Остатки былого влияния. Во что превратилась комиссия, придуманная Сечиным

29 октября 2015, 08:30

В минувший вторник прошло заседание Комиссии по Топливно-энергетическому комплексу при Президенте РФ. Эти встречи, посвященные (вроде бы) важнейшей отрасли, в последнее время проводятся все реже, их состав все шире, а речи президента на них все длиннее и пространнее. По всей видимости, этот институт, созданный во многом искусственно, как лоббистская площадка Игоря Сечина, теряет свое реальное влияние. Захлебнулась атака на «Газпром», а члены комиссии погрязли в более рутинных вопросах, судьбы которых все равно решают совсем в других кабинетах.

Комиссия по стратегическому развитию ТЭКа и экологической безопасности была создана в июне 2012 года, практически сразу после формирования нового правительства во главе с Дмитрием Медведевым. Ответственным секретарем комиссии стал глава «Роснефти» Игорь Сечин, а близкий к нему Антон Устинов (сын бывшего генерального прокурора Владимира Устинова, ныне коротающего дни на посту полпреда в Южном федеральном округе) получил должность советника президента. Устинов должен был стать правой рукой Сечина в курировании деятельности комиссии, аппаратным оком. Собственно, задумка была простая: ввести в управление ТЭКом принцип двух ключей – что бы там ни придумывало правительство, у Сечина всегда была возможность действовать через альтернативную площадку, причем изначально вроде бы гораздо более влиятельную, с прямым выходом на главу государства. Вообще, у Сечина после переизбрания Путина президентом были наполеоновские планы. Помимо намерения напрямую влиять на энергетическую отрасль, он лоббировал и передачу «Роснефтегазу» крупнейших энергетических активов. В итоге, однако, идея так и не была реализована, но факт остается фактом: Сечин хотел ослабить роль правительства в принятии решений в энергетике, причем не только в нефтянке.

Частично это удалось: правительственная комиссия по ТЭКу, которую возглавил близкий к Медведеву вице-премьер Аркадий Дворкович, за три года работы осталась технической площадкой, но именно на ней обсуждались все ключевые решения, касающиеся ТЭКа (либерализация доступа к шельфу, налоги, распределение участков недр и т.д.). Без потерь не обошлось: в марте этого года от комиссии отделили природопользование и передали новому вице-премьеру Александру Хлопонину. Ходили даже слухи, что скоро Хлопонин может получить и весь ТЭК, но Дворкович от атак отбился.

Интересно здесь то, как имитируется процесс обсуждения и принятия решений

В 2012 и 2013 годах комиссия подавала признаки жизни. Каждый год проходило по два заседания. Но уже в 2014 и в 2015 годах – по одному, и то последнее с задержкой на полгода. В прошлый раз Сечин пошел в атаку: на Минфин (он отбился от намерений правительства провести налоговый маневр) и «Газпром» (озвучены первые планы по реформе газовой отрасли). Однако в этот раз Сечин от атаки перешел в глухую оборону. Попытка поставить вопрос о разделе «Газпрома» захлебнулась, так и не начавшись. Идея налога на финансовый результат (согласовано с нефтяниками) пока так и не получила должного внимания, а вместо этого рассматривается гораздо менее комфортный для ТЭКа проект Минфина о налоге на добавленный доход. Замораживается на 2016 год и экспортная пошлина на нефть, снижение которой предусматривалось в следующем году.

Продолжение: slon.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Венесуэла не достигла целевого показателя ОПЕК
энергетический сектор Венесуэлы не справляется с достижением целевого показателя ОПЕК по добыче сырой нефти
Цены на нефть могут удвоиться
На нефтяном рынке уплата надбавки за риск вовсе не новость. Подобные меры применялись на протяжении десятилетий и в соответствии с накалом обстановки на Ближнем Востоке надбавки то поднимались, то опускались.