Треть экономики вне зоны видимости. МВФ дал новые оценки теневого сектора в России
важное 07 февраля 2018, 11:34

Международный валютный фонд (МВФ) опубликовал работу, оценивающую размеры теневой экономики в 158 странах мира на основании развивавшихся в 2010–2017 годов новых методов ее оценки. Данные МВФ оценивают для России долю «тени», учитывающую, в отличие от большинства других методов, незаконный бизнес и ряд других аспектов, в 33,7% ВВП — это неожиданно высокий уровень, почти достигающий уровень стран Африки и превышающий оценки для всей Восточной Европы. Работа пока не подтверждает тренд на сокращение российской «тени» после 2014 года, хотя после 1998 и 2008 годов это, по данным МВФ, происходило.

Работа экономиста Леандро Медины из африканского департамента МВФ и Фридриха Шнейдера из Университета Кеплера (Линц), опубликованная в серии докладов МВФ Working Papers в конце января, является первым системным приложением развивавшихся в 2010–2017 годах (и стартовавших в основах в 1990-х годах) в экономической науке новых статметодов оценки теневой экономики. До 1990-х годов экономисты обычно оценивали «тень» (в разных определениях), основываясь на расхождениях в системе национальных счетов, в ряде случаев — менее точными методами, связанными с анализом рынка труда, энергопотребления, скорости обращения денег. В основу работы Медины и Шнейдера положены три относительно новых методики — модели MIMIC (позволяют учитывать несколько факторов и частично снять проблему «двойного счета» теневой экономики, которая сильно искажает оценки), спроса на денежном рынке (CDA) и «учета предсказанного значения» (Predictive Mean Matching, PMM). Для целей работы МВФ, который, возможно, будет пользоваться методикой как стандартной, провел микроисследования в странах Балтии, Польше, Белоруссии и Швеции, уточняющие методики.

Для России актуальность работы очень высока — оценки «тени» в РФ в разных определениях и по разным методикам имеют существенный разброс, от 23 до 40% ВВП, обычно в России при этом сложно учитывать масштаб теневой занятости и проблему «двойного счета» при уходе от налогов. Медина и Шнейдер рассматривают экономику РФ лишь как одну из 158 стран списка, никак не выделяя ее специфику,— это, видимо, повышает доверие к оценке, поскольку в работе она неожиданно высока. Средняя оценка «тени» в РФ в 1991–2015 годах (последняя дата оценки) — 38,42% ВВП, оценка на 2015 год — 33,7% ВВП.

Для европейской страны, в том числе Восточной Европы, это чрезвычайно высокое значение — аналогичные цифры в 2015 году работа дает в основном для относительно развитых стран Африки, Пакистана, в ЕС сходный уровень «тени» имеют лишь Румыния и Болгария, в более или менее развитых странах показатель находится в пределах от 7% до 15% ВВП (США, Нидерланды, Япония, Швейцария, Сингапур). При этом для части развитых стран методики дают необычно высокие оценки: сходный с РФ уровень «тени» отмечен для Тайваня, он высок в Южной Корее (24%, уровень страны ЕС с традиционно очень крупной «тенью» — Италией) и особенно в Таиланде (50%), напротив, во Вьетнаме «тень» вычисляется как очень низкая (18% ВВП). Показатели в таблицах работы Медины и Шнейдера часто противоречат интуитивным оценкам, но в достоверности этих оценок не приходится сомневаться — в целом авторы констатируют, что стандартные способы оценки «тени» ее обычно преувеличивают, по крайней мере, микроисследования Института свободного рынка Литвы, собиравшего для МВФ часть статистики в странах Балтии, показывают, что оценки модели MIMIC дают более согласованные с данными результаты, чем другие методы.

В случае с Россией интересны также оценки «тени» в динамике с 1991 года. По оценке авторов, рыночная экономика в РФ стартовала с показателя в 39,7% ВВП доли неформальной экономики — авторы использовали определения ОЭСР 2016 года, учитывающей в «ненаблюдаемых» секторах экономики, в том числе, незаконную активность (производство ВВП, приходящееся на чисто криминальную деятельность), «статистическое подполье» (законную, но не вычисляемую статистикой экономику), производство для собственных нужд домохозяйств, методы явно учитывают и «тень», созданную для ухода от налогов. Уровень «тени» почти монотонно рос до 48,7% в 1997 году, после кризиса 1998 года сократился до 40% в течение двух лет и до 2003 года стабилизировался на этом уровне, после чего падал до отметки в 32% ВВП к 2008 году. Кризис вновь вызвал всплеск доли «тени» в экономике, после чего она столь же эффективно сокращалась — наименьший показатель «тени» был зафиксирован в 2014 году, когда он составил 31%. Рост до нынешней трети экономики — практически такой же эффект, как и два последних кризиса: предположения о кризисе в «тени» в 2016–2017 годах работа не может ни опровергнуть, ни подтвердить, по этим годам у Медины и Шнейдера нет актуальных данных.

Основная неприятность оценок МВФ для «тени» экономики России заключается не в собственно самой оценке — она является практически среднемировым уровнем, а сверхнизкий уровень «тени» в ЕС и США отражает, в том числе, высокий уровень регуляторного давления на бизнес. Дело в том, что «недостающим звеном» в оценках для РФ, видимо, является масштаб налогового уклонения и «тени», связанной с коррупционным сектором и преступностью,— оценки «тени», вычисляемой по теневой занятости, энергопотреблению, для РФ обычно дают ее суммарные оценки в 20–25% ВВП. В какой-то степени это напоминает ситуацию в Италии в 1990–2000-х годах, как показывает историческая практика, борьба с такого типа «тенью», поддерживаемой традиционными укладами в экономике, обходится для экономики и политической сферы очень дорого.

www.kommersant.ru

 

Читайте прогноз ценовых колебаний с 5 по 9 февраля 2018.

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
Министр: Saudi Aramco сможет удовлетворить растущий спрос
Министр энергетики Саудовской Аравии Халид Аль-Фалих сообщил, что нефтяной гигант Saudi Aramco делает всё необходимое для того, чтобы удовлетворить растущий спрос на нефть.
Ни Ирану, ни США. Нефтяная стратегия Китая
КНР отказалась следовать требованиям Соединенных Штатов и полностью прекратить импорт иранской нефти.