казну. Такую модель можно реализовать даже в рамках «суверенной демократии», «не по указке западных советчиков», а сотрудничая с ними и перенимая лучшее. Только тогда Россия станет по-настоящему сильной, с гораздо более мощной и эффективной экономикой, страной, в которой — и это самое важное — будет уютно жить и растить детей. Страной с экономикой, основным субъектом которой станет защищенный законом гражданин-предприниматель, а не чиновник. Страной, в которой государство будет работать на граждан, а не граждане на государство. И тогда пословица «Если вы такие умные, то почему вы такие бедные» будет точно не про россиян.

Пожалуй, самый печальный итог социально-экономического развития страны в 2006 году заключается в том, что, несмотря на рост реальных доходов населения, реализацию национальных проектов и т.д., разрыв между бедными и богатыми не уменьшился. «Рост заработной платы населения не повлиял на изменение уровня бедности населения (доли населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума)», — констатирует МЭРТ в одном из своих прогнозных документов. «Проблема бедности по-прежнему существует. И это действительно та проблема, с которой придется бороться в 2007 году», — вторит экспертам министерства Сергей Смирнов. Как это делать в условиях предстоящего в ближайшие годы резкого повышения цен на энергоносители внутри страны, что затронет все население, пока остается загадкой. При этом г-н Смирнов уверен, что выборный год на социально-экономическую политику правительства не повлияет. «Мы отошли от традиции середины 90-х годов, когда действительно велась серьезная политическая борьба и те политические группы, которые претендовали на победу, были вынуждены давать финансово необоснованные обещания. Вы сомневаетесь, кто будет победителем на следующих выборах?» — задает риторический вопрос Сергей Смирнов

Нефтепродукты на eOil.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
ОПЕК: рынок достигнет баланса к концу 2018 года
Исходя из последнего отчета ОПЕК, дефицит на рынке может составить даже 830,000 баррелей в день.
Добыча нефти на шельфе РФ по итогам 2017 г вырастет на 16,6% и другие хорошие новости
По итогам 2017 г добыча углеводородного сырья на российском шельфе составит 26 млн т. Об этом 14 декабря 2017 г сообщили в Минэнерго РФ.