Казахстан, Китай и очень много нефти…

19 января 2009, 08:45

Отношения государств, или если быть точнее, государственных образований на территории Центральной Азии и Китая, имеют довольно долгую историю, суть которой заключается во взаимозависимости двух регионов друг от друга. Можно начать ее еще со времен существования всем известного Великого Шелкового Пути, когда Великая степь была главным связующим звеном между тогда еще Древним Китаем и древними цивилизациями на Западе. Тогда основными предметами купли-продажи были в первую очередь шелк, а уже потом чай, фарфор, специи и т.д. Китай предоставлял на продажу вышеперечисленные товары, а взамен получал золото, серебро, скакунов. В те столь далекие времена формирование исторического пространства шло с Востока на Запад.
Что же представляет из себя ситуация, сложившаяся после распада СССР? Что изменилось? Изменилось многое, шелка сменили углеводороды, которые теперь во всем объеме могут предложить государства Центральноазиатского региона Китаю, но суть осталась прежней, правда теперь Китай платит деньги, а взамен получает столь необходимые ему энергоресурсы, как например нефть — то же своего рода «черное золото». Как и в II в. до н.э. инициатором начала дипломатических отношений стал Китай. Рассмотрим подробнее историю взаимоотношений китайского государства и Казахстана. Уже 3 января 1992 года, всего через месяц после провозглашения независимости Республики Казахстан (16 декабря 1991), китайская делегация посетила Казахстан для установления с ним дипломатических отношений. Что же касается соглашения о границах, то оно было достигнуто в три этапа (апрель 1994, сентябрь 1997 и июль 1998 гг.), и в итоге общая протяженность совместной государственной границы составила 1700 км. Не раз главы двух государств наносили друг другу официальные дипломатические визиты. С тех пор достигнут значительный прогресс во многих направлениях сотрудничества, особенно в торговой и энергетической сферах.
Зачем же Китаю нужно столь активное сотрудничество с Казахстаном? Во-первых, Казахстан непосредственный сосед Китая, и общая граница двух государств довольно неспокойна, я имею в виду в первую очередь проблему уйгуров, которая доставляет Китаю поводы для волнения уже долгое время. Но самый главный интерес в Казахстане для китайского государства конечно заключается в его энергоресурсах, прежде всего это нефть и газ. Как известно, Китай второй в мире потребитель сырой нефти в мире после США (в 2003 году Китай сместил Японию с почетного второго места). Ясно, что его потребности в энергоресурсах будут постоянно расти (как полагают некоторые эксперты к 2009 г. спрос на нефть в Китае достигнет более 800 тыс. баррелей в день). Очевидно, что пока основным продуктом для производства энергии является уголь (70% на 2005 г.), но китайская сторона прекрасно понимает, что на одном угле далеко не уедешь, поэтому она вынуждена использовать в своем производстве немалое количество нефти (21% на 2005 г.) и в меньшей степени газа (3% на 2005 г.).
Хотя в настоящее время им уже начинает не хватать и нефти, поэтому в результате долгих переговоров было достигнуто соглашение, в результате которого в августе 2007 года началось строительство газопровода, которое будет пролегать через территории Туркменистана, Узбекистана, Казахстана и Китая. Начиная с 2009 года, Туркмения обязуется ежегодно в течение 30 лет поставлять в Китай 30 млрд. кубометров природного газа.
Своих же возможностей для покрытия нужд у Китая с каждым годом становится все меньше и меньше. Собственная добыча КНР составляет около 1173 млн. тонн в год, т.е. 87%. Опять-таки в связи с истощением месторождений, как полагает ряд экспертов, настанет момент (есть мнение, что это будет уже в 2010 г.), когда импортом будет обеспечиваться более половины потребностей Китая в нефти. Разрыв между добычей и потреблением постоянно растет.
По данным на 2006 г. в Китай импортировалось 3,356 тысяч баррелей нефти в день. Учитывая постоянный экономический рост, по прогнозам китайских специалистов, к 2020 году потребность страны в импорте нефти достигнет 450 млн. тонн. К 2025 году прогнозный объём потребления нефти в КНР составит 710 млн. тонн в год. Также особый интерес представляет собой прогноз одного китайского эксперта, академика АН Китая Я. Лугуана: «Удельный вес нефтехимических энергоносителей в структуре энергопотребления в Китае снизится более чем с 90 процентов в настоящее время до 70 процентов в 2050 году, когда доля нетрадиционных энергоносителей достигнет 30 процентов. В настоящее время на уголь приходится около 70 процентов общего объема энергопотребления страны, в 2050 году этот показатель уменьшится до 40 процентов, наряду с этим повысится удельный вес природного газа, гидро- и атомной энергии. Доля нефти в структуре энергопотребления страны будет сохраняться на уровне 20 процентов, в 2050 году ее потребление превысит 800 млн. тонн, при этом годовое производство нефти составит около 200 млн. тонн, а уровень зависимости от импортных поставок достигнет 75 процентов».
Понятно, что перспектива только растущей зависимости Китая от импорта энергоносителей вызывает у китайского правительства оправданное беспокойство, связанное с рисками сбоя в международных поставках, хронической нестабильностью в регионах, экспортирующих энергоносители, и превратностями глобальной энергетической геополитики. Поэтому устойчивый и гарантированный импорт энергии по приемлемым ценам рассматривается правительством Китая как жизненно важное условие обеспечения дальнейшего развития страны, политической и социальной стабильности. В этой связи энергетический вопрос перешел из категории «низкой» (внутренней энергетической политики) в категорию «высокой политики» (политики национальной безопасности).
Кажется, что Китай готов импортировать нефть оттуда, откуда будет только возможно: это и страны Персидского залива, и африканские государства и конечно бывшие среднеазиатские республики СССР.
Чем же Китай так сильно привлек Казахстан? Про достоинства географического положения уже было сказано несколько слов. Теперь снова обратимся к цифрам, а именно к доказанным запасам нефти в Казахстане: по данным BP Statistical Review, на конец 2007 доказанные запасы составляют 39.828 миллиардов баррелей нефти, что же касается Oil & Gas Journal, то он дает немного более скромную оценку запасов — 30 миллиардов баррелей нефти. Но эти цифры просто ничто, по сравнению с тем, как оценивает свои запасы казахстанское правительство, это ни много ни мало 100 млрд. баррелей нефти. Что ж, цифры очень многообещающие, боюсь, правда, инвесторы больше будут верить данным, предоставленным BP, нежели Казахстаном, хотя мотив казахстанской стороны вполне оправдан — завышение цифр с точки зрения привлечения инвесторов. К слову об инвестициях. Во многом нефтедобывающая отрасль Казахстана существует благодаря иностранным инвестициям. Не исключение здесь и Китай, который ведет достаточно агрессивную инвестиционную политику. Чего только стоит покупка в октябре 2005 национальной китайской компанией China National Petroleum Corp (CNPC) активов казахстанской компании ПетроКазахстан. Если более детально, то 21 августа 2005 года Китайская Национальная Нефтегазовая Корпорация по разведке и разработке (далее — CNODC), 100%-ная дочерняя компания Китайской Национальной Нефтяной Корпорации (далее — «CNPC») через свою 100%-ную дочернюю компанию СНПС Интернэшнл Лтд. (далее — «CNPCI») заключила соглашение с «ПетроКазахстан Инк.», согласно которому CNPCI приобрела весь выпущенный уставный капитал «ПетроКазахстан Инк.». Сделка была завершена 26 октября 2005 года. В результате ее приобретения CNPCI «ПетроКазахстан Инк.» стала косвенной 100%-ной дочерней компанией CNODC. В соответствии с Законом Республики Казахстан «О недропользовании» 15 октября 2005 года CNODC через свою 100%-ную дочернюю компанию CNPCI заключила меморандум о взаимопонимании с АО «Национальная компания «КазМунайГаз» (далее — «КМГ»), согласно которому КМГ приобрело 33% акций «ПетроКазахстан Инк.». Сделка была завершена 5 июля 2006 года. В качестве части соглашений между CNPCI и КМГ 6 июля 2007 года КМГ приобрела 50%-ную долю владения в ПКОП на паритетных условиях. Компания примечательна тем, что владеет и управляет группой месторождений Кумколь, а также Шымкентским нефтеперерабатывающим заводом, расположенным близ города Шымкента.
Чтобы понять принципы поведения Китая на инвестиционном рынке Казахстана, стоит отдельно остановится на процессе покупки данной компании. Изначально за нее боролись три крупных игрока: Китай, Россия и Индия. Индийская компания предложила 400 млн. долл., в ответ CNPC, чтобы полностью разгромить своих соперников и выиграть сделку, предложила 4.8 млрд. долл., тем самым огородив себя от появления новых конкурентов.
Данный пример не единичен. Также у CNPC 85, 42% в «Актобемунайгазе», одной из крупнейших нефтяных компаний в Казахстане (эта сделка проводилась в два этапа: в июне 1997 CNPC выкупил 60,3% активов данной компании, в мае 2003 — еще 25,12%), включая лицензию на добычу углеводородов трех месторождений: Жанажол, Кенкияк-надсолевой, Кенкияк-подсолевой. Кроме того, компания приобрела лицензию и начала разведочные работы на Центральной территории Восточной части Прикаспийской впадины. Площадь данного блока- 3262 кв. км. Сумма, вложенная Китаем в этот проект за 7 лет, начиная с 1997 г. составляет свыше 1,5 млрд. долларов США. Во многом благодаря этому акционерное общество из убыточного предприятия превратилось в мощную, экономически эффективную компанию с прекрасной перспективой: в настоящее время АО «СНПС-Актобемунайгаз» по объемам добычи нефти занимает 4-е место среди нефтяных компаний Республики Казахстан, с растущим объемом нефтедобычи с 2,65 млн. до 5,90 млн. тонн с 1997 по 2006 гг. соответственно.
Но мало вкладывать деньги в разработку месторождений, необходимо доставить полученную нефть на свою территорию для дальнейшей переработки. Конечно, нефть это не газ, это жидкость, которая может перевозиться и по железной дороге, и по автомобильной трассе, и баржами и танкерами по воде. Но куда удобней, когда нефть поступает в точку А, а выходит уже в точке В, которая расположена на родной территории, я имею в виду нефтепровод. Одним словом, если есть нефтепровод, значит есть гарантия в бесперебойной доставке нефти, главное — чтобы было, чем ее заполнять.
Вот и наступила очередь «проекта века»: нефтепровода из Казахстана в Китай. Но прежде чем перейти непосредственно к нефтепроводу, необходимо сказать несколько слов о самом Казахстане. Сегодня (данные на 2007 г.) РК производит приблизительно 1.45 млн. баррелей нефти в день, потребляет — 250 тыс. баррелей в день и экспортирует 1.2 млн. баррелей в день. Как полагают эксперты, производство нефти в период 2008-2009 в среднем вырастет с 1.54 до 1.71 млн. баррелей в день соответственно. В число основных производителей входят Карачаганак (250,000 баррелей в день), Тенгиз (280,000), уже упоминаемый СНПС-Актобемунайгаз (120,000), Узенмунайгаз (135,000), Мангистаумунайгаз (115,000) и наконец Кумколь (70,000). Как видно, общее производство вышеперечисленных компаний насчитывает около 1 млн. барр/д. (или же 70%).
Еще раз отмечу, что во многом ростом нефтедобывающей промышленности Казахстан обязан иностранным инвестициям.
Немаловажно знать позицию официального Казахстана, в данном случае министра энергетики и минеральных ресурсов РК (на 29.01.2007) Бактыкожа Измухамбетова: «Что касается доли китайских компаний, то должен вас заверить, что она составляет менее 10 процентов от нефтяных запасов нашей страны. Более того, увеличение доли той или иной зарубежной страны в разработке месторождений республики, например России или Китая, контролируется на государственном уровне. У нас есть закон о недрах и недропользовании, где расписано такое понятие, как концентрация прав. В соответствии с этим мы рассматриваем долю или объем одной страны или компании… Порогового значения не существует. Есть экономические расчеты, но они не предназначены для печати». Как мы видим, Казахстан открыт для инвестиций, но с ограничениями.
Наконец, можно перейти непосредственно к нефтепроводу «Атасу-Алашанькоу». Идея о строительстве нефтепровода из Казахстана в Китай возникла еще в 1997, когда было подписано соглашение между CNPC и Министерством энергетики и минеральных ресурсов РК, которое определяло общую концепцию проекта и путь, от Атырау на побережье Каспийского моря до Алашанькоу в китайском северо-западном Синьцзян-Уйгурский автономном районе. В 1999 году в межправительственном соглашении между Китаем и Казахстаном по кооперации в нефтяном и газовом секторе было четко определено, что CNPC отвечает за строительство нефтепровода и его финансирование, а Казахстан в свою очередь обязуется предоставить определенные территории для сооружения нефтепровода, а также гарантировать безопасность нефтепроводу и стабильный режим экспорта нефти и импорта оборудования.
Первая стадия строительства была завершена в 2004 году, и с этих пор нефть поступала из г. Актобе в Атырау. Этот сегмент нефтепровода (449 км, объемом в 240 килобар (12 мегатонн) в день) был реверсирован, когда завершилось строительство основной части нефтепровода.
По словам представителей КазМунайГаз, «ввод в эксплуатацию нефтепровода «Атасу-Алашанькоу» стал одним из важнейших событий 2006 года, значительным этапом реализации стратегии многовекторности систем транспортировки нефти и обеспечил нефтяным компаниям надежное и экономически эффективное направление поставок нефти на перспективный и быстрорастущий рынок Китая». Данный проект реализован ТОО «Казахстанско-Китайский Трубопровод» — совместным предприятием, созданным на паритетной основе (с долями участия по 50%) АО «КазТрансОйл» и CNODC, дочерним предприятием Китайской национальной компании CNPC.
В целях обеспечения надежного и бесперебойного приема и транспортировки нефти по системе «Атасу — Алашанькоу» АО «КазТрансОйл» провело ряд мероприятий по модернизации и реконструкции объектов Восточного филиала на участке «Прииртышск — Атасу», «Каракоин — Атасу» и непосредственно самой ГНПС «Атасу», являющейся головной нефтеперекачивающей станцией нефтепровода «Атасу-Алашанькоу».
По нефтепроводу «Атасу-Алашанькоу» в Китай поставляется нефть с месторождений Центрального Казахстана. Также возможны поставки нефти из западных регионов Казахстана, для чего в Атасу построена сливная эстакада для приема нефти с железнодорожных цистерн и дальнейшей ее перевалки в трубопровод «Атасу-Алашанькоу».
Строительство первого участка началось в конце сентября 2004 г. и закончилось ровно в срок, 16 декабря 2006 г. 15 декабря, в поселке Атасу Жана-Аркинского района Карагандинской области был торжественно произведен запуск трубопровода Атасу-Алашанькоу. Кнопку на главном диспетчерском пункте АО «КазТрансОйл» в Астане, откуда контролируется работа магистральных нефтепроводов, торжественно нажал президент республики Нурсултан Назарбаев. И с этого момента начал заполняться казахстано-китайский трубопровод Атасу-Алашанькоу. В связи с этим не могу не процитировать слова Президента РК Нурсултана Назарбаева в сей торжественный момент: «Мы с председателем Ху Цзинь Тао в мае 2004 года договорились о начале строительства этого трубопровода. Когда в 1997 году мы повели речь о большом казахстано-китайском трубопроводе, мало кто верил в реалистичность замысла. И вот сегодня все стали свидетелями того, что две трети «большой трубы» из Западного Казахстана в Северный Китай уже построены. Мы запускаем трубопровод объемом капиталовложений 800 миллионов долларов, при этом создано 4,5 тысячи рабочих мест. Это очень важно, потому что Казахстан стремится диверсифицировать направления, по которым нефть и газ пойдут на внешние рынки. Атасу-Алашанькоу — второе звено, протяженностью около тысячи километров нефтепроводного проекта. Первый, Атырау-Кенкияк, был построен весной 2003 года. Осталось соединить Кенкияк и Кумколь, и стальная нитка нефтепровода свяжет прикаспийские месторождения с активно развивающимся китайским рынком». Китая же сырая нефть достигла 29 июля 2006 г. и далее была перекачана в нефтеперегонный завод в Душаньцы.
Труба была заложена на трехметровой глубине. Протяженность казахско-китайского нефтепровода составляет 962,2 километра, диаметр трубы — 813 миллиметров. На первом этапе пропускная способность нефтепровода составит 10 миллионов тонн нефти в год (200 тыс. баррелей в год). На конец 2006 г. в Поднебесную было перекачано 1 миллион 788 тысяч тонн нефти, что на 616 тысяч тонн больше, чем предполагалось по первоначальному плану.
Завершающим этапом строительства «проекта века» должно стать строительство участка Кенкияк-Кумколь. Согласно межправительственному соглашению это строительство началось 11 декабря 2007 года, завершится же оно должно к октябрю 2009 г., время покажет, закончится ли это сооружение в срок. Протяженность нового участка должна составить 761 км, он должен будет соединить два первых участка, что теоретически должно удвоить пропускную способность до 400 тыс. баррелей нефти в год, цена же составит 1 млрд. долл. США. По словам Б.Измухамбетова, постройка этого участка несет в себе некоторые трудности: «если первый этап мы завершили за один год, то на второй участок времени понадобится больше. Там был один проект и одна труба. Здесь надо проводить реконструкцию, ремонт старых нефтепроводов, строительство новых. А на все это надо время».
Как сообщает OILRU.COM, за 2007 Казахстан экспортировал в Китай 85 тыс. баррелей нефти. Для сравнения масштабов транспортировки нефти Казахстаном приведу остальные цифры:
— 408,000 тыс. баррелей в день нефти на север через Российскую нефтетрубопроводную систему, а также железную дорогу;
— 620 тыс. баррелей нефти в день на запад через Каспийский Трубопроводный Консорциум (КТК);
— 70-80 тыс. баррелей нефти в день на юг по своп-соглашению с Ираном.
Итак, за 2007 общий объем экспорта нефти Казахстаном составил 1,2 млн. баррелей нефти в день. Как видно, китайское направление не является приоритетным направлением для Казахстана, даже в сфере экспорта нефти РК продолжает проводить свою многовекторную внешнюю политику. Дополню, что совсем недавно Казахстан пустил нефть и по Баку-Тбилиси-Джейхан.
Главный вопрос заключается в другом, сможет ли Казахстан продолжать наполнять нефтью трубы в том же объеме продолжительное время, я не говорю уже и про постоянное увеличение поставок. Даже сейчас Китаю (я не говорю про другие нефтепроводы) недостаточны те объемы нефти, которые им поставляет Казахстан. Поэтому по системе Атасу-Алашанькоу с 2007 г. идет и российская нефть из Западной Сибири по нефтепроводу Омск-Павлодар, таких компаний как Роснефть, Газпромнефть и ТНК-ВР. По словам министра промышленности и энергетики России Виктора Христенко, с 2008 года Россия начнет транзит российской нефти через территорию Казахстана в Китай в объеме до 5 млн. тонн в год.
Китай заинтересован не только в энергоресурсах Казахстана, но и всех центрально-азиатских республик. Опасность для этого региона заключается в следующем: он попадает в сферу интересов таких крупных держав, как Россия, Китай и США, да и азиатские и европейские государства проявляют немалый интерес. В чем же опасность сложившейся ситуации для России? Все очень просто — в попытке строительства новых трубопроводов в обход России, для поставки энергоресурсов непосредственно заинтересованным сторонам без вмешательства российской стороны и не через ее территории. Думаю, нет смысла объяснять, чем грозит это России, которая во многом живет за счет транзита энергоресурсов через свою территорию.
США же в таком активном проникновении Китая в регион видят прямую угрозу для себя, ведь как мы помним, все же Соединенные Штаты являются первым потребителем энергоресурсов в мире, и вряд ли их «аппетиты» уменьшаться. На Каспийский регион США возложены большие надежды (даже по запасам энергоресурсов тот же Казахстан находится на 13 месте в мире и на 2 месте среди стран СНГ), и лишний крупный игрок мало того что может оказаться не на руку, но и не по зубам Штатам.
Китай понятно все устраивает, он тихонько продолжает гнуть свою линию и пока делает это вполне успешно.
Что касается Казахстана, то здесь ситуация не однозначна. Понятно, что по большей части страна живет за счет экспорта своих энергоресурсов, а добывающая промышленность, в свою очередь, развивается за счет иностранных инвестиций. Казахстану нужно постоянно добывать углеводороды, чтобы потом их продавать. Но, увы, все углеводородные месторождения исчерпаемы, а в связи с постоянным ростом энергопотребления нужно больше добывать (надежды на увеличение добычи Казахстан очень связывает с месторождением Кашаган, сроки промышленной эксплуатации которого постоянно откладываются). Под силу ли это Казахстану? Хочется верить, что да. Да и присутствие такого количества иностранных инвесторов не может не напрягать руководство РК, в связи с чем государство пытается по максимуму контролировать данную сферу производства.
Об этом пишет www.iamik.ru со ссылкой на ИАЦ МГУ.
Нефтепродукты на eOil.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Оптовые цены на бензин снизились после запроса антимонопольной службы
Бензин и авиакеросин начали резко дешеветь на товарной бирже после писем ФАС в адрес нефтяных компаний с просьбой обосновать цены на топливо.
Взрыв на газовом хабе в Австрии (Видео)
По предварительным данным, один человек погиб и около 60 пострадали, в том числе 18 тяжело. Прерваны поставки в направлении Италии, Венгрии, Словении.