Нефть в обмен на что придется

21 июля 2008, 10:30

Сегодня в Россию прибывает с очередным визитом президент Венесуэлы Уго Чавес. На этот раз в центре внимания будут не закупки оружия: Чавес хочет создать российско-венесуэльский банк для финансирования совместных проектов. Неделю назад, выступая на V саммите латиноамериканской нефтяной организации «Петрокарибе» в венесуэльском городе Маракайбо, он сказал, что «создание совместного банка укрепит экономическую и финансовую независимость наших стран, будет способствовать притоку инвестиций на благо обеих народов». Для этого венесуэльское правительство уже внесло необходимые изменения в законодательство о своем Центральном банке.
Правда, в российском Минфине почему-то не разделяют энтузиазма венесуэльцев. «Мы уже несколько раз обсуждали эту тему с ними, — отмечает замминистра финансов РФ Дмитрий Панкин, — и каждый раз наши вопросы были достаточно простыми: что это может быть за банк, какие он может выполнять функции, какие операции, как будет сформирован капитал и почему эти функции и операции не могут выполнить действующие банки». Вразумительных ответов на эти вопросы венесуэльская сторона до сих пор дать не смогла, сообщает utro.ru.
Возможно, дело в том, что у Чавеса очень большие планы. Настолько большие, что зачастую он не может их конкретизировать. Венесуэльский лидер, как едва ли не главный мировой оппонент Вашингтона, пытается создать альтернативы тем международным структурам, в которых заправляют США. И, естественно, ищет и сплачивает союзников в этом деле. Для этого необязательно, чтобы был конкретный проект: важно участие. Впервые с предложением создать финансовые институты, альтернативные ненавистным МВФ и ВБ, Венесуэла выступила перед соседями по региону. Но очевидно, что силами латиноамериканских финансов тут не обойтись, поэтому Чавес пытается привлечь к сотрудничеству других потенциальных союзников, в том числе Россию. На саммите в Маракайбо венесуэльский лидер заявил о необходимости организовать «независимые от МВФ» финансовые институты с такими странами, как Россия, Беларусь, Китай, Индия и Иран. В качестве примера он привел недавно учрежденный венесуэльско-китайский фонд развития с капиталом в $6 миллиардов. Кроме того, по мнению венесуэльского лидера, созрела необходимость установления с этими государствами «стратегического энергетического альянса».
Недруги Чавеса упрекают его в попытках построить свою империю. В частности, едва добившись присоединения Венесуэлы к МЕРКОСУР (южноамериканскому общему рынку), Чавес заговорил о создании на базе этой организации военного альянса. Идею активно поддержал президент Бразилии Лула да Силва — проект получил рабочее название Южноамериканский совет обороны. Но Чавес называет вещи своими именами: «раз существует НАТО — Организация Североатлантического договора — то почему не может существовать САТО — Организация Южноатлантического договора (The South Atlantic Treaty Organization)?». В эту структуру Россию не зовут, но активно оснащаются российским оружием.
Наконец, сплачивая ряды союзников, Чавес не мог не использовать свой главный козырь — нефть. Она тоже должна служить делу создания «мировой боливарианской альтернативы». Именно в этих целях в 2005 г. по инициативе Венесуэлы была создана упоминавшаяся выше организация «Петрокарибе». Сейчас она объединяет 17 стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Создавая эту организацию, Чавес пошел по пути, противоположном тому, который избрала Россия в отношениях с бывшими советскими республиками. Если мы постепенно перешли к рыночным отношениям в области энергетики со своими ближайшими соседями (в том числе, и союзниками), то Венесуэла, напротив, стала «нефтяным донором» для своего окружения.
Члены «Петрокарибе» ежедневно получают в рассрочку более 200 тыс. баррелей венесуэльской нефти, а для наиболее «боливарианских» стран (таких, как Куба) — еще и с большим дисконтом. При нынешнем уровне мировых цен на нефть перераспределительные механизмы «Петрокарибе» позволяют бедным странам региона экономить на энергоносителях в совокупности $800 млн в год. Причем, механизмы постепенно становятся еще более льготными. Так, на состоявшемся саммите было решено, что если цена нефти превышает $100 за баррель, то в трехмесячный срок оплачивается лишь 40% стоимости поставки (ранее оплачивалось 50 процентов). Остальное выплачивается в течение 25 лет с фиксированной ставкой в 1% годовых. При этом предоставляется двухлетняя отсрочка начала платежей, а часть долга страны-участницы имеют право погашать «натурой» — например, сельскохозяйственными товарами. Куба же расплачивается за венесуэльскую нефть услугами своих врачей и педагогов.
Таким образом, Чавес действительно делится углеводородным богатством с союзниками. Неудивительно, что их у него становится все больше. Так, президент Гватемалы Альваро Колом заявил, что «вернулся из Венесуэлы весьма довольным», поскольку его страну приняли в «Петрокарибе» и теперь она будет ежедневно получать 20 тыс. тонн дешевого дизельного топлива. Проникнувшись щедрым духом организации, президент Колом тут же пообещал, что средства, сэкономленные на закупках нефти, будут направлены на социальные программы, создание новых рабочих мест, решение транспортных проблем, а также в помощь отраслям, страдающим от дороговизны топлива. Кроме того, гватемальский лидер уже прикинул, что может рассчитаться за венесуэльскую нефть мясом на $50-60 млн в год.
Так что России следует поучиться у Венесуэлы, как заводить (или «разводить»?) союзников.

Нефтепродукты на eOil.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Майнинг по - русски. Под Петербургом открылась крупнейшая ферма для денег (Видео)
В Ленинградской области открылся самый крупный в России майнинг-центр. Около года и полмиллиарда рублей потребовалось на реализацию амбициозного проекта.
На Ямале обсуждают реализацию третьего СПГ-проекта (Видео)
Северный морской путь и его транспортный потенциал обсуждали в понедельник в ямальской Сабетте. В ближайшие годы должен значительно вырасти объем транспортировки газа.