Бурение по-своему

14 апреля 2016, 17:20

Кризис и падение нефтяных цен могут существенно изменить баланс на рынке нефтесервисных услуг. Пока он по большей части остается независимым и конкурентным, но уже есть компании, готовые включать сервисный бизнес в свой состав, чтобы обеспечивать собственные проекты. Основным приверженцем такого подхода является «Роснефть», которая активно скупает сервисные активы. В компании прогнозируют, что ее примеру могут в ближайшее время последовать и другие игроки.

АФК «Система» в 2016 году собирается активно наращивать инвестиции в нефтесервисный бизнес. Как сообщал вице-президент по финансам и инвестициям АФК Всеволод Розанов на Красноярском экономическом форуме, компания собирается увеличить инвестпрограмму со 135 млрд. руб. в 2015 году до 150 млрд руб. в 2016 году. При этом, по его словам, существенно вырастут вложения АФК в нефтесервис («Таргин»; предоставляет услуги в области бурения, ремонта скважин, производства нефтепромыслового оборудования и механосервиса) и лесной бизнес (Segezha Group). «Это две отрасли, в которых мы видим серьезный потенциал роста»,— отметил господин Розанов.

«Система» не единственная компания, которая находит необходимым развивать нефтесервисный бизнес. О том, что игрокам нефтяного рынка может стать интересна покупка собственных буровых и обслуживающих мощностей, в середине февраля говорил глава «Роснефти» Игорь Сечин. Эта компания фактически единственная в нефтегазовом секторе активно наращивает сервисные мощности. Вторым крупным игроком на российском рынке, обеспеченным своими мощностями по обслуживанию скважин и бурению, является «Сургутнефтегаз».

Как считает глава «Роснефти», изменения ценовой конъюнктуры и баланса спроса и предложения могут подтолкнуть нефтекомпании к развитию собственного нефтесервиса. «Мы предполагаем, что в результате текущего кризиса сервисные компании будут находиться в зоне внимания крупных игроков на рынке»,— сказал он. Игорь Сечин объяснил, что сервисные компании «стали завышать цены, идя даже на определенный сговор». Поэтому «Роснефть» предпочла сформировать собственный сервисный блок.

К концу прошлого года структуре «Роснефти» «РН-Бурение» принадлежало около 240 буровых установок. Они покрывают около 40% потребностей нефтекомпании. К 2020 году «Роснефть» рассчитывает уже на 75-80% обеспечивать себя собственным сервисом и увеличить объемы бурения на 7-10% в год. В 2015 году компания сделала сразу две крупные покупки в нефтесервисном секторе. В начале августа «Роснефть» купила примерно за $400 млн нефтесервисные активы Weatherford International. В них входит восемь компаний, занимающихся бурением и ремонтом скважин в России и Венесуэле (сама Weatherford купила эти активы в 2009 году у ТНК-BP за $500 млн).

Тогда же «Роснефть» за $150 млн купила «Трайкан Велл Сервис» у нефтесервисной Trican Well Service Ltd. Компания оказывает в России услуги по использованию высокотехнологичных систем закачки с целью повышения нефтеотдачи пластов при разработке традиционных запасов нефти и газа. При этом компания продолжала переговоры о выкупе активов Trican Well Service Ltd в Казахстане. Но в конце февраля Trican Well Service сообщила, что обсуждение больше не ведется, так как рынок Казахстана по-прежнему пребывает в стагнации и операционная деятельность компании в этом регионе сопряжена с финансовыми трудностями. Источники поясняют, что с учетом низкого рынка слишком дешево продавать свои активы Trican Well Service не хотела.

Крупнейшим нефтесервисным бизнесом в России, готовым к продаже, является Eurasia Drilling Company (EDC). В начале прошлого года ее пыталась купить американская Schlumberger исходя из цены $22 за акцию. Компания хотела консолидировать 45,65% акций и получить пятилетний опцион на покупку оставшихся бумаг. Но сделку затормозили российские власти, и к концу сентября стало понятно, что она отменяется. После этого мажоритарные акционеры EDC (гендиректор Александр Джапаридзе — 30,2% — и Александр Путилов — 22,4%) решили самостоятельно выкупить компанию и вывести ее акции с рынка, сделав ее полностью частной. Это, как считают на рынке, упростит последующую продажу актива. Но пока очевидных претендентов на него нет, а крупнейшие российские нефтекомпании в разное время заявляли, что в сделке не заинтересованы, как и в покупке других сервисных мощностей.

Даже возможное снижение стоимости сервисных компаний на фоне кризиса пока не привлекает крупных игроков. В нефтекомпаниях «Ъ» заявили, что планов обзавестись собственными мощностями у них нет, так как они не считают это экономически эффективным. В условиях кризиса эти предприятия станут балластом и будут оттягивать средства от основных активов. Именно поэтому, говорят в нефтекомпаниях, почти все приняли решение вывести сервис за их пределы. К тому же, добавляют игроки нефтегазового сектора, одним из основных принципов рынка должна быть конкуренция. Когда сервисный бизнес является частью компании, его эффективность и качество работ могут снизиться. А конкуренция вынуждает независимые сервисные предприятия постоянно повышать качество работ и поддерживает в них готовность снижать ставки. При этом нефтекомпаниям не приходится платить за содержание мощностей, а надежные условия и гарантию выполнения работ могут обеспечить долгосрочные контракты.

Руководствуясь этими соображениями, НК начали больше десяти лет назад распродавать свои нефтесервисные активы. Первым это сделал ЛУКОЙЛ, в 2004 году продав «ЛУКОЙЛ-бурение» за $130 млн бизнесмену Александру Джапаридзе, который создал на его базе EDC. В 2010 году решение о выводе из своего состава сервисного блока приняла «Газпром нефть» (сделка завершилась в 2011 году). Следом за ней в 2012-2013 годах свой нефтесервис вместе с другими непрофильными активами продала «Башнефть» (именно эти активы сейчас развивает АФК «Система»). При этом «Башнефть» продолжает пользоваться услугами «Таргина» на рыночных условиях, в том числе по долгосрочным договорам. Как пояснили в компании, в ее составе остался только «неотъемлемый сервис» и менять эту систему компания не видит смысла. В «Газпром нефти» придерживаются той же позиции. Как говорил в конце прошлого года ее глава Александр Дюков, компания «в целом не готова инвестировать в нефтесервисный бизнес». Он уточнил, что речь может идти только о вложениях в высокотехнологичные компании.

В то же время на рынок в качестве владельцев нефтесервиса могут войти портфельные инвесторы. Например, в начале февраля Федеральная антимонопольная служба разрешила Газпромбанку приобрести 40% голосующих акций нефтесервисной компании «Инвестгеосервис». Она осуществляет полный цикл строительства нефтяных и газовых скважин любой сложности, конструкции и назначения (поисковых, разведочных, эксплуатационных), в том числе скважин с большим отходом от вертикали и многоствольных скважин. Основными заказчиками компании являются «Газпром нефть», НОВАТЭК и «Роснефть». Как отмечают источники, финансовые организации и фонды, а также крупные компании могут войти в капитал сервисных предприятий в критической ситуации. Например, когда речь будет идти о банкротстве.

Эксперты отмечают, что нынешняя структура рынка более эффективна, чем та, в которой каждая компания имела свой нефтесервис, работавший только на ее проектах. Но, говорят они, важно сбалансировать интересы обеих сторон. По мнению Алексея Кокина из «Уралсиба», если нефтяники будут пытаться максимально снизить цены на услуги подрядчиков, это может поставить подрядчиков на грань выживания, и они не смогут обновлять парк буровых. Со временем это может привести к дефициту оборудования и росту цен. В то же время резкий рост цен на подряды может снизить объем заказов со стороны НК.

kommersant.ru

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Турция вывезла все золото из хранилищ ФРС США
Ранее более 300 тонн золота из Штатов вывезла Германия
Министр энергетики ОАЭ: нужно, чтобы больше стран присоединились к сделке ОПЕК+
Необходимо, чтобы больше производителей присоединились к соглашению Организации стран-экспортеров нефти и её партнеров — говорит министр энергетики Объединенных Арабских Эмиратов Сухаил Мохаммед Аль Мазруи.