Когда Венесуэла объявит дефолт?

21 августа 2017, 15:33

Экономическое положение и финансы Венесуэлы находятся сейчас в таком состоянии, что вопрос о том, объявит ли страна дефолт, а если объявит, то когда, является совершенно не теоретическим.

Благодаря неразумной экономической политике — президент Чавес, а потом Мадуро фактически строили коммунизм в отдельно взятой стране на взятые в долг под будущие нефтяные доходы деньги — страна испытывала серьезные трудности еще до обвала нефтяных цен. Начиная же с 2014 года в Венесуэле началось стремительное ухудшение всех экономических показателей и резкое падение уровня жизни. В 2016 году ВВП Венесуэлы упал на 18%, в этом году сокращение экономики прогнозируется еще на 7-8%.

Население страны, обладающей крупнейшими в мире доказанными запасами нефти — около 300 млрд баррелей нефти — сейчас влачит нищенское существование. Средняя зарплата составляет около 36 долларов в месяц, инфляция в 2017 году ожидается на уровне 700%, а из-за падения импорта страна испытывает существенную нехватку продовольствия, медикаментов и товаров первой необходимости.

Одну из главных ролей в бедствиях страны играют немалые платежи по внешнему долгу, на обслуживание которого сейчас уходит больше половины всех зарабатываемых Венесуэлой нефтедолларов.

Попробуем с цифрами в руках разобраться какова вероятность того, что Венесуэла в ближайшее время объявит о своей неплатежеспособности.

Сколько всего должна Венесуэла?

Внешний долг Венесуэлы состоят из двух частей — долгов собственно государства и задолженности государственной нефтяной компании PDVSA (Petroleos de Venezuela, SA).

С точки зрения экономической, особой разницы между этими двумя видами долгов нет. Единственным источником внешних поступлений Венесуэлы сейчас является нефть, которая вся добывается компанией PDVSA.

С точки зрения юридической, долг PDVSA несколько более надежен, так как в случае отказа компании платить по долгам правовые методы принуждения будут более простыми, нежели чем по отношению к обладающей государственным иммунитетом Боливарианской Республике Венесуэла.

По данным CBonds, в настоящее время в обращении находятся долларовые облигации венесуэльского государства на общую сумму в 40 миллиардов долларов и облигации PDVSA в твердой валюте на сумму около 46 миллиардов долларов.

Были также выпущены и облигации в местной валюте — на 558 миллиардов боливаров, что по официальному курсу составляло примерно 56 миллиардов долларов. Но так как курс боливара за последние годы обвалился (реальный курс черного рынка сейчас составляет около 15000 боливаров за доллар), то в настоящее время эти облигации почти ничего не стоят, и могут не приниматься в расчет. Таким образом Венесуэла решилась на то, на что не пошло правительство Ельцина в 1998 году — с помощью гиперинфляции она уничтожила почти весь свой внутренний долг.

Итак, по своим валютным бондам страна должна около 86 миллиардов долларов. Однако реально платить придется примерно в полтора-два раза больше, так как по этим облигациям платятся еще довольно большие купонные проценты — в среднем около 10%.

Впрочем, часть бондов принадлежит центральному банку Венесуэлы, а часть, как говорят, была негласно скуплена самими венесуэльцами, так что эксперты оценивают реальный внешний долг страны по бондам примерно в 60-62 млрд. долларов — без учета купонных процентов.

Кроме бондов, у Венесуэлы есть большие долги по соглашениям типа «кэш в обмен на нефть». В обмен на полученные деньги Венесуэла обязалась поставлять нефть, которая бы засчитывалась по рыночной цене в счет долга и процентов по нему.

Именно по такой сделке Роснефть перечислила PDVSA в 2014–2017 годах 6 миллиардов долларов. Но эта сумма меркнет перед вложениями Китая. На протяжении многих лет Китай охотно кредитовал Чавеса и Мадуро, и сейчас Венесуэла должна Китаю примерно 50 миллиардов долларов. Эти деньги также должны быть погашены поставками нефти.

Впрочем, Китай прекратил вкладывать деньги в Венесуэлу еще несколько лет назад из-за задержек в поставках и прочих разногласий. На место Китая тут же пришла Россия.

Самое интересное состоит в том, что для кредитования венесуэльцев Роснефть использовала деньги, полученные от китайцев по такой же именно схеме — напомним, что в 2014 году Китай предоставил Роснефти кредит 35 миллиардов долларов, который российская компания должна погашать поставками нефти.

Существуют также и межправительственные соглашения, по которым кредитовалась Венесуэла. Так, в 2006 году Россия предоставила ей кредитную линию на 4 миллиарда долларов на закупку вооружений.

Объективно говоря, общая сумма задолженности Венесуэлы не так уж велика для страны, обладающей самыми крупными в мире запасами нефти. Но годы разрушительного для экономики «чавизма» привели к тому, что эти долги стали неподъемными.

Платит ли Венесуэла по текущим долгам?

К чести Мадуро надо отметить, что он прилагает все усилия для того, что бы выполнять обязательства по выплате долгов по облигациям. При этом без колебаний в жертву приносятся социальные программы, инфраструктурные расходы и закупки продовольствия и лекарств за границей.

В начале этого года Венесуэла должным образом заплатила около 4 млрд. долларов по бондам с истекающим сроком погашения, использовав для этого собственные валютные резервы, выручку от продажи новых бондов, а также один миллиард долларов, взятый в кредит у Роснефти.

Этот платеж, доказывающий усердие Мадуро, приободрил инвесторов, и курс венесуэльских облигаций сильно скакнул вверх. Таким образом, от щедрости Роснефти во многом зависело (и зависит) благополучие многочисленных держателей венесуэльских облигаций.

Поставки нефти кредиторам по сделкам «кеш за нефть» в самом деле осуществляются, но, как сообщил в начале этого года Reuters (получивший каким-то образом доступ к внутренней документации PDVSA), график поставок отстает от первоначального плана на много месяцев.

По другим международным обязательствам правительство Венесуэлы не так щепетильно. Так, в июне этого года стало известно о том, что Венесуэла просрочила России платеж в 1 млрд. долларов по уже дважды реструктурированному кредиту на покупку вооружений.

Сколько Венесуэле нужно заплатить в ближайшее время?

Если не принимать в расчет долгов китайцам и русским, которые вряд ли объявят дефолт Венесуэле, то стране предстоит выплатить 3,8 миллиардов долларов в конце этого года, около 8 миллиардов долларов в 2018 году, и около 9 миллиардов долларов в 2019 году.

Сколько Венесуэла сейчас зарабатывает валюты?

В настоящее время Венесуэла производит около 2,1 млн. баррелей нефти в день. В 2010 году страна добывала почти 3 млн. баррелей, но плохое управление компанией PDVSA, снижение капвложений и неоплата долгов подрядчикам (например, Halliburton и Baker Hughes) привели к тому, что добыча в стране неуклонно падает уже несколько лет.

Из добываемых в настоящее время 2,1 млн. баррелей примерно 0,5 млн. направляется на внутренний рынок, где в духе «чавизма» раздается населению почти бесплатно.

Еще около 100 тыс. баррелей (по информации 2016 года) направляется на льготных условиях по бартеру бедным латиноамериканским странам вроде Кубы в рамках Соглашения об энергетическом сотрудничестве.

На погашение задолженности китайцам направляется 500 тыс. баррелей нефти — четвертая часть всей добычи.

Некоторая часть нефти направляется и в Роснефть. Согласно Reuters, российская компания получает примерно 200 тыс. баррелей в день, но какая часть из них идет на погашение задолженности, а какая просто перепродается через их торговую фирму — непонятно.

Итак, после всех этих вычетов в распоряжении венесуэльцев остается около одного миллиона баррелей в день нефти, которую можно отправить на экспорт. При нынешних ценах этот объем является эквивалентом чистой годовой выручки примерно в 15–16 миллиардов долларов.

Однако Венесуэла должна тратить валюту на импорт, от которого она довольно сильно зависит, в том числе и для закупок лекарств и продовольствия. Хотя общий объем импорта упал в три раза по сравнению с 2011 годом, а в стране введен режим строгой экономии, все же в 2016 году за границей было закуплено товаров на 18 миллиардов долларов.

Таким образом, Венесуэла в валюте не зарабатывает ничего. Это подтверждается банковской статистикой — в 2016 году текущий счет внешнего баланса (то есть, грубо говоря, сколько денег по текущим операциям в страну пришло минус сколько ушло, исключая привлечение и погашение финансирования и инвестиции) был отрицательным и составил минус 7 миллиардов долларов.

Это означает, что в дополнение к долгам Венесуэла должна изыскивать доллары на погашение и этого дефицита. Финансовое положение страны продолжает ухудшаться.

Правда, у Венесуэлы еще есть и запасы иностранной валюты — собственные иностранные резервы. Но они неуклонно тают и в настоящее время составляют около 10 млрд. долларов, в то время как в начале 2016 их было 20 млрд. долларов, а в начале 2012 — более 30 млрд.

Объявит ли Венесуэла дефолт?

Венесуэла не может в нынешних условиях обслуживать свой долг за счет текущих операций. Если ситуация с ценами на нефть, или хотя бы с уровнем добычи радикально не изменится в ближайшие несколько лет, дефолт будет неизбежен. Кстати, стоимость кредитных дефолтных свопов (CDS) на венесуэльские обязательства предполагает, что существует 95% вероятность дефолта в течение 5 лет.

Президент Мадуро ставит своей целью любой ценой избежать объявления неплатежеспособности, которое может привести к потере Венесуэлой своей нефтяной индустрии. В ближайшее время может быть предпринят ряд мер, которые дадут возможность стране оставаться на плаву.

Скорее всего, будет достигнута договоренность о реструктуризации облигаций. В настоящее время венесуэльские бонды продаются на рынке по цене 40–50 центов за доллар, что уже предполагает, что либо в ближайшие несколько лет будет осуществлен дефолт, либо будет проведена реструктуризация. Юридические условия выпуска бондов довольно благоприятны для осуществления такой реструктуризации — в них нет требования единогласного решения кредиторов. Такого рода реструктуризация уже проводилась несколько раз в отношении части бондов.

Кроме того, у Мадуро еще остались уже упомянутые резервы валюты в 10 млрд, которые худо-бедно могут обеспечить оплату части обязательств. Правда, некоторые считают, что большую часть этих резервов занимает золото, которое к тому же заложено кредиторам, но хотя бы несколько миллиардов из этого источника можно выжать.

Мадуро также может начать распродавать активы, например, доли в каких-нибудь месторождениях, или, скажем, в принадлежащей PDVSA американской нефтеперерабатывающей компании CITGO.

В краткосрочной перспективе — на горизонте одного или двух лет — Венесуэла еще более-менее будет в состоянии погашать свои долги. Однако в более отдаленной перспективе это станет невозможным. Для предотвращения дефолта потребуется либо резкое повышение цен на нефть, либо какие-то новые источники погашения. Например, Россия.

С другой стороны, если рассматривать совсем уже отдаленное будущее, то страна с 300 млрд. баррелей нефти в земле рано или поздно опять начнет успешно добывать и продавать эти свои богатства — скорее всего уже после смены текущего режима — и у нее снова появятся деньги. Другой вопрос, когда именно это произойдет, и захотят ли новые власти признавать все долги старого режима.

Каково положение России и российских компаний в Венесуэле?

Деятельность России и Роснефти в Венесуэле на самом деле не является такой нелогичной и хаотичной, как может показаться.

Роснефть уже начинает получать венесуэльскую нефть в оплату за авансы, правда, медленнее, чем об этом было первоначально договорено. Через Роснефть в настоящее время проходит примерно 200 тыс. баррелей в день.

Если предположить, что половина от этих объемов идет на погашение аванса, то примерно через 3–4 года долг PDVSA в 6 миллиардов долларов будет погашен. Неизвестно, правда, есть ли у венесуэльцев эти несколько лет в запасе до вероятного дефолта.

Часть задолженности перед Роснефтью, размером в 1,5 млрд долларов, обеспечена правом залога на 49,9% акций американской дочки PDVSA — довольно крупной нефтеперерабатывающей компании CITGO.

Однако с CITGO получилось не очень хорошо — оказалось, что на эту компанию уже давно «точат зубы» ConocoPhillips и канадская золотодобывающая компания Crystallex, которые хотят отобрать её у PDVSA через американские суды как компенсацию за их активы, ранее национализированные в Венесуэле. Узнав о появлении права залога, эти две компании подали в суд также и на Роснефть, обвинив её в мошенничестве.

Недавно руководитель PDVSA фактически признался, что право залога было передано Роснефти именно с целью «насолить» американцам. Непонятно, известны ли были Роснефти все эти задумки, или венесуэльцы просто подставили русских.

В любом случае, учитывая политическую ситуацию в США, маловероятно, что Роснефти дадут возможность реализовать право залога. Сейчас российская компания ведет с Венесуэлой переговоры о том, чтобы поменять право залога на CITGO на право участия в некоторых нефтедобывающих проектах в Венесуэле.

Кроме того, появились сведения, что сейчас Венесуэла предлагает Роснефти долю участия в девяти своих самых продуктивных месторождениях — в обмен на новые суммы денег и кредитов. Так, например, россиянам предложили 10% участия в Petropiar — гигантском проекте добычи сверхтяжелой нефти в бассейне Ориноко, в котором, кстати, еще 30% принадлежат американской Chevron.

Без информации о конкретных цифрах и условиях трудно сказать, насколько выгодно участие в таких проектах. С одной стороны, понятно желание как-нибудь закрепиться в стране с самыми большими запасами нефти. К Роснефти сейчас в Венесуэле относятся неплохо, надеясь на их деньги. В отличие от китайцев, к которым охладели после того, как те отказались раскошеливаться и дальше.

С другой стороны, вложения в такую беспокойную страну весьма рискованны. Если резко не увеличатся цены на нефть — для чего пока нет никаких предпосылок — Венесуэла будет вынуждена объявить свою неплатежеспособность максимум через два-три года.

Даже если дефолт и не будет объявлен, существует еще и довольно большой юридический риск, связанный с вложениями в режим Мадуро. Если нынешний режим падет, многие сделки, которые он заключал, могут быть впоследствии признаны недействительными.

Дело в том, что парламент страны — Национальная Ассамблея — в настоящее время находится в оппозиции президенту. Все крупные сделки, связанные с нефтяной отраслью, должны быть одобрены парламентом. Сделки, которые заключались без надлежащего одобрения парламента, могут быть оспорены.

Чтобы обойтись без этой помехи, Мадуро создал новый парламент, так называемую Конституционную ассамблею, которая должна поменять государственное устройство страны. Выборы в эту ассамблею прошли в июле 2017 года, и на них победили сторонники Мадуро. По сложившемуся мнению эти выборы были фальсифицированы и, стало быть, сама эта новая ассамблея нелегитимна. Любые обязательства Венесуэлы, санкционированные этим органом, в будущем могут быть признаны недействительными.

Кроме того, не совсем понятна сама цель всего этого венесуэльского проекта с участием российского государства и Роснефти. Если это типично деловой проект, направленный на усиление позиций российской нефтяной отрасли с целью увеличения добычи и прибыли, то тогда риски здесь могут быть несоизмеримыми с возможными доходами, а вероятность потери миллиардов долларов слишком высокой.

Если же это чисто политический проект, то тогда тоже не понятно, на какие дивиденды тут можно рассчитывать. У России нет такого мотива и такого мощного оружия, каким была у СССР идеология коммунизма. Никто не питает иллюзий, что венесуэльцам от России нужно что-то еще, кроме денег.

Даже китайцы, с их глубокими карманами и ненасытным аппетитом к ресурсам третьего мира, отошли в сторону. Неясно, имеет ли смысл крупнейшей нефтяной компании и крупнейшему налогоплательщику России ввязываться в такие проекты, от которых, возможно, уклонился бы самый рисковый и неразборчивый хедж-фонд.

neftianka.ru

 

Прогноз ценовых колебаний с 21 по 25 августа 2017 читайте здесь.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Экспорт нефти в Ираке продолжает сокращаться
Объемы нефти, транспортируемые по трубопроводу в порт Ceyhan за неделю упали с 225,000 баррелей в день до 196,000 баррелей в день. Причем, до конфликта с Курдами, нормальный показатель транспортируемой по трубопроводу нефти достигал значения 600,000 баррелей в день.
ОПЕК намеревается продлить сделку до конца 2018 года
“Наша стратегия работает, и мы не видим смысла прекращать делать то, что приносит результаты”, — заявил Barkindo.