Турецкие корабли блокируют буровую платформу у берегов Кипра
важное 13 февраля 2018, 13:00

Корабли ВМС Турции с пятницы блокируют буровую платформу итальянской компании ENI у берегов Кипра. По договору с кипрскими властями, она должна была изучить газовые месторождения в участке исключительной экономической зоны, расположенной на границе Республики Кипр и частично признанной Турецкой Республикой Северного Кипра (ТРСК). В возникшем конфликте задействовано сразу четыре страны — Кипр, его основной союзник Греция, Италия как инвестор и Турция. Ранее Анкара уже выражала недовольство газовыми разработками на кипрском шельфе, которые грозят подорвать ее геополитическое влияние. Но к столь активным мерам она перешла впервые.

Буровая платформа Saipem 12000 итальянской нефтегазовой компании ENI направлялась в третий участок исключительной экономической зоны Республики Кипр, расположенный практически на стыке между турецкой и греческой территориями. Напомним, что после вторжения турецкой армии в 1974 году на острове фактически существуют два государства — населенная преимущественно греками Республика Кипр, признаваемая подавляющим большинством государств мира, но не Анкарой, и ТРСК, признаваемая только Анкарой. Достичь места назначения итальянской платформе не дали — еще в пятницу ее остановили турецкие корабли, объяснив это «военными маневрами» по пути следования. «Судно благоразумно исполнило приказ и будет оставаться на месте до разрешения ситуации»,— сказал сразу после задержания агентству AP анонимный источник в компании.

Однако дальнейшее развитие событий показало, что истинной причиной остановки буровой платформы стали не военные маневры, а недовольство Анкары добычей газа кипрскими властями. Это стало ясно уже в воскресенье, когда с критикой «односторонних действий по добыче углеводородов в Восточном Средиземноморье» выступил МИД Турции. «Они (власти Республики Кипр.— “Ъ”) делают это (расследуют газовые месторождения на шельфе острова.— “Ъ”) вопреки неотъемлемому праву на природные ресурсы турок-киприотов — совладельцев острова,— говорится в заявлении ведомства.— Вследствие этого мы накануне зафиксировали, что существует намерение начать действия в третьем блоке так называемой исключительной экономической зоны греческой администрации Кипра».

Упомянули в Анкаре и сугубо политический, а не экономический вопрос — многолетние переговоры по объединению Кипра, которые из раза в раз заканчиваются провалом. По мнению турецкой стороны, именно «отношение греческой стороны, не избегающей безответственных рисков для безопасности и стабильности в Средиземноморье» служит «фундаментальной причиной неудачи переговоров по Кипру».

Реакция властей Кипра и его главного союзника — Греции последовала сразу же, но была достаточно мягкой. «С болью наблюдаем за действиями Турции,— заявил в воскресенье президент Кипра Никос Анастасиадис.— Правительство (Кипра.— “Ъ”) сохраняет спокойствие, чтобы избежать любого кризиса, делая при этом необходимые дипломатические шаги». МИД Греции, в свою очередь, заявил, что «провокационное поведение» Турции идет вразрез с ее планами по вступлению в Евросоюз. «Турция должна безоговорочно поддерживать добрососедские отношения и избегать любых источников конфликтов, угроз или действий, направленных против государств—членов (Евросоюза.— “Ъ”)»,— подтвердили в Еврокомиссии. Беспокойство из-за сложившейся ситуации ожидаемо выразил и итальянский МИД. В ведомстве уточнили, что «дипломатические шаги для разрешения ситуации принимаются через дипломатов на высшем уровне в Никосии и Анкаре».

По мнению живущего в Анкаре политолога, эксперта Российского совета по международным делам (РСМД) Тимура Ахметова, главная мотивация Турции — страх потерять статус главного европейского газового хаба. «Действия Турции нужно рассматривать в рамках общего подхода турецких властей к проблеме прокладки альтернативных газопроводов в восточном Средиземноморье,— считает эксперт.— Трехсторонний проект Израиля, Греции и Республики Кипр по строительству газопровода (его называют East Med — “Восточносредиземноморский”.— “Ъ”), объединяющего инфраструктуру этих стран, может представлять серьезную угрозу для геополитического влияния Анкары на Европу как хаба в региональной системе поставок энергоресурсов. Кроме того, на более локальном уровне проблема заключается в том, что участие Республики Кипр в подобных проектах легитимизирует односторонние действия греко-киприотских властей без участия турецкой общины острова. Это делает кипрскую проблему еще более трудноразрешимой».

Напомним, что Анкара, давно претендовавшая на статус крупного европейского хаба, получила такую возможность со строительством «Турецкого потока» — газопровода «Газпрома» из России в Турцию по дну Черного моря. Проект включает две нитки мощностью 15,75 млрд кубометров газа каждая. Первая из них предназначена для внутреннего рынка Турции, а по второй газ должен пойти в страны Южной и Юго-Восточной Европы. Помимо этого транзитом через территорию страны должен пройти и другой европейский газопровод — TANAP (от грузино-турецкой границы до западной границы Турции). Вместе с Трансадриатическим (TAP) он является частью проекта «Южный газовый коридор», который предусматривает транспортировку газа с азербайджанского месторождения «Шах-Дениз» в Европу. Таким образом, действительно возможна конкуренция на рынках Греции и Италии с газом, который может быть поставлен по газопроводу East Med с предполагаемой мощностью 12–16 млрд кубометров газа (запуск запланирован на 2025 год). Но она вряд ли будет существенной, с учетом того что первые два газопровода будут запущены намного раньше, а ресурсной базой для проекта должно стать кипрское месторождение «Афродита», на котором пока не подтверждена коммерческая эффективность добычи, и «Левиафан», с которого Израиль рассматривает два маршрута транспортировки газа. Один из них предполагает поставку транзитом через Турцию.

Всего на шельфе Восточного Средиземноморья известно четыре газовых месторождения: кипрская «Афродита» с запасами 127 млрд кубометров газа, израильские «Левиафан» и «Тамар» (620 и 200 млрд кубометров газа соответственно), а также египетское «Зохр» — 850 млрд кубометров. Россия участвует только в проекте «Зохр». «Роснефти» принадлежит 30% в концессионном соглашении с ENI на разработку этого месторождения, добыча началась в январе.

В 2012 году НОВАТЭК пытался в партнерстве с Total и Газпромбанком получить на тендере блок на шельфе Кипра, но тогда кипрские власти выбрали СП итальянской ENI и корейской Kogas. На прошлой неделе ENI вместе с Total сообщали об открытии на шельфе Кипра газового месторождения, подобного «Зохру», хотя до этого у компаний был разочаровывающий опыт на шельфе страны, где не удалось найти коммерческих запасов.

www.kommersant.ru

 

Читайте прогноз ценовых колебаний с 12 по 16 февраля 2018.

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Инфляция в России и западных странах (Видео)
Согласно отчёту Росстата, инфляция в России в январе составила 2,2%. Это рост цен за 12 месяцев: с января прошлого по январь нынешнего года.
Рекорд "Газпрома" и неожиданные траты ЕС (Видео)
"РусАл" выпустил финансовый отчет за прошлый год. Каковы результаты компании? "Газпром" установил новый рекорд.