Что и требовалось отказать
важное 04 мая 2018, 16:17

Запуск механизма исключения банковских клиентов-отказников из черного списка привел к новым проблемам. Чтобы не связываться с утомительным процессом реабилитации, банкиры стали все чаще отказывать клиентам, не передавая информацию в Росфинмониторинг. Однако самому клиенту никто не сообщает его статус. В результате выяснить, что происходит, можно только опытным путем, то есть попытавшись провести операцию или открыть счет в других банках. Если клиент в списке, то отказы будут следовать один за другим, причем проходить сложную процедуру реабилитации придется за каждый.

Механизм двухуровневой реабилитации клиентов, получивших отказ банка в обслуживании или проведении операции, для исключения их из черного списка полноценно заработал во второй половине апреля и сразу обернулся новыми сложностями. Отказники стали активно обращаться в банки с запросами на исключение из списка, чтобы в итоге дойти до межведомственной комиссии, организованной при ЦБ. Банки же придумали оригинальный способ снизить хлопоты вокруг подобных запросов. По словам собеседников “Ъ”, чтобы сталкиваться с реабилитацией как можно реже, особенно в отношении граждан, банкиры теперь предпочитают отказывать, не доводя дело до официального оформления включения в черный список через Росфинмониторинг. В результате и реабилитация не работает.

По сути, это своего рода «недоотказы», которые нигде не фиксируются, поскольку большинство клиентов-физлиц не настаивают на документальном закреплении. Банк имеет полное право не сообщать клиенту, что тот сделал неправильно и как исправить ситуацию, и пользуется этим, чтобы расстаться с подозрительным гражданином. В итоге, по словам участников рынка, в крупных банках с большой розницей доля полноценных отказов с сообщением в Росфинмониторинг сейчас не превышает 0,01% общего количества отказов.

«Проблема в том, что в крупных банках с развитой розницей выявление сомнительных трансакций происходит в автоматическом режиме,— рассказывает сопредседатель комитета по ПОД/ФТ Ассоциации российских банков Алексей Тимошкин.— И когда летом 2017 года ЦБ начал рассылать списки отказников, кредитные организации автоматом стали заносить всех сомнительных клиентов в эти списки». Это подтверждает и статистика, согласно которой список отказников за шесть месяцев 2017 года фактически утроился. Теперь многие клиенты обращаются за реабилитацией, но в банках нет ни реального механизма, ни специалистов для решения таких вопросов в отношении граждан. Однако просто игнорировать подозрительные операции банки также не могут: за процентом сомнительных транзакций внимательнейшим образом следит регулятор.

Дмитрий Скобелкин, зампред ЦБ, 20 мая 2016 года
Не хотелось бы, чтобы для клиента это была «черная метка», чтобы… попавшему в список отказывали во всех банках… Надеюсь, мы сделаем так, чтобы добросовестный не страдал

Казалось бы, политика по «недоотказам» должна быть выгодна и банкам, и гражданам. Но проблема в том, что кредитные организации не информируют клиента, был ли отказ официальным, то есть привел к включению в черный список, или нет. По словам юриста компании «Рустам Курмаев и партнеры» Кирилла Барановского, последствия у отказа с внесением в черный список и без внесения в него для клиента различны и только исходя из них можно узнать свой статус. «В первом случае клиент фактически лишается возможности доступа к услугам кредитных учреждений и вынужден обжаловать действия банка,— говорит господин Барановский.— Во втором — просто обращается в другой банк и открывает там счет».

Но если клиент все-таки попал в список и убедился в этом, обойдя несколько банков, ему придется проходить столько же процедур реабилитации.

«Гражданину, которому отказали сразу несколько банков, если он захочет добиться исключения из черного списка, придется проходить реабилитацию в каждом из них»,— указывает Алексей Тимошкин. «При этом зачастую установить, является ли отказ следствием внесения клиента в ЧС по 115-ФЗ, либо же банк руководствуется некими собственными соображениями и внутренними регламентами, либо он усмотрел наличие признаков сомнительности операций и отказывает, не информируя при этом Росфинмониторинг, невозможно,— отмечает партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко.— Можно, конечно, обратиться в банк за разъяснениями, но далеко не всегда это приносит результат».

Наглядным примером такой ситуации может служить история одного из розничных клиентов Сбербанка. На условиях анонимности он рассказал “Ъ”, что без объяснения причин не смог получить на руки перевыпущенную карту, затем последовали отказы и в других операциях. Пытаясь узнать, в чем причина и сопряжена ли она с внесением клиента в список отказников, клиент долгое время вел переписку с банком и даже направлял жалобу в ЦБ. Однако четкого ответа не получил. ЦБ перенаправил его в банк, банк же отметил, что предоставление клиентам информации о причинах принятия такого решения прямо противоречит 115-ФЗ.

Решить ситуацию могли бы ЦБ и Росфинмониторинг, в ведении которых находится черный список, но этого делать там, похоже, не намерены.

В обеих организациях “Ъ” сообщили, что законодательством такой порядок взаимодействия не предусмотрен. Собеседник “Ъ” из Росфинмониторинга указал, что, по его мнению, банк обязан предоставлять информацию, не нарушая при этом 115-ФЗ. Подобное информирование может упростить жизнь и банкам, и клиентам, полагает Алексей Тимошкин. Но банки пока эту позицию не разделяют.

www.kommersant.ru

 

Читайте прогноз ценовых колебаний с 30 апреля по 4 мая 2018.

Распечатать  /  отправить по e-mail  /  добавить в избранное

Ваш комментарий

Войдите на сайт, чтобы писать комментарии.

Подробнее на IDK-Эксперт:
http://exp.idk.ru/news/world/za-pyat-mesyacev-iran-zakupil-bolee-1-mln-tonn-risa/430444/
EIA: Большая часть американского бензина экспортируется в Мексику
Управление энергетической информации (EIA) указывает, что более половины всего производимого в США автомобильного бензина в 2017 году было экспортировано в Мексику.
Total планирует инвестировать в разработку батареи нового поколения 200 млн. евро
Французская нефтегазовая компания Total через свое дочернее предприятие Saft, специализирующуюся на изготовлении батарей, намеревается инвестировать 200 млн. евро ($233 млн.) в европейский проект по созданию батареи нового поколения.