Нефть, Израиль и Саудовская Аравия могут проиграть от сделки по Ирану
важное 06 апреля 2015, 11:20

Потенциальные «потерпевшие» начали подтверждать это мнение. По словам Биньямина Нетаньяху, соглашение по Ирану будет угрозой самому существованию Израиля. Не менее нервно отреагировали нефтяные рынки: хотя снятия санкций с Тегерана еще нет, а возвращение нефти Ирана на рынки — вопрос гипотетический, цены на топливо снизились вполне реально.

Ведущие мировые производители углеводородов, а также Израиль и Саудовская Аравия могут оказаться в числе тех, кому больше всех не понравится окончательное урегулирование иранской ядерной проблемы, считают эксперты, опрошенные РИА Новости.

Потенциальные «потерпевшие» уже начали подтверждать это мнение. Так, по словам властей Израиля, соглашение по Ирану будет угрозой самому существованию еврейского государства. Не менее нервно отреагировали нефтяные рынки: хотя снятия санкций с Тегерана еще нет и, может, вообще не будет, а полноценное возвращение иранской нефти на рынки — вопрос пока гипотетический, цены на топливо снизились вполне реально.

В четверг в швейцарской Лозанне в результате долгих консультаций, шедших с прошлой недели, страны «шестерки» (пять постоянных членов СБ ООН и ФРГ) и Иран сумели договориться по принципиальным параметрам будущего соглашения по иранской ядерной программе. Стороны переговоров уверяют, что по ключевым вопросам компромисс есть, хотя расхождения остаются. Работа продолжится, и до 30 июня «шестерка» и Иран должны выработать конкретный документ.

Нефтегаз волнуется

О том, что полномасштабное возвращение Тегерана на мировые рынки негативно отразится на ценах на углеводороды, эксперты предупреждают давно. В случае снятия ограничений иранские производители могут повысить экспорт нефти примерно на один миллион баррелей в день, увеличив предложение, которого на рынке сейчас и так переизбыток.

«Есть риски снижения цен на углеводороды в случае снятия санкций с Ирана. Эта отмена в любом случае резко не произойдет, думаю, все будет достаточно плавно. Но, тем не менее, если будет точно известно, что санкции будут сняты в течение конкретного периода, скажем, в течение года, то, конечно, это будет оказывать давление на цены на нефть», — сказал РИА Новости директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель.

«По нашим оценкам, будет давление на понижение на уровень 5-10%. Это не значит, что именно на эти показатели цены будут понижены. Будут и другие факторы, которые мы сейчас не может предсказать», — добавил он.

Этот прогноз уже начал сбываться. Рынки отреагировали сразу же после известия о достижении договоренности на переговорах в Лозанне. По данным торгов, стоимость нефти марки Brent рухнула более чем на 5%. В четверг по состоянию на 20.47 мск стоимость майского фьючерса на североморскую смесь нефти марки Brent падала на 5,23% — до 54,26 доллара за баррель. Цена апрельских фьючерсов на нефть марки WTI снижалась на 3,44% — до 48,42 доллара за баррель.

Серьезным вызовом для рынка энергоносителей в целом и для России с учетом нынешней нестабильной обстановки в ее экономике, в частности, будет и то, что иранцы, возможно, в какой-то мере потеснят РФ на глобальном газовом рынке. «Понятно, что это не одного дня дело. При хорошей постановке вопроса это минимум пять лет. Но главное, что нам надо быть готовыми к этому развитию событий, становиться в эту очередь (за инвестициями в Иран и сотрудничество с Тегераном)», — сказал РИА Новости специалист-эксперт Института стратегических оценок и анализа Сергей Демиденко.

С другой стороны, по его словам, в случае, если российские компании своевременно активизируются на иранском рынке, это может принести серьезные выгоды.

«Чем хорош Иран? Он всегда действует, исходя из собственных интересов, и если российское предложение будет более выгодным, чем предложение европейцев, они будут работать с нами. Здесь, как говорится, ничего личного, только бизнес. Если мы им предложим какие-то возможности по транспортировке газа, протянем, например, ветку к «Южному Парсу» (нефтегазовое месторождение в центральной части Персидского залива — ред.), они будут работать с нами, мы будем торговать иранским газом и иметь с этого прибыль», — подчеркнул эксперт.

Арабо-израильский «альянс»

Основные политические антагонисты сделки по ядерной программе Ирана, по иронии, — страны, которых по всем остальным вопросам трудно заподозрить в совпадении мнений, а уж тем более во взаимных симпатиях. Это Израиль и Саудовская Аравия.

После достижения компромисса в Лозанне израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху провел телефонную беседу с президентом США Бараком Обамой и подтвердил, что находится в решительной оппозиции к договоренностям по Ирану. Глава израильского правительства высказал мнение, что окончательное соглашение, основанное на данных договоренностях, «будет угрожать существованию Израиля», сообщает агентство Ассошиэйтед Пресс. И даже уверения Обамы в том, что сделка по ИЯП является существенным прогрессом на пути к прочному соглашению, которое отрежет Ирану путь к ядерной бомбе, видимо, Нетаньяху не убедили.

По мнению экспертов, такую позицию израильские власти занимают не только из соображений безопасности: по сути, есть в регионе немало других угроз, как минимум сопоставимых с иранской.

«У Израиля очень многое замешано на внутриполитической проблематике. Он традиционно обеспокоен любым усилением Ирана, поскольку считает его сейчас главной региональной угрозой, хотя это тезис весьма сомнительный», — отметил Демиденко.

Он напомнил, что Нетаньяху, который недавно победил на досрочных выборах, в принципе свою платформу строит на противостоянии Ирану. «То есть, он сознательно лепит из Ирана образ врага для того, чтобы сделать наиболее сговорчивыми наиболее консервативные и неопределившиеся слои израильского общества. Нетаньяху постоянно муссирует «иранскую угрозу» для того, чтобы обеспечить поддержку себе лично и частично отвлечь внимание от каких-то нерешенных вопросов: от жилищной проблемы, от падения заработной платы, от снижения уровня жизни и так далее», — считает эксперт.

А для Саудовской Аравии противостояние с Ираном носит религиозно-идеологический характер — ведущая суннитская держава пытается не допустить возвышения своего шиитского соперника.

«Сейчас Саудовская Аравия фактически объявила «войну» за господство над всем регионом. Во время «арабской весны» при прямом содействии саудитов было свержено большинство нелояльных или оппонирующих Эр-Рияду режимов. А главным оппонентом Саудовской Аравии остается Иран. Израиль, конечно, тоже, но до него, как говорится, руки коротки добраться», — указал Демиденко.

«Договоренность с международным сообществом сильно укрепит экономические позиции Ирана и, соответственно, его позиции в регионе в целом. Это для Саудовской Аравии, конечно, крайне невыгодно, и она всячески будет ставить палки в колеса этому процессу», — добавил он.

Саудовская Аравия даже пообещала, что сама будет добиваться ядерного статуса, если международное сообщество все-таки пойдет на сделку с Ираном. Однако эксперты считают, что это, по большому счету, только угрозы.

«Да, они могут покупать технологии, но мне кажется, что это только блеф. Я не вижу потенциала для подобных вещей. Своими силами они сделать это будут не в состоянии. У них даже не из чего будет бомбу сделать. Урановые руды надо закупать, везти через границы, а это прямое нарушение и Договора о нераспространении ядерного оружия, и других международных конвенций», — сказал Демиденко.

Главный бенефициар

Ни у кого не вызывает сомнения, что выгоднее всего заключение сделки по ядерной программе и соответствующее снятие санкций самому Ирану, который уже много лет живет в условиях многочисленных ограничений.

«Главным бенефициаром будет, конечно, Иран, потому что с него будут сняты финансово-экономические санкции. Введенные в 2012 году односторонние санкции Соединенных Штатов, Евросоюза и других стран очень сильно, чувствительно ударили по иранской экономике», — сказал старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, эксперт Российского совета по международным делам Владимир Сажин.

«Поэтому главной победившей стороной будет, безусловно, Иран. Ему в любом случае не дали бы сделать ядерную бомбу. Любыми способами, вплоть до военных. А санкции бы действовали. Если же их снимут, то перед Тегераном открываются широкие перспективы. Иран, можно сказать, региональная супердержава и по человеческому потенциалу, и по экономическому. Кроме того, это один из главных в мире производителей углеводородов», — подчеркнул он.

Новый поставщик Европы?

Помимо Ирана, от снятия ограничений могут серьезно выгадать и другие страны — в первую очередь европейские. «Иран после снятия санкций будет развивать отношения прежде всего с Евросоюзом. Будет также активизировать связи с Юго-Восточной Азией. Почему? Потому что Ирану сейчас, на нынешнем этапе, для старта нового этапа развития экономики больше всего нужны две вещи: большие иностранные инвестиции практически во все отрасли экономики и высокие технологии. Все это Ирану могут дать Евросоюз и Юго-Восточная Азия», — считает Сажин.

По его словам, сейчас европейский и в определенной степени азиатский рынки для Ирана прикрыты, и снятие санкций откроет здесь для Тегерана большие возможности. Как и для Европы, которая, судя по всему, больше всего заинтересована в инвестициях в нефтегазовый сектор Ирана.

«Тут совершенно очевидный момент — в нефтегазовую и даже более конкретно в газовую отрасль, вот куда это все пойдет. И это в первую очередь относится, безусловно, к Европе, которая сейчас всеми силами стремится разорвать газовую зависимость от России», — считает Демиденко.

Он напомнил, что европейские страны уже давно рассматривают Иран в качестве одного из главных перспективных альтернативных источников энергоресурсов. «Они (страны ЕС), безусловно, будут стоять в очереди. И Иран им уже больше полугода посылает соответствующие сигналы на самом высоком уровне», — отметил эксперт.

Но будут, конечно, инвестиции и в другие отрасли. «Сейчас иранцы заинтересованы во всем. Их интересуют и технологии, и оживление банковской системы, чтобы в нее закачивались свежие деньги», — сказал Демиденко.

В гонке за инвестиции в Иран могли бы поучаствовать и США, но им мешают крайне сложные политические отношения с Тегераном. «С Соединенными Штатами в экономическом плане тоже будет определенный прогресс, но не настолько большой, потому что американское руководство еще не готово сближаться в политическом, дипломатическом плане с Ираном. Хотя я не исключаю, что возможно открытие каких-то правительственных институтов США в Тегеране и Ирана в Вашингтоне. Скажем, на уровне торгпредств. Говорить о полноценном восстановлении дипломатических отношений, которых нет уже 35 лет, пока рано, но какие-то шаги сделаны будут», — отметил Владимир Сажин.

РФ в общем порядке и при оружии

Потенциальные экономические выгоды для России пока будут невелики, надеяться на какие-то преференции или прорывы не приходится, но говорить о том, что плюсов совсем нет — конечно же, сильное преувеличение.

Говоря о перспективах российско-иранских экономических отношений, Александр Кнобель выделил, в частности, сотрудничество в атомной сфере, строительство атомных электростанций. «Тут возможен некий источник получения взаимного дохода», — считает эксперт.

При этом, по его словам, российским компаниям вполне по силам выдержать конкуренцию с западными предприятиями, которая развернется за получение контрактов на строительство АЭС в Иране.

«Это одна из немногих экспортных отраслей российской экономики, являющихся конкурентоспособными. В этом смысле мы выдержим рыночную конкуренцию, в том числе с Францией и США. За это можно сильно не беспокоиться: с политической точки зрения, в отличие от тех же Франции и США, Россия находится в нейтральном статусе, политических ограничений не будет, а экономическую конкуренцию мы выдержим», — указал Кнобель.

Самый очевидный и общий благотворный эффект от снятия санкций — возможность просто торговать нормально. «Сейчас это делать очень трудно, потому что заблокированы счета иранских банков, они отключены от SWIFT, все приходится делать практически вручную и сложно вести внешнеторговые операции. Так что торговля вырастет, но не за счет того, что России будут предоставлены преференции, а в общем порядке», — подчеркнул эксперт.

Другая возможная перспективная сфера российской торговли с Ираном — вооружения. Российская сторона косвенно уже обозначила заинтересованность в развитии этого направления. Замглавы МИД РФ Сергей Рябков, например, призвал не затягивать со снятием международных ограничений на торговлю оружием с Тегераном.

«Мы считаем, что оружейное эмбарго против Ирана должно быть снято незамедлительно после достижения договоренностей», — заявил российский дипломат.

Снятие этих санкций, в частности, может разрешить давно подвисший вопрос о продаже Тегерану российских зенитно-ракетных комплексов. В 2007 году Россия подписала контракт на поставку Ирану пяти дивизионов С-300ПМУ-1 в составе 40 пусковых установок на сумму около 800 миллионов долларов. В результате введенных в 2010 году санкций против Ирана российско-иранский контракт был приостановлен. Исламская республика после этого подала иск к «Рособоронэкспорту» в третейский суд Женевы (Швейцария). РФ предложила пойти на мировую, пообещав новые поставки ЗРК «Тор-М1Э».

Источник: РИА Новости.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
ОПЕК хочет привлечь к сделке ОПЕК+ еще 20 государств, но некоторые уже отказались сокращать добычу
На министерскую встречу 30 ноября в Вене ОПЕК пригласила еще двадцать стран, которые не являются участниками сделки ОПЕК+.
Казахстан: перекачали, но недопереработали
На фоне значительного увеличения добычи нефти в Казахстане случился острый топливный кризис