Кто заработал на «валютных качелях» и кто их раскачал
важное 12 мая 2015, 11:20

Два месяца назад, 13-го марта, очевидно, после долгих дебатов регулятор денежно-кредитной политики снизил ключевую ставку с 15 до 14%.

Говоря словами потребителей финансовых услуг — на 1 процент, словами финансистов снижение составило таинственные 100 базисных пунктов (1). Насколько счастливым окажется решение, принятое в пятницу 13-го, для экономики Российской Федерации покажет время, но, как и любое решение, оно получило и одобрение, и критику.

Критики, как обычно, больше или она громче. Кто-то из экспертов отмечает, что снижение ключевой ставки положительно скажется на росте кредитования и, как следствие, росте производства. Кто-то отмечает, что и меньшая ставка не очень-то помогала производству. Многие критикуют по инерции, не успев отойти от критики повышения ставки до 17% и по привычке критиковать действия финансовых властей. говорят, что мы попали в «идеальный шторм, который сами себе и подготовили».

События последнего периода стали напоминать реальные боевые действия, войну. Тем более, что о войне мы знаем из рассказов ветеранов и из книг. Наиболее известные произведения о войне написаны участниками Великой Отечественной войны Юрием Бондаревым, Борисом Васильевым, Константином Симоновым… Вспомнить о них тем более уместно в год 70-летия Великой Победы и в год Литературы.

«Горячий снег»

Вспомним события и действия Центрального Банка, предшествующие дирижированию ключевой ставкой с 10,5% резко — до 17% вверх и более плавно — вниз.

С 10 ноября 2014 года Банк России упразднил действовавший механизм курсовой политики, отменив интервал допустимых значений стоимости так называемой «бивалютной корзины» (2) и регулярные интервенции на границах указанного интервала и за его пределами. Суть этого механизма заключалась в том, что ЦБ своими действиями сглаживал возможные скачки курса рубля по отношению к корзине валют, в установленных границах допустимых колебаний, тем, что продавал или покупал валюту на рынке и, при достижении определённого объёма покупки или продажи, 350 млн. долларов, сдвигал границы коридора курса. Главным банком страны был объявлен досрочный переход к «плавающему курсу», т.е. курсу, который отражает рыночное состояние спроса и предложения иностранной валюты, без вмешательства Центрального Банка.

С начала 2014 года золотовалютные резервы (ЗВР) России снизились с 509,6 млрд. долларов до 428,6 млрд. долларов на 1 ноября 2014 года. При этом если из ЗВР убрать монетарное золото и резервные активы, то собственно валюты для расчетов осталось 370,9 млрд. долларов, а на 1 января 2014 было 456,4 млрд. Главный источник пополнения валюты для Центрального Банка — её покупка у экспортёров. Динамика цены на главный экспортный товар — углеводороды так же показывала негативный результат, с начала года нефть подешевела со 106 долларов до 82 за баррель (см. графики), и стало понятно, что долго проводить интервенции, для удержания курса стабильным, ЦБ не сможет. Снижение цены на основные товары российского экспорта не только сказалось на объёмах валютной выручки, которую экспортёры предложили рынку, но и послужило сигналом для неуловимых спекулянтов и зарегулированных импортёров, о складывающемся дефиците предложения валюты. И импортёры, и спекулянты открыли заявки на покупку валюты.

Беда в одиночку редко ходит, на 4 квартал 2014 года выпал значительный объём выплат по внешним обязательствам, более 67 млрд. долларов. «Валютные должники» должны были позаботиться о покупке валюты для расчёта с кредиторами. Именно, покупки, потому что в условиях закрытия внешних рынков капитала, занять или реструктуризировать долг вариантов не было. Но те же спекулянты и зарегулированные, но уже экспортёры были начеку. Зачем продавать сейчас, если завтра будет дороже? И курс рубля упал с 39,38 рублей за доллар 1 октября до 43,39 рублей на 30 октября (рост более 10% за месяц), а затем и до 49,32 в последний рабочий день ноября (рост более 25% за 2 месяца).

Тот же мотив «бери сегодня — завтра будет дороже» определял и краткосрочную политику на рынке и у финансовых организаций. Доходность более 10% сопоставима с действующей на тот момент ставкой рефинансирования Центрального Банка. То есть, со ставкой, по которой Центральный Банк предоставляет коммерческим банкам денежные средства. Только ставка рефинансирования составляла на тот момент 10,5% в год, а на валютных операциях зарабатывались 10,5% в месяц! Конечно, банки, кто мог себе позволить рефинансироваться в ЦБ РФ, с удовольствием включились в эти операции. Взять посредством РЕПО (3), валютного СВОПа или другого инструмента рефинансирования Центрального Банка рубли, купить валюты, на росте курса валюты продать, вернуть займ и подсчитать прибыль. Заметно, как изменился интерес банков к ликвидности, предоставляемой ЦБ по РЕПО.

Таким образом, стоит отметить участие Центрального Банка в разогреве ситуации на валютном рынке заявлением о досрочном переходе к «плавающему курсу» рубля, предоставлением банкам денежных средств, оказывающих давление на спрос валюты. Вполне возможно, что Центральный Банк так и отбивал бы атаки «неведомых спекулянтов», если бы спекулянтам не пришла поддержка.

Откуда-то на рынок свалились огромные деньги. С 9 по 12 декабря остатки на счетах в банках российской банковской системы выросли в 3(!) раза, с 708,2 млрд. до 2101,5 млрд. рублей. Откуда они взялись, кто знает — не комментирует, кто не знает — предполагает, что это как-то связано с молниеносной эмиссией облигаций государственной компании «Роснефть». Такого обилия рублей сам рубль уже не выдержал, и стало так жарко, что рубль стал падать, а снег плавиться. Позже руководители отрицали своё негативное влияние на обвал рубля, но, как водится, этому уже никто не верит.

Рубль надо было спасать. Поддержку рублю оказали с двух сторон. С одного фланга Центральный Банк, как будто или что-то узнал новое, или кто-то резко, по военному скомандовал — резко повысил стоимость предоставления ликвидности на счета коммерческих банков с 10,5% до 17%, на 650 базисных пунктов. С другого, главного фланга — Президент страны — переговорами с главными экспортёрами страны. Те поскребли по сусекам. У кого-то завалялось 3 миллиарда долларов. У кого-то другая мелочь. Так совместными усилиями и развернули курс рубля. По-хорошему, не нарушая соглашения о моратории на запрещённое оружие в виде обязательной продажи валюты.
Позже на ежегодной пресс-конференции, давая оценку действиям Центрального Банка и Правительства в период декабрьского 2014 года кризиса, Президент назвал их «адекватными». «Считаю, что и Центральный банк, и правительство принимают адекватные меры в сегодняшней ситуации. Есть вопросы и к правительству, и к Центробанку по поводу своевременности, качества принимаемых мер, но в целом абсолютно адекватно, в правильном направлении происходят действия». Переводя с дипломатического языка — меры адекватные, но не вовремя и не так. Отсюда, видимо, и результат. Не совсем тот, что хотели.

 «Батальоны просят огня»

Внезапное, без объявления войны изменение ключевой ставки Центральным Банком вызвало шквал ожидаемой критики. Безуспешные боевые действия Центрального Банка за рубль со «спекулянтами», которым сам же исправно подносил снаряды, с госкомпанией, которой понадобились «гранаты не той системы», конечно, обращали на себя внимание многочисленных экспертов. До поры до времени дело обходилось лишь неодобрительными вздохами и советами стратегов со стороны. Меры предлагались от введения обязательной продажи валюты экспортёрами до «разобраться со спекулянтами по закону». Применение в этой борьбе спецсредства, в виде резкого повышения цены снарядов для спекулянтов, вызвало в общественно-политической жизни желание высказаться уже не в общем, а по существу. Центральный банк попал под шквальный огонь критики с разных сторон политического спектра. Обязательно артподготовка от думских оппозиционных партий и других подразделений, калибром поменьше, была слышна тише. Большинство залпов были однозначно в духе — «Душители экономики России».КПРФ направила Президенту и Председателю правительства просьбу «незамедлительно рассмотреть вопрос о смене состава органов управления Центробанка, обеспечить соответствие деятельности Центрального Банка долгосрочным интересам страны.Политических оппонентов поддержала и ЛДПР: «Так и хочется сказать: не той дорогой идете, Эльвира [Наибиуллина — глава ЦБ], надо понижать ставку и ввести уголовную ответственность за нецелевое использование»,- сказал Жириновский. «Любое повышение ключевой ставки отрицательно влияет на экономическую ситуацию и косвенно потом, опосредованно, также негативно повлияет на валютный курс. Но я такой метод борьбы с валютным курсом не очень понимаю, потому что тактически это может повлиять, но стратегически это ударит по кредитному рынку, а это в свою очередь неблагоприятно отразится и на инфляции, и на валютном рынке», — говорит президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян.  — Повышение ключевой ставки до 17% похоже на безумие. Остановит ли это падение рубля? Может быть, в краткосрочной перспективе и замедлит, но ценой этого будет полное убийство экономики. Это не дает никаких шансов на развитие российской экономики, заранее прогнозирует стагнацию,- заявил Первый замглавы фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Михаил Емельянов.Первый зампредседателя Госдумы Александр Жуков считает: «Развитие российского производства при высокой ключевой ставке практически невозможно, ЦБ должен снизить ее как можно быстрее». Как будто другая ставка развивала российское производство.

Член Комитета по экономической политике Совета Федерации Евгений Тарло предложил «возбудить парламентское расследование по действию Центробанка, который своими действиями допустил нарушение таких положений Конституции, как защита прав граждан, в том числе права на собственность». По словам сенатора, вместо повышения процентной ставки следовало бы ввести налог на валютные операции, установить контроль за валютной позицией банков, ввести запрет на временное размещение свободных средств бюджетных организаций и государственных фондов на депозитах банков. «Эти деньги крутятся на валютном рынке, а не работают в экономике», — заявил он. Как будто нет контроля валютной позиции банков или Центральный Банк не возместит выпадающие бюджетные средства банкам в виде предоставления ликвидности другими инструментами.

И убийственный залп от вице-президента и пресс-секретаря — директор департамента информации и рекламы корпорации «Роснефть». Михаила Леонтьева: «Центробанк пристрелил российскую экономику, чтоб она не мучилась». Как он пояснил, сейчас главная проблема в стране — это остановившийся экономический рост.

Подвергнутый массированной артподготовке Центральный Банк, но поддержанный линию обороны не сдал и из траншей не побежал. Укрепился поддержкой Президента, ещё одним Первым заместителем Председателя Центрального Банка и продолжил работу…

«Батальоны», требуют от Центрального Банка огня по целям, позволяющим сохранить, зависимый от кредита производственный сектор экономики в стране. Речь уже идёт не об инвестициях в создание новых производств, а в поддержании уже действующих. К сожалению, Центральному Банку Закон определяет другие задачи:

1. защита и обеспечение устойчивости рубля;
2. развитие и укрепление банковской системы Российской Федерации;
3. обеспечение стабильности и развитие национальной платежной системы;
4. развитие финансового рынка Российской Федерации;
5. обеспечение стабильности финансового рынка Российской Федерации.

Выполнены ли они? Про «устойчивость рубля» как-то даже неудобно говорить. «Развитие и укрепление банковской системы»? Можно ли считать «развитием системы» снижение действующих кредитных организаций с 923 до 834 за 2014 год? За 1-й квартал 2015 ещё минус 10 банков. Можно считать «укреплением банковской системы» увеличение убыточных банков до 126 на 1 января 2015 года? На 1 апреля этого года убыточных банков уже 204. Некоторые из них продолжают привлекать вклады от физических лиц под высокие проценты. Нетрудно догадаться, за чей счёт санируют такие банки, в том числе имеющих «хорошую репутацию». Про обеспечение стабильности национальной платёжной системы спорить трудно. Разговоры про создание собственной платёжной системы идут со времён рождения идеи о Международном Финансовом Центре в Москве. С тех пор стало дискуссия вокруг платёжной системы крутится только вокруг двух вопросов — «Отключат ли Россию от СВИФТа(4)» и останется ли платёжная система VIZA в России, выполнит ли требования нашего регулятора. Задачи 4 и 5 по развитию и обеспечению стабильности финансового рынка можно оценить по активному обращению на рынке ипотечных облигаций, закладных, складских свидетельств. Развитие финансового рынка можно увидеть по разнообразию инструментов, применяемых пенсионными фондами, которым мы доверили свои будущие пенсии. Это можно увидеть по тому, насколько активно наши граждане вкладывают свои средства в акции и облигации ведущих российских компаний. Увидеть можно, но не видно. Ни этих граждан, ни этих компаний, ни финансового рынка.

Выполнение не прописанной в Законе задачи, которую Центральный Банк сформулировал сам себе — «Таргетирование (5) инфляции» — к аждый может оценить сам.

В общем, «батальоны» сами по себе, а главный банк страны — сам по себе.

«В списках не значился»

Как это уже бывало в нашей новейшей истории, после того как у новобранцев что-то не очень получается или очень не получается, к службе призываются опытные кадры, уже обстрелянные многочисленными «чёрными днями» и кризисами. В «Бой идут одни старики» решили те, кто может это решить, при наличии «независимости Центрального Банка». На выправление ситуации решили направить опытного, с опытом советского периода работы в Госбанке, банкира.

Выправлять ситуацию был «завербован», по его собственным словам, Дмитрий Тулин. «Я очень быстро согласился, вербовка заняла 10-15 минут. Я же здесь вырос [в Центральном банке]. После окончания института пришёл в Госбанк СССР и работал 16 лет. Так что я — осколок империи». Решено было, что старый осколок империи современную картину не испортит.

За относительно непродолжительное время новейшей истории российской банковской системы через Центральный Банк России прошло много хороших и разных руководителей и их заместителей. Но приглашение возглавить направление денежно-кредитной политики получил Дмитрий Тулин. Трудно сказать, что, а ещё труднее — кто заставил Э.С.Набиулину принять решение о расширении штата Первых заместителей. (Теперь их, к слову, пять. Первых). Никто не признаётся в принятии решения о пятом Первом заместителе. Пресс-секретарь Президента страны отрёкся от участия в назначении ещё одного первого заместителя главы ЦБ. В Думе, руководители «оппозиционных фракций», кроме «давно пора», тоже почти ничего не знают о том, кто же принял решение о введении нового ответственного за денежно-кредитную политику зампреда. Трудно представить, что Президент «не в курсе» того, что происходило в декабре на финансовом рынке и какие глава Центрального Банка планирует провести мероприятия, в том числе и кадровые. Особенно настораживает и то, что в самом Центральном Банке «на зама кандидата не нашлось». И ответственного за денежно-кредитную политику в списках Банка России не отыскалось. В том числе и среди тех членов Совета Банка России, которые и разрабатывают основные направления денежно-кредитной политики и разрабатывают тактику действий. «Крайней» была назначена первый заместитель председателя банка Ксения Юдаева, с формулировкой в газетах «Рынок ей не поверил». Ответственность взял на себя Тулин, который не работал в Банке России с 2006 года, при этом как он сам признал: «Непосредственно за кредитную политику в ЦБ я никогда не отвечал».

Стоит ли ожидать перемен в политике, проводимой Центральным Банком? Вряд ли. «Я не вижу сбоев в денежно-кредитной политике. Я лишь член команды. Когда принято решение о тактике нашей политики, то я должен в рамках принятых решений добиваться того, чтобы эти механизмы работали». Значит, «сбоев нет», всё работает как надо. Но всё же нужно добиваться, чтобы «механизмы работали», когда «принято решение о тактике». В общем, всё было нормально, но почему же такое потрясение, если всё нормально? В конечную цену для потребителей плюсом к затратам предприятий, кроме подорожавшего импорта (товаров, запчастей, технологий), за счёт обесценивания рубля, дорогих кредитов вошла ещё одна статья — риск. Риск всего. А вдруг рубль ещё подешевеет, а вдруг ставку по кредитам опять поднимут, а вдруг банк вообще откажет в кредите, так как финансовое положение предприятия ухудшилось, а залоги подешевели. Всё это и отражается на конечной цене, таргетированием которой занимается Банк России.

Ещё раз, жаль, что в самой команде не нашлось того, кто бы добивался слаженной работы механизма Банка России. Работы организации, влияющей не только на финансовый сектор, но и, через реализацию денежно-кредитной политики, на всю экономику страны. Жаль, что проводимую главным банком страны работу трудно назвать системной и, что важно, предсказуемой. Если каждый раз руководителем важнейшего органа государственного управления будет приходить человек извне, а не из самого Банка России, механизм будет буксовать, а об экономическом росте можно будет только мечтать.

«А зори здесь тихие»

Так кто же ответственен за экономический рост? Самый простой ответ — Министерство экономического развития. И в первом приближении — самый правильный. С поправкой, что Минэкономразвития всего лишь «отдел» в Правительстве, которое коллегиально управляет всей экономикой страны посредством реализации Федеральных целевых программ, Федеральных адресных программ, посланий Президента и прочей деятельности, в том числе, вроде бы, далёкого от экономики направления — социального. Что же делает Правительство, как отвечает на «очередной вызов»?

Правительством дана оценка основных проблем нашей экономики:

«Основная проблема российской экономики — до сих пор очень высокая зависимость от экспорта природных ресурсов. В последние годы государство сделало многое в плане развития отраслей перерабатывающей промышленности, услуг, транспорта, но ключевую роль в экономике все еще играет нефтегазовый экспорт, экспорт иного сырья, металлов. В результате кризиса практически на все товары российского сырьевого экспорта снизились не только цены, но и спрос.

Вторая проблема — недостаточная конкурентоспособность несырьевых секторов экономики. Когда начались проблемы в сырьевых секторах, не нашлось отраслей, способных «поддержать» экономику. Более того, проблемы от сырьевых отраслей начали распространяться на смежные. Результат — значительное падение промышленного производства, рост числа безработных, снижение заработных плат и ряд других негативных последствий. Особенно это заметно в тех городах и регионах, в которых находятся крупные сырьевые предприятия, и которые в условиях постоянного роста цен на сырье были весьма обеспеченными.

Третья проблема — недостаточная развитость финансового сектора, банков. Многие российские предприятия, особенно быстро развивавшиеся в последние годы, выходившие на внешние рынки, не могли рассчитывать на финансирование внутри страны. Кредиты российской банковской системы были дороже, сроки кредитования — меньше. Компании вынуждены были занимать за рубежом. В кризис зарубежные рынки капитала стали для предприятий недоступными«.

Небольшой комментарий к оценке Правительства. Это отчёт какого года? 1995-го? 2000? 2008-го, может быть? Или на календаре всё же 2015-й?.. Да какая разница, хотя на самом деле это 2009 год. «Правительство сделало многое в плане развития отраслей…». Похоже, что «развитие» так и осталось «в плане». Чаще всего, рапортуя о достижениях, правительство сообщает о том, сколько денег направлено в ту или иную отрасль. И этот показатель, видимо, и даёт право оценить работу как «много сделано». На самом деле, переработка сырья, транспорт, связь — это более технологичные и интеллектуальные отрасли. Можно ли ждать от регулярно реформируемых науки и образования ждать отдачи и конкурентоспособности? Им бы с отчётами и аттестациями справиться. Про финансовый сектор в романе «Батальоны просят огня» мы уже вспоминали. Он, действительно и сейчас, в 2015 году, недоразвитый. Как и банковский. Финансово-банковский рынок сейчас вдруг стал недоразвитым? Может быть, изложить предложение точнее: «Многие российские предприятия, выходившие на внешние рынки, не возвращали валютную выручку в российские банки, а предпочитали размещать её на Кипре?» От чего будет развиваться финансовая система, если финансовым центром тех самых «быстро развивавшихся предприятий» стал Лондон? Да и просто безопаснее держать штаб-квартиру компании в иностранной юрисдикции.

Тем не менее, на основании анализа проблем текущего периода разработан антикризисный план. Очередной план! Ключевые направления деятельности в рамках реализации плана в течение ближайших месяцев:

— поддержка импортозамещения и экспорта по широкой номенклатуре несырьевых, в том числе высокотехнологичных, товаров;
— содействие развитию малого и среднего предпринимательства за счёт снижения финансовых и административных издержек;
— создание возможностей для привлечения оборотных и инвестиционных ресурсов с приемлемой стоимостью в наиболее значимых секторах экономики, в том числе при реализации государственного оборонного заказа;
— компенсация дополнительных инфляционных издержек наиболее уязвимым категориям граждан (пенсионеры, семьи с несколькими детьми);
— снижение напряжённости на рынке труда и поддержка эффективной занятости;
— оптимизация бюджетных расходов за счёт выявления и сокращения неэффективных затрат, концентрации ресурсов на приоритетных направлениях развития и выполнении публичных обязательств;
— повышение устойчивости банковской системы и создание механизма санации проблемных системообразующих организаций.

Хороший план. Правильный. И, безусловно, основан на глубокой проработке слабых мест нашего «народного хозяйства». Не хорошо и не правильно лишь то, что «основные проблемы нашей экономики» в редакции 2009 года, а антикризисный план 2015-го года рождения. 6 лет срок очень большой для реакции на шок «Мирового финансового кризиса», как его тогда называли. С кого спросить, что за 6 лет не появилось не только тех российских товаров, которые могли бы снизить долю нефтегазового экспорта в общем объёме, но не созданы условия для их появления? Безусловно, к новациям плана 2015 года можно отнести интерес к импортозамещению. В 2009 году по причине отсутствия взаимных санкций, речь о собственных яблоках не шла, а в остальном отличия малоразличимы. Почему же оказался нереализованным план 2009 года? Ответ дал вице-премьер Игорь Шувалов в Давосе, приглашённым туда российским бизнесменам: «Беда для российской экономики в том, что модернизационная повестка, которая появилась благодаря кризису 2008-2009 годов, была быстро размыта и заменена с возрастанием цены на нефть«. Кто размыл ту повестку? Да никто её не размыл, вот она, неразмытая уже в 2015-м. Её просто никто не исполнял.

Сколько букмекеры поставят на то, что новая старая повестка не размоется тем же старым новым составом Правительства?

«Сначала давайте ответим себе на простой, но очень серьезный вопрос. Должны ли мы и дальше тащить в наше будущее примитивную сырьевую экономику, хроническую коррупцию, застарелую привычку полагаться в решении проблем на государство, на заграницу, на что угодно, на кого угодно, только не на себя? И есть ли у России, перегруженной такими ношами, собственное завтра?

В следующем году мы будем праздновать шестьдесят пятую годовщину Победы в Великой Отечественной войне. Этот юбилей напомнит нам о том, что наше время было будущим для тех героев, которые завоевали нашу свободу. И что народ, победивший жестокого и очень сильного врага в те далекие дни, должен, обязан сегодня победить коррупцию и отсталость. Сделать нашу страну современной и благоустроенной.

Мы, современные поколения российского народа, получили большое наследство. Мы располагаем гигантской территорией, колоссальными природными богатствами, солидным промышленным потенциалом, впечатляющим списком ярких достижений в области науки, техники, образования, искусства, славной историей армии и флота, ядерным оружием. Авторитетом державы, игравшей значительную, а в некоторые периоды и определяющую роль в событиях исторического масштаба. Мировой экономический кризис показал: дела наши обстоят далеко не самым лучшим образом. Двадцать лет бурных преобразований так и не избавили нашу страну от унизительной сырьевой зависимости. Наша теперешняя экономика переняла у советской самый тяжелый порок — она в значительной степени игнорирует потребности человека. Отечественный бизнес за малым исключением не изобретает, не создает нужные людям вещи и технологии. Торгует тем, что сделано не им, — сырьем либо импортными товарами. Готовые же изделия, произведенные в России, в основной массе пока отличаются крайне невысокой конкурентоспособностью.

Отсюда и большее, чем у других экономик падение производства во время нынешнего кризиса. И запредельные колебания фондового рынка. Все это доказывает, что мы сделали далеко не все необходимое в предшествующие годы. И далеко не все сделали правильно.

На уровне глобальных экономических процессов влияние России, прямо скажем, не так велико, как нам бы хотелось. Конечно, в эпоху глобализации влияние любой страны не может быть абсолютным. Это было бы даже вредно. Но возможности нашей страны должны быть значительными, подобающими исторической роли России». Д.А. Медведев.

Опять почти всё правильно сказано! Хотел выбросить из речи несущественное, но всё сказано в точку! Кроме того, что в этом году мы отмечаем 70-летие Великой Победы. И сказано это было Президентом России Д.А.Медведевым в 2009 году. Шесть лет назад. Срок.

И никто из нас не хочет тащить примитивную сырьевую экономику. И немногие будут против 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест, но до сих пор не видно, где, в каких отраслях закладываются эти места и устроят ли по условиям труда и зарплате эти места выпускников школ, набравших 20 баллов по математике в ЕГЭ?

Основная задача любого управленца (не путать с менеджером в магазине) заключается в принятии решений по достижению поставленных целей и обеспечении их выполнения, организуя постоянное взаимодействие с коллегами, смежниками. Правительство или неверно выбрали цель, или не так управляет, если по прошествии многих лет фиксируется одна и та же оценка. По школьному — «двойка«. Я не знаю ни одной спортивной команды, которая бы постоянно находилась в аутсайдерах, а тренерский штаб не меняли. Всё «тихо пока…».

Живые и мёртвые

Весь 2014 год складывался неважно — как для всей банковской системы России в целом, так и для отдельных банков в частности.

Прибыль банковского сектора снизилась за год, по сравнению с предыдущим, на 404,4 миллиарда рублей, падение составило 40 процентов. При этом число убыточных банков выросло с 88 до 126, число прибыльных сократилось с 834 до 707.

Да и вообще за год банков стало меньше на 127. Кто-то уже ушёл окончательно, кого-то решено санировать. Очевидно, что при определении формы работы с проблемным банком важную роль играет величина задолженности перед вкладчиками. Чем больше сумма задолженности перед вкладчиками, тем меньше у Центрального Банка и Агентства по страхованию вкладов возможностей отзывать у банка лицензию. Денег может не хватить для выплат вкладчикам. Агентство по страхованию вкладов за 9 месяцев 2014 года выплатило 164,5 миллиарда рублей вкладчикам 103 банков, и на 1 октября располагало фондом в размере 99,8 миллиарда рублей.

Одно дело лишить лицензии банк ВЛБанк с остатком вкладов на 1,68 миллиарда рублей, и совсем другое — «Мособлбанк» с неизвестно крупной задолженностью перед вкладчиками. Возможно, что эта задолженность и известна, только увидеть её в публикуемой отчётности нельзя, так как Центральный Банк России установил факты существенной недостоверности отчетных данных АКБ МОСОБЛБАНК ОАО. С целью обхода установленных ограничений на привлечение денежных средств физических лиц во вклады, этот банк проводил масштабные операции по их сокрытию, в процессе которых осуществлялось списание денежных средств со счетов физических лиц без их ведома с последующим зачислением на счета компаний, входящих в холдинг ОАО «РФК», и их выводом за баланс банка. В результате Мособлбанк не отражал в отчетности превышение объемов привлеченных средств вкладчиков над величиной, установленной ограничением Банка России. И привлек около 100 миллиардов рублей депозитов граждан.

Кроме Мособлбанка в число нежизнеспособных попали и другие крупные банки: НБ «Траст», «Балтийский Банк», «Мой Банк», «РОСТ банк» и другие. Санацию можно сравнить с реанимацией. Есть надежда, что банк вернут «с того света»…

Но и среди живых банков также можно встретить так называемые «зомби-банки». Это банки, которые на первый взгляд живы, но постоянно вынуждены вести борьбу за выживание, совмещая эту борьбу с точным подгоном показателей, входящих в расчёт контролируемых регулятором показателей. Ведь «состояние здоровья» банка оценивается набором установленных документами Центрального Банка нормативов. В первую очередь, это норматив достаточности капитала Н1, мгновенной и текущей ликвидности Н2 и Н3.

На начало 2015 года число банков, у которых норматив Н1 не поднялся выше 11%, составило 26 (6). В это число 26 вошли и условно живые, санируемые банки. Интересно, что на 1 декабря 2014 таких, не дотянувших, банков было 70. А на 1 ноября — 63. Что за чудо произошло? Как так банки быстро смогли увеличить достаточность капитала? Да, заработали на валютных операциях, кому повезло (Об этом в «романе»  «Горячий снег»). Да, получили внезапно прибыль от других операций. Да, возможно активы стали не такими рисковыми…

Впрочем, активы действительно стали не такими рисковыми. Например, кредиты, выданные заёмщикам, пострадавшим от «ограничительных политических и экономических мер», иначе говоря, «санкций со стороныз партнёров», ухудшение финансового положения и/или просроченного платежа по кредиту может таковым не считаться по решению исполнительного органа банка. А, стало быть, и нет нужды формировать резерв на возможные потери по такой ссуде. Риск кредита есть, а резерва нет. Так же и реструктурированная ссуда может не нести за собой риск доформирования резерва, если реструктуризация проводилась вследствие изменения условий кредитного договора — срок, ставка, валюта кредита.

Или получил банк отрицательный результат, иначе говоря — убыток, вследствие снижения стоимости портфеля ценных бумаг. С момента расчёта показателей капитала отрицательная переоценка всегда снижала капитал — напрямую или посредством влияния через убыток. А 17 декабря в числе мер по поддержанию банковского сектора ЦБ РФ ввёл мораторий на признание отрицательной переоценки на капитал. То есть, снижение цены вложения в актив есть, но его можно не считать. И главное, можно об этом не говорить… Насколько труднее участникам определиться с реальным состоянием дел в банке с приукрашенными нормативами! Так введен ещё и новый порядок расчёта показателей ликвидности. Банки стали считаться ликвидными, хотя реально ситуация стала хуже.

Нормативы стали более «красивыми». У кого Н1 лучше 10% не получился бы, стал вполне себе приличным. У кого по итогам года могли сложиться убытки, ещё более увеличив группу убыточных банков, получили право считать себя рентабельным учреждением на законных основаниях. Небольшая поблажка от ЦБ в расчёте нормативов ликвидности позволила считать такие банки вполне приличными. «Возможностями, которые были предоставлены, в основном, банки воспользовались. Пока количественно не готов сказать, но исхожу из того, что подавляющая часть банков«, — сказал первый заместитель руководителя ЦБ А.Ю.Симановский в Совете Федерации.

Следует также отметить и меры по докапитализации банков посредством внесения облигаций федерального займа в капитал нуждающихся банков.

Очередная доза стимулятора после таких же инъекций, как и в 2008-09 годах, может быть способна поддержать больной организм на какое-то время, «подгримировать мертвенную бледность лица». По крайней мере, отличить ликвидный банк от неликвидного и банк, адекватно рискующий от неадекватного, стало значительно труднее, все показатели жизнеспособности в норме. Температура, давление, прочие …нормативы. Все одинаково красивы. Подретушированы и забальзамированы.

Тем больше будет неприятных сюрпризов для их партнёров. Для тех, кто невнимательно оценит «финансовое здоровье» банка, кто ошибётся в определении «живой» или «мёртвый». Перечисленные примеры — «Траст», «РОСТ», «Мой банк» и другие — показывают, что надеяться на то, что их надёжность тщательно контролируют, не стоит.

Что же делать рядовым вкладчикам при выборе? Не поддаваться на красивую рекламу банка, спокойно относиться к его размеру и статусу. К сожалению, без внимательного изучения открытых источников информации о банках не обойтись. Следует в первую очередь обращать внимание на нормативы Н1, Н3: это “термометры”, указывающие на “здоровье” конкретного банка; они должны быть не меньше 10 % и 50 % соответственно. Чем выше, тем лучше. Необходимо следить за дина­микой прибыли банка. Банк с убытками в течение длительного периода — хороший кандидат на санацию. Сайты banki.ru, bankiru.net и другие вполне доступно дают информацию о финансовом состоянии банка.

Нужно только ею грамотно пользоваться.

______________________________
1 1 базисный пункт равен 0,01%
2 Рублёвая стоимость условной денежной единицы, рассчитываемая как сумма стоимости в рублях 55 центов США и 45 евроцентов
3 РЕПО, СВОП — Продажа ценных бумаг, валюты, других активов Центральному Банку с обязательством выкупить их назад в оговоренный срок по согласованной цене
4 СВИФТ (SWIFT) — международная межбанковская система передачи информации, в том числе и о платеже
5 Таргет (Target) — цель. В данном случае ЦБ РФ определяет своей задачей удержание инфляции в определённых параметрах.
6. Минимальное значение норматива Н1 установлено 10% Инструкция №139-И ЦБ России.

Сергей Попов, первый заместитель председателя Правления ОАО АБ «Кузнецкбизнесбанк».

kuzpress.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Оптовые цены на бензин снизились после запроса антимонопольной службы
Бензин и авиакеросин начали резко дешеветь на товарной бирже после писем ФАС в адрес нефтяных компаний с просьбой обосновать цены на топливо.
Взрыв на газовом хабе в Австрии (Видео)
По предварительным данным, один человек погиб и около 60 пострадали, в том числе 18 тяжело. Прерваны поставки в направлении Италии, Венгрии, Словении.