Чтобы не платить

26 мая 2015, 17:20
799911350

Установка последней секции трубопровода Ашкелон-Эйлат, 1969. © Daniel Rosenblum / Starfot

Широко известен тот факт, что, не смотря на все успехи переговоров по иранской ядерной проблеме есть как минимум одно государство, которое готово на британский флаг порваться, лишь бы не допустить «реабилитации» Ирана. Речь об Израиле. Заявлениям израильского руководства и гастрольным поездкам по парламентам и сенатам  «цивилизованного» мира в надежде сохранить status quo Ирана, как международного парии, несть числа. Почему? Зачем? Разве политическая стабильность на ближнем востоке не в интересах Израиля? Оказывается, не совсем, когда дело доходит до денег. О деньгах мы и поговорим.

В 1968 году тогда еще шахский Иран и Израиль договорились о транспортировке иранской нефти через территорию Израиля европейским потребителям из Красного моря в Средиземное по трубопроводу, минуя Суэцкий канал. Для этой цели было основано совместное предприятие трубопроводная компания Эйлат—Ашкелон (EAPC). С одной стороны в партнерство вошел Израиль, с другой — Национальная иранская нефтяная компания (NIOC). В ведении компании был собственно трубопровод, нефтеналивные терминалы и нефтехранилища.

Для исполнения соглашения о транспортировке собственно нефти в Израиль NIOC зарегистрировала в Лихтенштейне компанию «Fimarco», а Израиль компанию «Tao» в Панаме. Их совместное предприятие, «Frigate», также зарегистрированное в Лихтенштейне, и занималось непосредственно транспортировкой.

Все шло хорошо, пока в Иране не сменился режим, и, в 1979 году, всякая совместная деятельность прекратилась. Однако, к этому моменту компания «Frigate» успела поставить авансом компании «Tao» 14,75 млн кубометров иранской нефти, средства за которую, в размере 450 млн долларов, причитавшиеся NIOC, выплачены не были.

19 мая 2015 года Информационное агентство исламской республики Иран со ссылкой на Центр по правовым вопросам аппарата президента Исламской Республики сообщило, что в Швейцарии наконец принято судебное решение, в соответствии с которым компания «Tao» обязана выплатить NIOC сумму в размере 1,1 млрд долларов США — задолженность по контракту плюс проценты за прошедшие годы. Встречный иск компании «Tao» к NIOC, в котором утверждалось, что NIOC не соблюла все условия договора, судом отклонен.

Казалось бы, вопрос исчерпан и надо платить, но не тут-то было. На этот случай у Израиля запасен старый британский Акт о торговле с неприятелем (Trading with the Enemy Act) от 1939 года, принятый на вооружение израильской юстицией. В 2000 году «в неприятели» записали Иран, не смотря на то, что страны в состоянии войны не находятся (ни формально, ни фактически). Конечно, с точки зрения международного частного права этот Акт значения не имеет, тем более, что ни одна из компаний под юрисдикцию Израиля не попадает (Панама и Лихтенштейн). Однако это не помешало министру финансов Израиля заявить, что «безотносительно к существу дела в соответствии с Актом о торговле с неприятелем денежные переводы неприятелю запрещены. Это относится и к Иранской национальной нефтяной компании».

Логика министра финансов хорошо работала в эпоху международной изоляции Ирана, но сейчас, когда режим аятолл уже не столь одиозен, не держится за центрифуги и постепенно интегрируется в мировое сообщество, когда Европа принюхивается к иранскому газу, а США не прочь посотрудничать в борьбе с ИГИЛ, Израилю стоило бы с большим пониманием отнестись к требованиям Ирана. Тем более, что этот иск — не единственный. Всего Иран инициировал три арбитражных процесса, один из них, так называемый «большой арбитраж», по мнению авторитетного журнала Global Arbitration Review, может обойтись в 7 миллиардов долларов.

Большой арбитраж — еще одна неуклонно приближающаяся головная боль Израиля. В 1979 году, воспользовавшись революционными беспорядками в Иране, разрывом дипломатических отношений и воинственной риторикой аятолл Израиль «явочным порядком» экспроприировал долю Ирана в трубопроводе Эйлат—Ашкелон. При этом экспроприаторы не удосужились юридически обосновать этот рейдерский захват. Даже включение Ирана в пресловутый акт о торговле с врагами произошло лишь в два десятилетия спустя. Сам факт национализации компании не подтвержден до сих пор. Она произошла «де факто», а де юре, вероятно, только в этом году, что следует из оговорок нынешнего Главы израильской трубопроводной компании Эйлат-Ашкелон (EAPC) Йоси Пеледа. До 2015 года в скупых отчетах компании среди бенефициаров значились Израиль и «иностранная компания» или «третьи лица».

А меж тем, нефть, уже не иранская, все это время шла по трубопроводу и отгружалась на терминалах. Совокупные объемы прокачки растут, растут инфраструктурные проекты вокруг трубопровода, и вместе с ними растут требования Ирана к Израилю. В 1994 году Иран оценивал свою долю в EAPC в 800 миллионов долларов США. В 2013 юристы оценивали потенциал иска уже в 7 миллиардов.

В то же время Израиль не нашел ничего лучше, чем полностью засекретить любую информацию касательно компании мотивируя это вопросами «национальной безопасности» и «переговорными позициями в арбитраже». Интересы национальной безопасности в данном случае являются, скорее, интересами правящей верхушки и спецслужб Израиля. Фрагменты мозаики, которые дают возможность делать подобные выводы, можно извлечь из информации об иностранных дочерних обществах компании EAPC, которые вынуждены раскрывать данные в своих юрисдикциях. На этом основании Реальными управляющими (и, вероятно, бенефициарами)  EAPC является когорта отставных генералов и министров, чьи имена мало что скажут российскому читателю. Две наиболее интересные фигуры, до сих пор управляющие EAPC, это Ури Лубрани (Uri Lubrani) и бывший глава Моссад  Цви Цамир (Zvi Zamir). Оба играли ключевые роли в проекте Ирано-Израильского сотрудничества с самого начала. Лубрани как неофициальный посол в Тегеране, Цамир — как эмиссар при шахской тайной полиции Савак. Первому сейчас 88, второму — 89 лет, но они все еще остаются на плаву. В целом же концы операции «EAPC» спрятаны так, что схемотехникам из кооператива «Озеро» учиться и учиться.

Все это будет довольно сложно объяснить, когда Иран выйдет из-под санкций и потребует свою долю в трубопроводном гешефте. За все годы.

Удивительно, что народ, чье коммерческое чутье вошло в фольклор, готов рисковать миллионами и миллиардами пеней и процентов, лишь бы не идти на компромисс с Ираном, чья вина заключается только в воинственной риторике и приверженности операциям под прикрытием (в чем израильтяне тоже не зайчики).

Антисионистские заявления Тегерана нисколько не мешали Израилю поставлять в Иран оружие на 500 миллионов долларов во время ирано-иракской войны. Деньги не пахнут же. Получать деньги от Ирана можно, отдавать деньги Ирану нельзя. Прекрасная в своей дуалистичности логика.

neftianka.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
ОПЕК в ноябре выполнила сделку по сокращению добычи нефти на 121%
ОПЕК в ноябре снизила к октябрю 2017 года добычу нефти на 133,5 тысячи баррелей в сутки - до 32,448 миллиона баррелей в сутки, говорится в декабрьском докладе организации со ссылкой на данные вторичных источников.
Когда новый рекорд? Гадания рынка на криптогуще. (Видео)
Рынок гадает на тему того, где же тот максимум, который можно выжать из биткоина? Вероника Днепровская, ведущий специалист инвестиционного департамента "Альпари", расскажет подробнее.