Рынки

Продавцы нефти сами готовы играть на понижение

23 октября 2014, 10:00
Недавнее резкое падение мировых цен на нефть, имеющее признаки биржевых спекуляций, тем не менее, показывает тектонические изменения самого понятия «нефтяной мир».
О таких глубинных изменениях говорит ряд фактов, с публикации которых недавнее падение сняло информационное табу.
Так, выяснилось, что Китай (второй потребитель нефти в мире) в сентябре сократил импорт из Саудовской Аравии на 2,7% до 4,74 млн. баррелей. При этом импорт из России вырос на 56,8%, а из Колумбии на 389,6%. Виной тому тот факт, что саудиты торговали свою нефть по $102,3 за баррель, а колумбийцы – по $94,56. Россия продавала свою лучшую восточносибирскую нефть (некоторые считают её лучшим сортом в мире) по $85,4. С учётом трубопроводных расходов, фактическая цена российской нефти оказалась ниже $80, что далеко от тех $100 за баррель, при которых якобы государственный бюджет РФ сохраняет устойчивость.

Позиция Китая здесь ясна: единый потребитель уже диктует цены внешним поставщикам. К слову, к этому пока лишь стремится ЕС, вводя в Европейской комиссии пост комиссара по энергетическому союзу.
С другой стороны, сентябрьский импорт Китаем показывает и другую глобальную тенденцию: поставщики явно готовы играть на понижение нефтяных цен. И здесь самое интересное заключается в том, какова реальная стоимость нефти. Пока она скрыта за флёром пропаганды и PR.
Так, одни источники указывают, что себестоимость американской сланцевой нефти (с рентабельностью 10%) на Eagle Ford составляет около $42 за баррель, на Bakken – порядка $65-70 за баррель. Канадские нефтеносные пески близкого залегания имеют экономический смысл при $60 за баррель.
Другие источники говорят, что полная себестоимость новых месторождений нефти выросла с ценового уровня в $75 (2012 год) до $80 за баррель (сейчас). В итоге если на долгий срок цена на сорт WTI опустится ниже $90, то развёртывание новых буровых установок потеряет всякий смысл, а без этого добыча из сланцев невозможна. При цене в $85 становятся убыточными 30% новых проектов, при $75% — 100%, а при $65-70 отрасли потребуются правительственные субсидии.
Также достаточно спекулятивны оценки эффективности нефтяных цен для главных стран-производителей. Так, считается, что при цене в $93 бюджет Саудовской Аравии станет дефицитным, при $85-90 ей придётся активно расходовать стратегические валютные резервы, а при $60 экономика королевства просто перестанет существовать. Другие источники полагают, что Оман и Кувейт будут иметь устойчивый бюджет при цене нефти в $75, Аравия при $90, Россия при $100, Ирак и Ливия при $110-115, Нигерия и Венесуэла — $120, Иран — $140.
Спекулятивность всех этих оценок очевидна, но факт остаётся фактом: нефтяной мир меняется, рынки перестраиваются, поставщики для сохранения рыночных долей готовы на демпинг.
При этом бюджет Азербайджана предлагается с ценой в $90 за баррель, но его анализ показывает, что устойчивым он останется даже при цене в $10 за баррель. Доходы от текущих продаж нефти сформируют лишь чуть более 10% планируемых на 2015 год расходов, а деньги для предполагаемого трансферта в государственный бюджет в Государственном нефтяном фонде Азербайджана (SOFAZ) уже есть.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное
Комментарии

Что происходит с нефтяной и газовой промышленностью Индонезии?
Крупнейшая экономика Юго-Восточной Азии сталкивается с сокращением доходов от нефти и неуклонным ростом импорта топлива. Соседние страны-конкуренты становятся более привлекательными для международных энергетических компаний.
Удержит ли Permian цены на нефть на уровне ниже $40?
Две ведущие аналитические фирмы пересмотрели свои прогнозы роста показателей производительности в регионе Permian.